Александр Смоленск

Основатель банка «Столичный» Александр Смоленский когда-то мог влиять на президентские выборы. Сегодня он живет в Вене, и на фоне его небольшого дворца соседние виллы стоимостью от 5 миллионов евро смотрятся скромно. Он полностью удалился от дел, занимается творчеством, а в России о нем практически забыли.

Теперь мало кто помнит Александра Павловича Смоленского, хотя когда-то его фигура была одной из самых значимых в политической и экономической жизни молодой страны. Основатель банка «Столичный» играл не последнюю роль в выборах президента Бориса Николаевича Ельцина. Сегодня он тихо живет в Вене.

Олигарх на пенсии

Смоленский – редкий пример человека, добившегося больших высот в жизни и ушедшего на покой еще до старости. О нем практически отсутствует информация в интернете, а новых фактов о жизни и деятельности бывшего банкира в СМИ нет. Практически ничего не известно и о его состоянии. Александр Павлович – не единственный российский миллионер, ушедший из большого бизнеса. Однако, в отличие от Евгения Чичваркина или Германа Стерлигова, он не появляется в новостях.

Александр Смоленский: «После того как я вышел из банковского бизнеса, у меня появилась возможность вторую половину жизни посвятить творчеству».

С 2006 по 2011 г. Смоленским в соавторстве с журналистом Эдуардом Краснянским написал семь книг. На досуге пенсионер любит гулять по лесу, читать детективы и играть в гольф.

В России он много занимался благотворительностью и был настоящим меценатом. Например, для позолоты куполов восстановленного храма Христа Спасителя «Столичный» выделил 50 килограммов драгоценного металла. За это Смоленского наградили церковным орденом Архистратига Михаила.

Историческая Родина

Отец и мать Александра Смоленского в 30-е годы прошлого века эмигрировали в СССР из Австрии. Возможно, именно поэтому для жизни на покое он выбрал эту страну. По данным АИФ, еще в 1992 году Александр купил виллу в элитном 17-м районе Вены Хернальс, на Браунгассе, 22. На большей части этого спокойного и респектабельного места растут деревья, а рядом с ним раскинулся знаменитый Венский лес.

Типичная вилла в районе Хернальс

В этот райский уголок Смоленский уехал в 1998 году, сразу после дефолта, когда прокурор Юрий Скуратов дал добро на его арест. В 2006 году он приобрел недвижимость во Франции, но достоверных сведений о покупке нет.

Александр Смоленский: «На Западе мне неинтересно — там скучно, зарегулировано. Я лучше дома. Здесь, может, кто и укусит, но не очень больно».

Несмотря на большое влияние, Александру Павловичу пришлось уехать из РФ и, скорее всего, навсегда.

Шикарная вилла или скромный дворец?

Покупка недвижимости обошлась Смоленскому в 43 миллиона шиллингов. После сделки нужно было сделать ремонт и приобрести мебель, на что ушла примерно такая же сумма. По свидетельству очевидцев, залы и комнаты виллы отделаны мрамором, а значительная часть интерьера: посуда, ковры, мебель – ручной работы.

Таблица 1. Оценка стоимости

Курс на декабрь 1992 года

Стоимость виллы в 1992 году

Австрийский шиллинг

37,41 р.

1 608 630 000 р.

Доллар США

414,50 р.

3 880 892 долл.

АИФ рассказывал, что местные жители приезжают посмотреть на шикарную виллу площадью 3260 квадратных метров, по сравнению с которой соседние здания не кажутся роскошными. Сегодня стоимость недвижимости гораздо более скромных размеров в этом районе Вены достигает 5 млн евро, а предложений у агентств немного.

Вызывает восхищение не столько дом, похожий больше на дворец, сколько то, как в наш информационный век человек может обеспечить себе покой и неприкосновенность личной жизни.

ВИДЕО: Лёня Макинтош (Леонид Билунов) рассказал об украинской мафии

06 февраля 2017:

Криминальный авторитет Лёня Макинтош (настоящее имя Леонид Билунов) в интервью программе «Новые русские сенсации» рассказал о криминальных связях украинской верхушки.

В программе «Новые русские сенсации» — один из лидеров русской мафии в Западной Европе Лёня Макинтош.

Леонид Федорович Билунов, он же – Лёня Макинтош. Родился 5 мая 1949 года в городе Белая Церковь Киевской области. Прописан: Калужская область, дер. Панино.

Шесть судимостей, 20 лет тюрем и лагерей (разбой, вооруженный грабеж, изнасилование, мошенничество, хулиганство и др.).

При Ельцине он был «крышей» банка «Столичный» олигарха Александра Смоленского, члена могущественной Семибанкирщины. В 90-х перебрался во Францию, где из криминального авторитета стал авторитетным меценатом.

По оперативным данным, причастен к организации и осуществлению около 20 заказных убийств, бывший лидер «люберецкой» ОПГ. Долгое время проживал на Кипре, в Венгрии, сейчас постоянно живет во Франции. Ближайшие связи – «серпуховская» и «чеченская» ОПГ.

По неофициальной информации, является «держателем воровского общака российских ОПГ в Западной Европе. Выступал посредником при проведении ряда торговых операций с российским оружием.

Его путь от камеры до телекамеры — темная история России с громкими именами и нераскрытыми преступлениями.

Как он участвовал в освобождении французских заложников из плена в Ичкерии в 90-х? И за что Франция выдала крестному отцу паспорт? Что связывает его с бандитской Украиной и с верхушкой нынешней киевской власти? Сколько он пережил покушений и почему пощадил заклятого врага? И зачем поддерживает православный храм в Каннах?

Его смертельно боятся в Европе, за ним следят агенты ФБР. Впервые на НТВ — криминальный авторитет Лёня Макинтош. Откровения настоящего крестного отца — в «Новых русских сенсациях».

Лёня Макинтош в программе «Новые русские сенсации»

Путь заграницу для Билунова был предопределен еще с детства. Правда, первоначально его направление выглядело несколько по иному.

Спортивный подросток, подававший большие надежды в легкой атлетике, учился в Львовском специнтернате, выпускники которого неизменно пополняли ряды КГБ, где из них должны были получиться разведчики или диверсанты. Подготовка к будущей профессии начиналась с малых лет.

В один из выходных дней Леонид случайно познакомился с ребятами чуть старше его возрастом, которые так красочно расписали ему перспективы отдыха на берегу Черного моря, что будущий «комитетчик» согласился принять участие в рискованном мероприятии, сулившем исполнении внезапно возникшей мечты, – ограблении инкассатора. Со своей ролью Леонид справился на «отлично», а «инициаторы» подвели его. Они быстро попались милиции и сразу «раскололись», выдав подельника с потрохами.

В 15 лет Билунов отправился на 2 года в «малолетку» поселка Городок Львовской области.

После освобождения Леонид Билунов, уже получивший кличку Леня Макинтош, на свободе надолго не задержался. Ему «впаяли» 6 лет за изнасилование и он отправился продолжать тюремный путь в колонию для несовершеннолетних преступников в городишко Прилуки Черниговской области. Там он впервые проявил силу своего характера, приняв деятельное участие в убийстве великовозрастного «бугра»-садиста. Суд увеличил срок еще на 6 лет, но кассационная инстанция потом «скостила» его до 2-х лет.

Тем не менее, Макинтошу пришлось познакомится с особенностями строгого режима содержания в спецтюрьме Самбора. Перейдя экватор совершеннолетия, он попал в Дрогобыч. К тому времени он зарекомендовал себя злостным нарушителем режима, постоянно отказывающимся выходить на работу и выполнять другие правила распорядка. Билунову добавляли срок, отправляли на лечение сульфазином в Днепропетровскую психбольницу МВД и снова садили в штрафной изолятор.

В 1981 году, выйдя в очередной раз из мест заключения, Леня Макинтош не думал, что он больше никогда вновь не попадет за решетку. Напротив, он не «завязал», а занялся очень рискованным с точки зрения закона, но прибыльным делом – торговлей сертификатами сети магазинов «Березка». В СССР ряд категорий профессий пользовались в те времена правом обменивать заработанную заграницей валюту на специальные сертификаты, предоставляющие право покупки остродефицитных товаров, которые никогда не поступали в обычную розничную торговлю.

Дело пошло настолько хорошо, что вскоре он перебрался из хорошо знакомого ему, но маленького для масштабов настоящей деятельности Львова в огромную Москву, где он создал целую сеть неофициальных обменников. Ему приходилось не только быть осторожным с милицией, преследовавшей спекулянтов, и КГБ, зорко следящим за любыми попытками незаконного оборота валюты, но также бороться с конкурентами или жуликами, часто пытающимися подсунуть «куклу».

Помимо смелости и решительности, обладающий развитым интеллектом Билунов увлекся картами и этим занятием удвоил свой капитал.

Лёня Макинтош и Александр Иншаков

К началу 90-х годов нувориш Леня Макинтош чувствовал себя в демократической России вполне благополучно и не помышлял о заграницах. В его бизнесе у него появился компаньон – банкир Александр Смоленский. Финансист привлек деньги Билунова в свою финансовую структуру «Столичный банк сбережений», самого их владельца посадил в кабинет в офисе кредитной организации и обеспечил ему вполне легальный источник получения доходов. Взамен, обладающий огромными связями в уголовном мире компаньон должен был консультировать его и выполнять некоторые щекотливые поручения.

Смоленский был не чист на руку и очень часто действовал за гранью допустимого законом. Операции с фальшивыми авизо, отмывание «серых» доходов, утаивание налогов – все это стало ежедневной практикой деятельности банкира. Другую особенность характера Александра Смоленского Леня Макинтош во-время учуял. Тот крайне не любил делиться.

В какой то момент времени Билунов стал ему лично не нужен, а вложенные им в бизнес средства, напротив, очень нужны. Трижды глава банка «Столичный» организовывал на Билунова покушения. Только чудом тот остался жив. Смоленский купил московский РУБОП, который послал 18 коммандос и пытался взять штурмом квартиру Билунова. Макинтош яростно отстреливался в течении 4-х часов, лихорадочно собирая у себя под окнами представителей прессы и адвокатов, в итоге, не позволивших расправиться с ним без свидетелей.

Несмотря на огромные связи Лени Макинтоша в среде «люберецких» и «серпуховских» развод с банкиром прошел мирно, без крови. Александр Смоленский благополучно дожил до 2003 года, когда ушел на покой и принялся описывать свою бурную жизнь в мемуарах. С другими, кто позволял себе становиться препятствием на его пути, Билунов поступал гораздо жестче.

В правоохранительных органах утверждают, что имеются факты его причастности к 20 заказным убийствам, жертвами которых стали не только коммерсанты, но также «воры в законе» и криминальные авторитеты.

Леня Макинтош навсегда решил покинуть ставшую неспокойной и непредсказуемой Россию. Он пожил немного в Австрии, Кипре и Венгрии, пока не обрел идеальное место жительства в Париже. Первое время французское правительство относилось к нему с опаской. Спецслужбы были в курсе похождений Макинтоша в молодости.

В 1995 году о нем заговорили, как об организаторе заговора против президента Ельцина. Кто-то пустил утку, что первого российского президента должны убить в ходе его визита во Францию. Билунов в тот раз опять чудом избежал ареста, выехав в Израиль. Вместо него добычей властей стали жена и дочь.

Через адвокатов ему удалось договориться о своем возвращении в Париж в обмен на гарантии оставаться на свободе до дня суда. На процессе ему предстояло защищаться от обвинений в незаконном обладании и торговле оружием, способствовании обороту наркотиков и использовании фальшивого паспорта. Билунова приговорили к 5 годам условного заключения. Возможно, попытки избавиться от присутствия на своей территории опасного жителя продолжались бы и впредь, но тут Макинтошу помог счастливый случай.

В Махачкале в плен к северокавказским террористам попала миссия благотворительной организации «Эсклибр», в состав которой входили 4 гражданина Франции. К Билунову обратилась французская контрразведка с просьбой посодействовать в их освобождении. С поставленной задачей Леонид Билунов прекрасно справился за 2 недели. Он через криминальных друзей быстро разыскал лично знакомых ему чеченских авторитетов и утряс все детали освобождения французов, остающиеся до сих пор тайной. Пленники вскоре возвратились на родину, а Билунову был вручен настоящий французский паспорт и заявлено об отсутствии претензий к нему со стороны местной Фемиды.

Будучи добропорядочным гражданином, Леонид Билунов ведет исключительно светский образ жизни. Он завоевал себе славу, как коллекционер произведений искусства, член благотворительного фонда, собирающего средства на возведении в Каннах церкви Московского патриархата. Кроме того, он нашел время взять в руки перо и подробно описать свои похождения в романе-хронике «Три жизни», лишь несколько изменив в ней имена некоторых знакомых и прибавив некоторого налета благородства своим поступкам.

Сейчас он обосновался во Франции, где, по неофициальной информации, является держателем воровского общака российских организованных преступных группировок в Западной Европе.

В одном из интервью говорил, что даже если бы «вы мне дали чек на 2 — 3 миллиарда евро с одним условием — вернись в Москву, я бы все равно отказался».

В то же время Билунов утверждает, что ничего не боится.

«Чего мне опасаться. Я прекрасно провожу время во Франции, после разговора с вами поеду в клуб, встречусь с друзьями, выпью шампанского… Я смог себя реализовать, многого добиться. И это после того, что мне пришлось вытерпеть в России — лагеря, пересылки… Такое, что видел я, даже во сне не увидишь, постоянно приходилось бороться за выживание», — говорил авторитет.

В 2007 году вышла книга Леонида Билунова «Три жизни», которая состоит из трех частей: первая описывает детство, во второй Леня рассказывает о своих «тюремных университетах», третья повествует о мире бизнесменов «первой волны» и криминальных разборок.

Леонид Билунов (Лёня Макинтош)

Отрывки из биографии авторитета. Глава «Александр Саратовский»

Я застал в Москве самое начало большого бизнеса. Стало ясно, что деньги начинают играть все большую роль и превращаются в настоящую силу…

Однажды я ехал по весенней Москве на новой машине. Это был мой первый «Мерседес» — модель 280, цвета мокрого асфальта… Скучающим от ожидания взглядом я скользнул по левому соседу, не очень новым «Жигулям», которые терпеливо ждали зеленого света. И вдруг я заметил, что водитель «Жигулей» делает мне какие-то отчаянные знаки…

— Послушайте! — крикнул он. — Дело есть. Если вы не спешите, отъедем в сторону…

Мы осторожно выбрались из рванувшего вперед потока и прижались к бровке тротуара. Водитель «Жигулей» с трудом выбрался из своей машины и пошел ко мне, заранее улыбаясь.

— Вы не хотели бы продать свой автомобиль? Не беспокойтесь, деньги у меня есть, — начал он без предисловий.

Я внимательно оглядел его. Моложе меня, среднего роста, лицо крупное, с мясистыми щеками… Глаза выпуклые, рвутся наружу, словно у китайской собачки, а на дне как будто застряли остатки вчерашнего смеха…

Я обещал ему узнать, нельзя ли, пользуясь моими связями, достать похожую машину, и мы обменялись телефонами. Так в один из теплых весенних московских дней я познакомился с тем, кто со временем сделался, не без моего скромного участия, одним из крупнейших банкиров России Александром Саратовским.

Он позвонил мне через пару дней и пригласил к себе на Пятницкую, где в полуподвале помещалась его небольшая контора под скромной вывеской «Банк Сталечный»…

* * *

Как-то раз в конце рабочего дня я подъехал к бараку Саратовского (так я про себя называл его банк): мы договорились отужинать вместе. Спустившись по крутым ступеням в его полуподземную сокровищницу, я увидел необычно бледное лицо секретарши…

— Ой, Леонид Федорович! — заговорила она еле слышным шепотом. — Не заходите туда! Там бандиты…

Я отстранил ее и широко распахнул дверь кабинета. Александру Саратовскому было явно не до ужина. С трясущимся подбородком, с еще сильнее, чем обычно, выпученными глазами пекинеса герой свободного банковского бизнеса России сползал со своего директорского кресла, а рядом с ним возвышался рослый плечистый татарин, с явной угрозой играющий перед его лицом остро заточенным ятаганом. Как оказалось позднее, это был известный в бандитских кругах Мансур.

— Зачем тебе уши? — говорил Мансур. — Если ты все равно нас не слышишь… Перед столом директора банка, в кресле для посетителей, откинувшись на спинку, сидел мой давний знакомый Леонид Завадский…

Леня представил мне Мансура, и тому стало ясно, что с ятаганом придется повременить. Так мое случайное присутствие в тот вечер спасло украшение головы одному из виднейших бизнесменов современной России.

Завадский рассказал мне всю историю. Оказалось, что Саратовский ловко надул его на семьдесят шесть миллионов рублей. Леня доверил ему рубли для перевода в доллары… Завадский требовал отдать ему валюту, но Саратовский тянул время. Через месяц он принял Завадского и отдал ему треть того, что был должен.

— Инфляция! — пожал он плечами.

* * *

Я чувствовал, что Саратовский замышляет избавиться от меня. Для него я стал отработанным материалом, человеком неприятным. Александр Саратовский ненавидел людей, которым был должен деньги. Чем больше был долг, тем сильней ненавидел… Одну из попыток уничтожить меня Саратовский предпринял, когда я жил с семьей в Вене. Это был конец 1993 года. Мне позвонил мой давнишний знакомый Сережа Михайлов, для друзей Михась, который тоже недавно поселился в Австрии…

После ужина, когда мы остались с ним вдвоем допивать бутылку густого старого бордо, Михась рассказал мне любопытную историю, касавшуюся меня. Три дня назад к нему явился соотечественник, детина огромного роста с небритыми щеками и маленькими свиными глазками… Детина вынул мятую фотографию, и Михась не смог сдержать удивления.

— И кого же я вижу на фото? — сказал мне Михась. — Из подъезда красивого западного дома выходит мой старинный друг! Которого кто-то очень хочет увидеть в гробу! И как можно скорее…

* * *

В 1993 году Генпрокуратура возбудила уголовное дело против руководства «Сталечного банка сбережений», обвинив его в отмывании грязных денег, вырученных от продажи наркотиков, ядерного сырья и оружия. Можно только представить, к какому громкому процессу привело бы это обвинение, дойди оно до зала суда. Однако дело было прекращено. Почему? Нет ответа…

Кто не помнит знаменитый дефолт – «черный август» 1998 года. Огромное число вкладчиков потеряло все накопленное за несколько лет. Банк Саратовского был в числе тех, кто беззастенчиво обобрал сотни тысяч мелких вкладчиков. Но непотопляемый Саратовский и тут сумел разжиться.

В октябре того же года ЦБ России выделил Саратовскому кредит на сумму около шести миллиардов рублей (примерно двести миллионов долларов по тогдашнему курсу) — как раз затем, чтобы поддержать несчастных вкладчиков. Большая часть этих денег до вкладчиков не дошла. Деньги растворились в воздухе…

Бывший банкир Александр Смоленский продал последнюю недвижимость в Москве

Покупателем выступила компания, близкая к банку «Авангард», она приобрела эти объекты под собственные офисы, говорят собеседники «Ведомостей», сделка закрыта около месяца назад.

Исторический хаус

Бизнес-центр «Александр-хаус» на ул. Большой Якиманке был построен в 1998 г. и назван в честь Александра Смоленского. В возведении объекта принимала участие девелоперская компания Snegiri Development Александра Чигиринского. Одним из арендаторов объекта долгое время был Центр стратегических разработок Германа Грефа, который писал экономическую программу для Владимира Путина. Сейчас арендаторами объекта, по данным консультантов, являются «Золото Камчатки», Kaltchuga Capital Management и другие компании.

Вся недвижимость Смоленского была оформлена на компанию ООО «Светлый путь», знают собеседники «Ведомостей». Согласно СПАРК, до августа 2016 г. этой компанией владела Людмила Смоленская. Это сестра Александра Смоленского, знает один из его знакомых. В апреле 2019 г. новым собственником «Светлого пути» стало ООО «Агентство по недвижимости и жилищному строительству», конечный бенефициар которого – фирма из Белиза «Ремасет сервисез». «Агентство по недвижимости и жилищному строительству» ранее было акционером компании «Алькор холдинг групп» (ею сейчас владеет акционер банка «Авангард» Кирилл Миновалов) и Острогожского завода по производству солода (входит в «Авангард-агро» Миновалова).

Представители банка «Авангард», а также компании Colliers International, которая, по словам двух собеседников «Ведомостей», близких к разным сторонам сделки, представляла интересы продавца, от комментариев отказались. Связаться со Смоленским или его представителем пока не удалось.

Александр Смоленский – легендарная личность в российском бизнесе. Он бывший участник «семибанкирщины» – неформальной группы олигархов, которая помогала переизбраться Борису Ельцину на второй президентский срок в 1996 г. Фактически олигархов было не семь, а девять (помимо Смоленского это Михаил Ходорковский, Михаил Фридман, Петр Авен, Владимир Гусинский, Владимир Потанин и Виталий Малкин (совладелец банка «Российский кредит»), а также ныне покойные Борис Березовский и Владимир Виноградов (владелец некогда крупного Инкомбанка).

Крупнейшие покупки портфелей недвижимости

Intercontinental $0,9–1 млрд
Покупатель – группа «Бин»
(сейчас – «Сафмар»)
Продавец – «Уникор»
Год сделки – 2012-й
Объекты – БЦ Summit, гостиницы InterContinental и «Люксъ», ЖК «Садовые кварталы» 1/4 «Гудзон» $800–900 млн
Покупатель – Fort Group
Продавец – Immofinanz
Год сделки – 2017-й
Объекты – ТРЦ «Золотой Вавилон» в Росто- кине, Ясеневе и Отрадном, «Гудзон», «Пятая авеню» 2/4 «Фабрика-Станиславского» $750–850 млн
Покупатель – O1 Properties
Продавец – Horus Capital
Год сделки – 2010-й
Объекты – бизнес-центры «Фабрика Станиславского», «Лефорт», «Кругозор» и т. д. 3/4 «Сити-молл» $750–850 млн
Покупатель – Fort Group
Продавец – «Макромир»
Год сделки – 2011-й
Объекты – торговые центры «Сити молл», «Феличита», «Французский бульвар», «Родео драйв» и т. д.
Данные JLL 4/4

Легендарным можно назвать и бизнес-центр «Александр-хаус»: там в 2000 г. размещался предвыборный штаб кандидата в президенты Владимира Путина, а позднее – Центр стратегических разработок Германа Грефа (ныне президент Сбербанка), работавший над экономической программой Путина.

После краха «СБС-агро» в 1998 г. Смоленский некоторое время продолжал заниматься банковским бизнесом, но затем распродал активы и сейчас живет за рубежом.

Коммерческую недвижимость Смоленский выставил на продажу еще в 2012 г. Тогда «Коммерсантъ» сообщал, что он планирует выручить за нее около 300 млн евро, эксперты признавали цену завышенной. Именно по этой причине продать активы не удавалось, считает один из консультантов, работавший с ними. Сейчас от продажи офисов в центре Москвы структура бизнесмена могла получить 4–4,5 млрд руб. (примерно 60 млн евро), полагают два человека, близких к разным сторонам сделки.

Директор направления продажи и приобретения отдела по работе с офисными помещениями CBRE Александр Пятин считает, что эти объекты могут стоить и больше. Только от продажи «Александр-хауса», самого интересного объекта среди активов Смоленского, можно было выручить 4,5–5,2 млрд руб. Все остальное он оценивает в 2,8–3 млрд руб.