Добровольный отказ

Содержание

Ответ: Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если это происходит по его собственной воле и желанию.

Добровольный отказ возможен только на стадии:

– приготовления к преступлению;

– покушения на преступление.

Прекращение приготовления к преступлению и прекращение неоконченного покушения на преступление возможно как путем активных, так и путем пассивных действий, а прекращение оконченного покушения на преступление – только активными действиями.

Признаки добровольного отказа:

– это отказ от доведения преступления до конца;

– отказ является добровольным, он осуществляется по своей воле, но не имеет значения, по чьей инициативе. Если лицо отказывается от совершения преступления из-за невозможности осуществления задуманных действий вследствие причин, возникших помимо воли виновного, то в данном случае добровольного отказа не будет. Мотивы отказа могут быть различными и на признание добровольного отказа от совершения преступления не влияют;

– это не приостановление преступной деятельности, а окончательное и бесповоротное решение о том, что лицо не будет завершать преступление;

– отказ тогда доброволен, когда есть осознание того, что можно довести преступление до конца и никто этому не помешает.

Если в действиях лица, добровольно отказавшегося от продолжения преступных действий, содержится какой-либо другой состав преступления, то такое лицо подлежит уголовной ответственности только за фактически содеянное.

Особенности добровольного отказа соучастников:

1) организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если они: своевременно сообщили о начатом преступлении органам власти; предприняли иные меры, в результате чего было предотвращено доведение преступления исполнителем до конца. Если предотвратить дальнейшее совершение исполнителем преступления не удалось, организатор или подстрекатель привлекаются к уголовной ответственности. Предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания;

2) пособник не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления. Не может быть освобождено от уголовной ответственности лицо, заранее обещавшее скрыть преступление, орудия и средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем.

Отличие добровольного отказа от деятельного раскаяния:

– добровольный отказ возможен на стадиях приготовления или покушения, деятельное раскаяние – после окончания преступления;

– деятельное раскаяние – смягчающее наказание обстоятельство;

– в ряде случаев и при наличии оснований, предусмотренных ст. 75 УК, деятельное раскаяние служит основанием для освобождения лица от уголовной ответственности. Добровольный отказ дает основание для непривлечения лица к уголовной ответственности;

– при добровольном отказе – нет состава преступления; при деятельном раскаянии – состав преступления налицо.

Понятие и признаки соучастия в преступлении.

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Соучастие в преступлении характеризуется:

  • объективными признаками;
  • субъективными признаками.

К объективным признакам соучастия относятся:

Участие в совершении одного и того же преступления нескольких лиц.

Этот признак показывает:

— какое количество людей участвует в совершении преступления;

— что участвуют в совершении преступления физические, вменяемые лица, т. е. лица, являющиеся субъектами уголовно-правовых отношений. Если один из двух является малолетним или невменяемым, то этого признака нет;

Совместность действий соучастников, которая проявляется в том, что:

— преступление совершается взаимно дополняющими усилиями нескольких лиц;

— преступный результат является общим для соучастников;

— преступный результат находится в причинной связи с действиями каждого из соучастников.

В совершении преступления могут участвовать два и более лица, но у них может не быть совместности, т. е. каждый из них действует в своих интересах.

А может быть и обратная ситуация – присутствует совместность, но нет двух и более лиц (например, когда в совершении преступления вместе со взрослым участвует малолетний).

С субъективной стороны соучастие характеризуется только умышленной виной. При этом умысел может быть прямым и косвенным. Умышленным должно быть и совершение преступления соучастниками и присоединение к преступной деятельности других лиц.

Интеллектуальный признак умысла соучастия включает в себя:

  • осознание общественно опасного характера своего деяния;
  • осознание общественно опасного характера деяний других соучастников;
  • предвидение возможности наступления единого преступного результата.

Соучастие возможно только в преступлениях, совершенных умышленно, в совершенных по неосторожности его быть не может.

Особенностью субъективной стороны при соучастии является не только то, что лицо действует умышленно, но и то, что оно действует свободно, что это вменяемое лицо, что у него есть свобода воли. Если будет совместное участие двух и более лиц, но под принуждением физическим или психическим, то никакого соучастия нет.

О соучастии можно говорить в случае, когда все участники конкретного преступления обладают признаками субъекта преступления – вменяемые физические лица, достигшие возраста уголовной ответственности.

Формы и виды соучастия, их юридическая характеристика и уголовно-правовое значение.

Формами соучастия являются:

1) простое соучастие (соисполнительство, совинов-ничество) – характеризуется тем, что все соучастники являются исполнителями;

2) сложное соучастие – соучастие с разделением ролей.

Виды соучастия в зависимости от степени сплоченности соучастников:

1) соучастие без предварительного соглашения;

2) соучастие по предварительному соглашению;

3) совершение преступления организованной группой;

4) совершение преступления преступным сообществом (преступной организацией).

Соучастники в зависимости от их роли в совершении преступления могут быть следующих видов:

— исполнитель;

— организатор;

— подстрекатель;

— пособник.

Целевое предназначение в характеристике преступного сообщества (преступной организации) является наиболее важным отличительным признаком, позволяющим в достаточной мере четко отграничивать данное преступное образование от других форм. Если группа (их объединение) планирует совершение преступлений, относящихся к иной категории, нежели те, которые названы в ч. 4, и 5 ст. 15, то каким бы длительным характером связей, устойчивостью и тщательностью планирования преступной деятельности они не отличались, эта группа не будет считаться преступным сообществом (преступной организацией).

Устойчивость как характеристика преступной организации означает длительный характер преступных связей между её участниками. Этот признак свидетельствует о том, что соучастники организовались для занятия преступной деятельностью как своего рода промыслом.

Устойчивость и сплоченность преступной организации, помимо того, характеризуются наличием организационно-управленческих структур, строгой иерархией групп, входящих в преступное объединение, наличием единых для их членов норм поведения и ответственности, системы планомерной нейтрализации форм социального контроля с использованием коррумпированных чиновников, наличием финансовой базы для решения задач, стоящих перед преступным сообществом, четким распределением обязанностей, жесткой дисциплиной с обязательным подчинением по вертикали.

Виды соучастников преступления.

Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.

2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.

3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Основания и пределы ответственности соучастников. Квалификация действий соучастников.

Соучастие в преступлении как особая форма преступной деятельности является
более общественно опасной по сравнению с преступными действиями одного лица. Тем
не менее уголовный закон не устанавливает каких-либо особых оснований уголовной
ответственности для соучастия. Основанием уголовной ответственности, в том числе и
соучастников, является совершение общественно опасного деяния, содержащего признаки
состава преступления (ст. 8 УК).

Однако ответственность соучастников имеет особенности, установленные в нормах Общей и Особенной частей УК. Исходной позицией для уяснения сути этих особенностей является норма, содержащаяся в ч. 7 ст. 35 УК: преступление, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом
(преступной организацией), должно влечь более строгое наказание на основании и в
пределах, предусмотренных законом.

Но данное положение не исключает принципа индивидуализации наказания. Любой соучастник должен отвечать только за свои деяния и в пределах своей вины. Поэтому ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них (ч. 1 ст. 34 УК). Квалификация их действий зависит от формы соучастия и от той роли, какую они выполняли при совершении преступления.

Закон устанавливает четыре формы соучастия и применительно к ним определяет
основания и пределы ответственности соучастников. Первая форма соучастия — соучастие с выполнением различных ролей — предполагает уголовную ответственность каждого соучастника в зависимости от той роли, которую он выполнял. Если соучастник осуществлял (полностью или частично) объективную сторону преступления, т.е. был исполнителем, то его действия квалифицируются по норме Особенной части УК, предусматривающей ответственность за данное преступление. Ссылка на ч. 2 ст. 33 УК не требуется. Таким же образом отвечают посредственные исполнители и соисполнители преступления (ч. 2 ст. 34 УК).

Когда соучастники не выполняют объективную сторону преступления
непосредственно, а только помогают ему или другим способом создают условия для его
совершения, выступая в роли организатора, подстрекателя или пособника (ч. 3 ст. 34 УК),
то их действия квалифицируются по статье Особенной части УК и соответствующей части
ст. 33 УК. Объективная сторона их преступной деятельности слагается из признаков,
указанных в нормах Общей и Особенной частей УК.

Несмотря на то что соучастники отвечают за самостоятельные действия,
квалификация их действий все-таки зависит от действий исполнителя. Если исполнитель
не довел до конца задуманное совместно с другими соучастниками по причинам, не
зависящим от него, он привлекается к ответственности за покушение или приготовление
(если запланированное преступление было тяжким или особо тяжким). Другие
соучастники тоже будут отвечать соответственно за приготовление или покушение на
преступление (ч. 5 ст. 34 УК). Например, была запланирована квартирная кража, но
исполнителю преступления не удалось довести ее до конца — он был задержан хозяином
квартиры в момент изъятия ценностей.

Действия исполнителя квалифицируются по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК (покушение на кражу чужого имущества с проникновением в жилище потерпевшего). Организатор этого преступления, не принимавший непосредственного участия в покушении на кражу, должен отвечать по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК. В том случае, если организатор одновременно руководил совершением преступления во время его исполнения и был задержан вместе с исполнителем на месте преступления, то он является соисполнителем.

Оба преступника будут привлечены к уголовной ответственности за покушение на кражу группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище (по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 и ч. 3 ст. 158). Тот факт, что один из соисполнителей был одновременно организатором преступления, будет учтен судом при назначении наказания, со ссылкой на п. «г» ч. 1 ст. 63 УК.

Особо следует сказать о подстрекателе. Если ему не удалось склонить другое лицо к
совершению преступления, например убийства, то его действия должны
квалифицироваться как приготовление к убийству в форме приискания соучастников
преступления (ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК).

При совершении преступления специальным субъектом, признаки которого указаны
в норме Особенной части УК, все остальные участники, не обладающие признаками
такого субъекта, могут быть привлечены к уголовной ответственности только в качестве
организатора, подстрекателя или пособника даже в том случае, если кто-либо из них был
фактическим соисполнителем преступления (ч. 4 ст. 34 УК).

Вторая форма соучастия — соисполнительство — предполагает самый простой способ
решения проблемы уголовной ответственности соучастников. Действия соисполнителей
квалифицируются только по статье Особенной части УК, без ссылки на ст. 33 или ст. 35
УК (ч. 2 ст. 34 УК). Правовая оценка соисполнительства разных видов (группа лиц без
предварительного сговора и группа лиц с предварительным сговором) различна.

Соисполнительство как групповое совершение преступления без предварительного
сговора предусмотрено в качестве отягчающих обстоятельств в нормах Особенной части
УК (например, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК; п. «а» ч. 3 ст. 111 УК). В том случае, когда в нормах
Особенной части УК признаки группового преступления отсутствуют, действия
исполнителей нужно квалифицировать по ч. 1 соответствующей статьи Особенной части
УК, а при назначении наказания суд, сославшись на п. «в» ч. 1 ст. 63 УК, учтет данное
обстоятельство в качестве отягчающего.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору также
выделяется в качестве квалифицирующих признаков в нормах Особенной части УК.
Перечень таких норм более широкий по сравнению с первым видом соисполнительства.
Он включает большую часть преступлений против собственности, некоторые
преступления против личности, в сфере экономической деятельности, преступления
против общественной безопасности и общественного порядка.

Уголовная ответственность соучастников при третьей и четвертой формах соучастия
— участников организованной группы или преступного сообщества (преступной
организации) также установлена в нормах Особенной части УК. Организованная группа как квалифицирующее обстоятельство указана в значительном количестве норм, предусматривающих уголовную ответственность за преступления против собственности, в сфере экономической деятельности, против общественной безопасности и общественного порядка.

В двух случаях, предусмотренных ст. 209 и ст. 239 УК, организованная группа образует признаки самостоятельного преступления. Статьи 209 и 239 УК устанавливают ответственность за сам факт организации банды или религиозного либо общественного объединения, деятельность которого сопряжена с причинением вреда личности, с посягательствами на права и свободы граждан. Действия виновных должны квалифицироваться соответственно по этим статьям.

В случаях, когда совершение преступления организованной группой не предусмотрено в нормах Особенной части УК, уголовная ответственность для участников группы наступает по правилам, предусмотренным для первой формы соучастия. Сам факт создания такой группы может рассматриваться как приготовление к совершению преступления, для которого она создана (ч. 6 ст. 35 УК). Ответственность за организацию и участие в преступном сообществе (преступной организации) установлена как за самостоятельные преступления в ст. ст. 208, 210 и 239 УК.

Часть 5 ст. 35 УК определяет пределы уголовной ответственности организаторов и
руководителей организованных групп или преступных организаций, а также рядовых
участников этих преступных объединений. Организаторы и руководители подлежат
уголовной ответственности за сам факт создания указанных преступных объединений. В
статьях 208, 209, 210, 239 УК этот вид преступной деятельности признается
самостоятельным преступлением независимо от того, были ли совершены преступления,
которые являлись целью данного преступного объединения.

Действия организаторов и руководителей квалифицируются по этим статьям без ссылки на ст. 35 УК. Кроме того, они подлежат ответственности за все преступления, совершенные другими участниками преступной группы или преступного сообщества, если они охватывались их умыслом. В этих случаях действия организаторов и руководителей будут квалифицироваться по совокупности преступлений.

Рядовые участники несут уголовную ответственность за участие в организованной
группе или преступном сообществе независимо от их конкретной роли, за исключением
тех лиц, которые участвовали непосредственно в совершении преступлений. Действия
таких участников квалифицируются по совокупности преступлений: по статье,
предусматривающей ответственность за участие в организованной группе или преступном
сообществе, и по статьям Особенной части УК, предусматривающим ответственность за
те преступления, в совершении которых они были признаны виновными.

Специальные вопросы ответственности соучастников: соучастие в преступлениях со специальным субъектом; эксцесс исполнителя; ответственность за неудавшееся подстрекательство и пособничество; особенности добровольного отказа при соучастии в преступлении.

Соучастие в преступлениях со специальным субъектом.

Прежде всего напомним, что специальный субъект — это субъект преступления, который, кроме общих его признаков (возраста и вменяемости), наделен еще и дополнительными признаками, которые и определяют его ответственность по соответствующей статье УК(например, должностное лицо, военнослужащий и т.п.).

Преступления со специальным субъектом характерны как раз тем, что их могут совершить лишь лица, которые наделены признаками специального субъекта. Как же решается вопрос о соучастии в таких преступлениях лиц, не обладающих признаками специального субъекта? Могут ли эти лица отвечать за те преступления, субъект совершения которых является специальным? В Общей части УК эта ситуация не решена, она предусмотрена

5. Эксцесс исполнителя. Для того, чтобы соучастник был привлечен к ответственности за преступление, совершенное исполнителем, он, как уже отмечалось, должен быть осведомлен о преступных намерениях исполнителя. Между соучастниками должно иметь место соглашение на совершение конкретного преступления. Но практика сталкивается со случаями, когда отдельные соучастники выходят за пределы этого соглашения. Например, пособник и подстрекатель просили исполнителя избить потерпевшего, а исполнитель же убил жертву. В этом случае и говорят об эксцессе (выходе за пределы задуманного) исполнителя.

Различают два вида эксцесса: количественный и качественный. Это различие имеет определенное практическое значение, поскольку влияет на квалификацию, в частности и на квалификацию действий исполнителя.

Неудавшееся подстрекательство или пособничество.

Имеется там, где возможный (предполагаемый, потенциальный) исполнитель отвергает предложение совершить преступление (участвовать в совершении преступления), которое может исходить от подстрекателя, пособника или даже организатора. Например, подстрекатель уговаривает исполнителя совершить убийство, обещая за это денежное вознаграждение. Однако исполнитель отвергает это предложение подстрекателя, не соглашается с ним, хотя бы потому, что боится разоблачения и последующего наказания.

В таких случаях отсутствует соглашение, которое является обязательным признаком соучастия, нет здесь и согласия на совместное совершение преступления, оно не состоялось, ибо предложение участвовать в преступлении не было принято (было отвергнуто) исполнителем. В силу этого здесь не может быть и речи о соучастии. Поэтому ответственность по правилам о соучастии в данном случае исключается, ст. 19 УК применена быть не может.

Но как же решается в этих случаях вопрос об ответственности? В таких ситуациях потенциальный (предполагаемый) исполнитель уголовной ответственности не несет, а остальные соучастники отвечают за приготовление к преступлению, которое они думали совершить, т.е. по ч. 1 ст. 17 УК и соответствующей статье Особенной части УК, поскольку их деятельность по подысканию соучастников есть не что иное, как создание условий для совершения преступления. В нашем примере подстрекатель будет нести ответственность за приготовление к убийству.

8. Добровольный отказ соучастников. Действующее законодательство не содержит нормы о добровольном отказе соучастников. Практика и теория применяют в этих случаях положения ст. 18 УК о добровольном отказе. Это значит, что при добровольном отказе соучастников преступление не должно быть доведено до конца при осознании виновным фактической возможности завершить преступление, окончить его.

Однако при соучастии действует не одно, а несколько лиц, причем действия их опосредованы сознательным поведением исполнителя преступления.

Отсюда здесь применяются следующие положения.

1) Добровольный отказ исполнителя рассматривается по правилам ст. 18 УК и не имеет каких-либо особенностей по сравнению с добровольным отказом индивидуально действующего лица.

2) Остальные соучастники при добровольном отказе исполнителя несут ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление, в зависимости от того, на какой из этих стадий исполнитель добровольно отказался от доведения преступления до конца. На практике имел место такой случай. Трое соучастников договорились совершить поджог строения из мести к его владельцу. Подстрекатель уговорил исполнителя совершить этот поджог, а пособник приготовил и дал исполнителю бензин и другие предметы, необходимые для поджога.

Исполнитель, явившись на место преступления, приспособил все необходимое для поджога, даже зажег огонь, и, сознавая полную возможность совершить задуманное, поджигать строение не стал, огонь погасил, поскольку испугался ответственности. В этой ситуации исполнитель ответственности не несет в силу ст. 18 УК, а подстрекатель и пособник от ответственности не освобождаются. Они виновны в покушении на поджог, ибо действия исполнителя были доведены до стадии покушения. Действия этих соучастников квалифицируются по ч. 2 ст. 17 и ч. 2 ст.-145 УК.

Прикосновенность к преступлению: понятие, формы и отличие от соучастия.

Прикосновенность к преступлению — это такая преступная деятельность, которая хотя и связана с совершением преступления, но не является соучастием в нем.

между действиями соучастников и поведением прикосновенных к совершению преступления лиц носит различный характер. Как указывалось, обязательным объективным признаком соучастия является наличие причинной связи между действиями соучастника и наступившим преступным результатом или между действиями соучастни-ков и совершением преступления.

Иными словами, присовершении так называемых материальных преступлений действия соучастников должны предшествовать преступному результату, являться одним из необходимых условий его наступления, а при совершении так называемых формальных преступлений действия соучастника должны предшествовать или сопутствовать совершению преступления и быть одним из необходимых условий его совершения.

Укрывательство преступлений — сокрытие преступника, орудий и средств совершения преступления, предметов, добытых преступным путем. Эти действия совершаются после того, как преступление уже совершено. Укрывательство не находится в причинной связи с совершением преступления и с наступившим преступным результатом.

Недонесение — недонесения, ср. (офиц.). Несообщение правительственным органам (о совершенном или готовящемся преступлении). Недонесение о достоверно известном, готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении влечет за собой .

Понятие и виды сложного единичного преступления.

Сложными единичными преступлениями являются деяния, посягающие на несколько объектов, характеризующиеся осложненной объективной стороной, наличием двух форм вины или дополнительных последствий.

Действующему Уголовному кодексу известны следующие сложные единичные преступления: составные; с альтернативными действиями или с альтернативными последствиями; длящиеся; продолжаемые; осложненные дополнительными тяжкими последствиями и наличием двух форм вины в отношении разных последствий.
Сложными единичными преступлениями являются и преступления с альтернативными последствиями.

Например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью может повлечь одно или несколько последствий из числа перечисленных в ч. 1 ст. 111 УК — потерю зрения, слуха, речи, какого-либо органа и т.д. Сложными единичными преступлениями являются деяния, посягающие на несколько объектов, характеризующиеся осложненной объективной стороной, наличием двух форм вины или дополнительных последствий.

Сложные единичные преступления могут быть:

— составными – деяния, слагаемые из двух или более действий (актов бездействия), каждое из которых предусмотрено УК в качестве самостоятельного преступления;

— с альтернативными действиями или с альтернативными последствиями – совершение любого из перечисленных в диспозиции статьи действия (бездействие) является достаточным для признания наличия состава преступления;

— длящимися – действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования.

Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления. Такого рода преступления характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния и совершаются в течение относительно длительного периода времени;

— продолжаемыми – складываются из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом – момент совершения последнего преступного действия;

— осложненными дополнительными тяжкими последствиями;

— двуобъектные или многообъектные преступления – посягательство осуществляется на два или более объекта;

— преступления с двумя формами вины – при совершении умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, влекущие более строгое наказание и не охватывающиеся умыслом лица, но в психическом отношении лица к содеянному имеются интеллектуальный и волевой признаки легкомыслия или небрежности.

Понятие и формы множественности преступлений, ее уголовно-правовое значение. Отличие множественности преступлений от единичных преступлений.

Множественность преступлений — это случаи, когда виновным последовательно совершаются несколько (не менее двух) деяний, влекущих за собой уголовную ответственность, а также случаи совершения новых преступных деяний в период действия ограничений, связанных с уголовной ответственностью за ранее совершённые деяния.

— формы множественности: совокупность преступлений, рецидив, неоднократность, повторность, преступный промысел и преступная деятельность. Не все из них присутствуют в теориях разных авторов: так, например, В. П. Малков указывает на существование лишь двух из них: повторности и идеальной совокупности. Не все из них находят закрепление в законе: так, действующий УК РФ закрепляет лишь такие формы множественности, как совокупность преступлений и рецидив преступлений.

— уголовно-правовое значение — Совершение не менее двух преступлений, ни за одно из которых лицо не привлекалось куголовной ответственности, может дать основания для назначения наказания по правилам совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 УК. Если новое преступление совершается в период отбывания лицом наказания за предыдущее, то это дает суду основание применить правила совокупности приговоров согласно ст. 70 УК.

Рецидив преступлений предусматривается как отягчающее обстоятельство (ст. 63 УК), который должен быть учтен судом при назначении наказания. Установление же рецидива преступлений при условиях, указанных в ст. 68 УК, обязывает суд определить наказание не менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Множественность преступлений исключает для лица возможность некоторых видов
освобождения от уголовной ответственности, применяемых только в случаях, когда
преступление совершено впервые.

Уголовно-правовая наука на протяжении многих лет разрабатывала методы и способы противостояния нарушителям закона, среди которых можно отметить методику отказа от злодеяния на добровольной основе. Отказ от противоправного намерения даёт возможность виновному избежать наказания. Развиваясь в таком довольно гуманном направлении, государство побуждает своих граждан вести правильный образ жизни, не нарушая общественный порядок.

Что такое добровольный отказ от преступления?

Уголовный кодекс в части 1 статьи 31 даёт научное определение добровольного отказа от правонарушения, под которым признаётся прекращение нарушителем закона приготовления к злодеянию либо окончание действий или бездействия, ориентированных на совершение злодеяния, если нарушитель понимал возможность завершения преступления.

Если правонарушитель осознанно не будет доводить умышленное причинение вреда до завершения, то наказания он избежит.

Выделяют следующую совокупность признаков добровольного отказа от преступления:

  1. Субъект понимает, что способен закончить злодеяние.
  2. Добровольная основа.
  3. Нарушитель отказывается навсегда от злого умысла.

Таким образом, при наличии в действиях злоумышленника этих характеристик, можно говорить об отказе от преступления, имеющем социальную значимость.

Например, подсудимый Ларионов, будучи в нетрезвом состоянии, проник в оставленный открытым автомобиль и похитил 2 мясные туши, унёс их за угол ближайшего дома и там бросил, т.к. не в силах был нести дальше. Затем вернулся к автомашине и похитил другое имущество. На заседании суда защита требовала уменьшить наказание в соответствии со смыслом статьи 31 УК РФ в связи с тем, что Ларионов,бросив мясные туши, не собирался за ними возвращаться. Суд отказался оценивать поступок обвиняемого как добровольный отказ от доведения преступления до конца, поскольку подсудимым в дальнейшем было похищено ещё имущество потерпевшего. Несомненно, Ларионов самостоятельно отказался от дальнейшей кражи мяса, хотя понимал, что в любое время может вернуться с помощниками, однако в его действиях нет признака окончательности отказа: отказавшись от одного преступления, он совершил другое (решение Дмитровградского городского суда от 24.04.2018 года по делу 1-114/20180).

Признак добровольности напрямую связан с волевой деятельностью обвиняемого, поскольку начатое злодеяние не происходит по причине нежелания самого субъекта продолжать вредное поведение. Подсудимый не желает наступления негативных последствий и активно способствует прекращению умышленного причинения вреда или никак не действует вообще.

Однако есть некоторые нюансы, указанные в комментарии к ст. 31 УК РФ.Действия злоумышленника признают оставлением преступного умысла на добровольных началах и его не привлекут к юридической ответственности при соблюдении важных условий. Субъект обязательно должен осознавать вариант завершения уголовно наказуемого действия, но проявил твёрдую волю и отказался от своих намерений. Не распространяется на случаи вынужденного отказа от правонарушения. Также обвиняемый навсегда отказывается совершать противоправное действие, а не приостанавливает его проявление до более удобного времени ввиду новых обстоятельств.

Действия обвиняемого не признают воздержанием от злодеяния на добровольной основе, если это было не влияние его воли, а изменившаяся вопреки его намерениям ситуация, при которой обвиняемый не может закончить начатое. Это будет считаться неоконченным правонарушением (приготовление или покушение).

К примеру, подсудимый Ануфриев решил в соучастии с Шаклеиным похитить дорогостоящую деталь с места своей работы. Распилив её на несколько частей, они договорились с водителем служебного транспорта о перевозке украденного. Однако впоследствии водитель отказался участвовать в нарушении, хотя понимал, что может закончить свою работу и получить вознаграждение. Таким образом, соучастники не смогли довести начатое умышленное причинение вреда до конца, были задержаны с поличным и понесли наказание, а воздержавшийся водитель избежал правосудия в связи со своим отказом от злодеяния на добровольной основе(решение Кирово-Чепецкого районного суда от 11.04.2018 года по делу 1-127/2018).

Как выглядит добровольный отказ на практике?

Для определения того, в действительности ли обвиняемый свободно и самостоятельно воздержался от умышленного причинения вреда, следует выяснить, имелась ли у него реальная возможность и понимание этой возможности довести задуманное злодеяние до логического завершения. Иногда возникают такие ситуации, когда организатор отказывается от задуманного по причине невозможности совершить преступный акт (преступник, решивший ограбить сейф, не смог его открыть из-за сложного механизма). В действиях такого человека нет добровольности отказа. Совершенно по-иному складывается ситуация, когда нарушитель хотел совершить бесправие, всё тщательно подготовили вдруг отказался от злодеяния, но был убеждён, что мог закончить такое нарушение права. В данной ситуации в поведении обвиняемого всё равно присутствует воздержание от злодеяния на свободной основе.

Наряду с этим, если подсудимый понимает невозможность завершения злодеяния по независящим от него обстоятельствам, его отказ от задуманного будет являться вынужденным. При огромном желании нарушить закон ситуация складывается неблагоприятным образом для преступника, заставляя отказаться от вредного поведения. Человек понимает, что не сможет добиться изменения сложившегося положения дел, и это чёткое осознание отвергает добровольный отказ от преступления.

Форма, в какой проявляется оставление преступного умысла на добровольных началах, зависит от того, удалось ли злоумышленнику завершить преступный акт.

Исходя из этого, можно выделить 2 формы:

  1. Отказ при оконченном преступлении. Таковой возможен лишь тогда, когда обвиняемый приложил все усилия для предотвращения неблагоприятных последствий, что увеличивает шансы избежать правосудия. В качестве примера можно привести дело Искандаряна, подстрекавшего и оказывающего помощь в убийстве К. Впоследствии обвиняемый отказался от своего намерения и сообщил органам власти о месте убийства и потерпевшем. Он понимал, что если этого не сделает, убийство произойдёт. Искандарян свободно и самостоятельно отказался от умышленного причинения вреда, не желая, чтобы из-за него пострадал человек, тем самым предотвратив злодеяние (кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 09.01.2013 года по делу № 33-012-36).
  2. Отказ при неоконченном преступлении. Здесь достаточно просто не продолжать свои действия либо совсем ничего не предпринимать (к примеру, уничтожить приготовленное оружие или пройти мимо оставленного открытым автомобиля, подавив соблазн уехать на этой машине). Однако, как отмечено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации», отказ от злодеяния на свободной основе от насильственных действий сексуального характера необходимо разграничивать с покушением на вышеуказанные действия. В ППВС указано: если злоумышленник понимал вероятность завершения умышленного причинения вреда, но сознательно и навсегда оставил такое поведение (не в связи с изменившейся обстановкой), совершённое им деяние вне зависимости от причин оставления определяется по исполненным действиям на деле с учётом, что они включают уголовно-правовые категории другого злодеяния.

Соответственно, гораздо проще отказаться от начатого преступного деяния, если оно ещё не окончено.

Добровольный отказ при неоконченном преступлении на практике встречается чаще, чем когда преступник уже воплотил в жизнь свои планы. Поэтому так важно приложить максимум усилий, если умышленное причинение вреда уже произошло.

Только активные действия преступника, отказавшегося от оконченного преступления, помогут избежать негативных последствий. Здесь учитывается та тонкая грань, когда преступник ещё контролирует события и в любой момент может предотвратить наступление неблагоприятного исхода. Как, например, в случае Искандаряна. Всё зависело от него, он мог промолчать – и убийство бы произошло. Виновный всё ещё мог повлиять на развитие событий, вовремя сообщил о предполагающемся происшествии, и только благодаря этому К. остался в живых. Как только контроль над положением дел утерян, преступник уже не может вмешаться в последовательность действий и воспрепятствовать появлению вредного результата. Здесь, конечно же, ни о каком отказе от злодеяния на свободной основе речи быть не может.

Чем грозит добровольный отказ от правонарушения?

Одним из приятных «бонусов» оставления незаконного умысла на добровольных началах, кроме чистой совести и спокойного сна, будет также избежание правосудия. Исходя из концепции уголовного законодательства, преступнику удастся избежать наказания, если в его поступке суд не усмотрит субъективных и объективных признаков наказуемого действия, подготовки и покушения.

Говоря простым языком, не только само деяние, от которого нарушитель добровольно отказался, но и действия по отдельности, предшествующие этому, больше не опасны для общества. Получается, раз такое поведение больше не несёт угрозы, его нельзя назвать преступным.

Однако в толковании статьи 31 УК РФ можно найти особенность:злоумышленнику всё же не удастся ускользнуть от правосудия при квалификации в его действиях иного состава правонарушения. Только так надлежит понимать ч. 2 ст. 15 УК РФ, в силу которой наказать можно злоумышленника, сознательно оставившего преступное намерение, исключительно за осуществлённое им иное деяние.

Другим считается злодеяние, если оно:

  • вредит иному объекту уголовно-правовой охраны;
  • наносит принципиально другой ущерб тому же объекту;
  • в комплексных правонарушениях вредит ещё одному объекту.

Список исчерпывающий, в остальных случаях будет действовать методика отказа от злодеяния на добровольной основе.

Так, обвиняемый Скрипалёв, будучи в нетрезвом виде, незаконно проник в квартиру своего соседа, который уехал в отпуск. Подсудимый увидел телевизор, вытащил его в коридор для дальнейшего сбыта, а на полученные деньги хотел приобрести алкогольную продукцию. Затем обвиняемый решил проверить, нет ли у хозяев дома в холодильнике алкоголя. Скрипалёв нашёл 2 бутылки водки, употребил их и лёг спать. От идеи кражи телевизора обвиняемый отказался, так как в покупке алкоголя он больше не нуждался, хотя мог свободно покинуть жилище с украденной техникой. Суд признал действия Скрипалёва оставлением преступного умысла на добровольных началах и за хищение имущества наказание не назначил. А вот за незаконное проникновение в чужую собственность над обвиняемым правосудие все же свершилось (приговор № 1-49/2017 от 16 ноября 2017 г. по делу № 1-49/2017).

Довольно часто отказ от злодеяния на свободной основе называют деятельным раскаянием или явкой с повинной, хотя на самом деле это ошибка, поскольку это абсолютно разные понятия. Оставление преступного умысла на добровольных началах чаще всего происходит на стадии подготовки, и у преступника есть шанс не заканчивать начатое. Деятельное же раскаяние, как и явка с повинной, имеют место в основном уже при свершившемся умышленном причинении вреда. Цель уже другая и будет отличаться от предыдущей – активная помощь в раскрытии уголовно наказуемого действия, устранение виновным лицом неблагоприятного результата совершённого нарушения либо компенсация принесённого ущерба.

Если в деле были пособники и подстрекатели, их действия также считаются отказом от злодеяния на добровольной основе, если это было свободное волеизъявление данных лиц и если это позволит злодеянию не исполниться.

К примеру, Жигдоржиев с подельниками с 2013 года занимался переработкой и сбытом конопли, полученные деньги от продажи наркотиков тратил на содержание детей и лечение беременной жены. Впоследствии, как указал подсудимый, сознательно воздержался от этого занятия, уехав для трудоустройства на постоянное жительство в другой населённый пункт. В суде действия Жигдоржиева не признали оставлением незаконного умысла на добровольных началах, поскольку переехал обвиняемый в 2014 году, а сбыт наркотиков осуществлялся в течение 2013 года. Выходит, что умышленное причинение вреда всё-таки произошло и признать действия подсудимого отказом от злодеяния на добровольной основе никак не представляется возможным (определение Верховного суда Российской Федерации от 02.03.2016 года по делу № 73-АПУ16-2).

Добровольный отказ от преступления. Отличие от деятельного раскаяния

Добровольный отказ – это прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействий), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

· Добровольно и окончательно

· Отказ до момента окончания преступления

· Сугубо добровольно

· Это не должно быть попыткой отложить преступление на другое время – то есть окончательный отказ

· Есть наличие возможности довести преступление до конца

Лицо не подлежит уголовной ответственности, если есть добровольный отказ.

НО: если то что фактически уже сделано, содержит состав другого преступления, то лицо подлежит ответственности

Деятельное раскаяние – это те действия, которые направлены на возмещение вреда или его смягчение

— Только после окончания преступления

— Это смягчающее обстоятельство.

1) Определение. Добровольный отказ – это прекращение лицом подготовительных действий или исполнения состава преступления при сознании возможности доведения преступления до конца. Такое определение дает статья 31 УК РФ.

Особенности: — Он может быть вызван любыми мотивами: сострадание, страх перед наказанием, желание поесть. Главное, чтобы мотивация не устраняла главное условие добровольного отказа – а именно осознания возможности довести преступление до конца

— Отказ – это окончательное прекращение начатого преступления. Тактическая пауза, не является отказом.

— При отказе – НЕТ СОСТАВА преступления. Потому что нет признаков даже неоконченного преступления, ибо нет вообще никаких ООП. При неоконченном же преступлении умысел остается, потому что ООП не наступают из-за внешних обстоятельств.

2) Добровольный отказ vs. Деятельное раскаяние. Деятельное раскаяние представляет собой добровольное заглаживание СОВЕРШЕННЫХ ООП. Следовательно, главное отличие в том, что добровольный отказ происходит до наступления ООП, а раскаяние осуществляется после ООП.

При добровольном отказе – нет состава преступления. А при деятельном раскаянии он выполнен.

Добровольный отказ не влечет УО вообще. А деятельное раскаяние влечет смягчение УО.

Добровольный отказ соучастников

Отказ должен быть а) По своей воле

б) Окончательный

· Для фиксации добровольного отказа участникам надо добиться не совершения исполнителем преступления

· Организатор преступления и подстрекатель не подлежат ответственность, если своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца

· Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

Добровольный отказ от совершения преступления. Деятельное раскаяние виновного и его отличие от добровольного отказа

Что такое добровольный отказ от совершения преступления?

В уголовном праве имеется такое понятие как добровольный отказ от совершения преступления. Понятие данной правовой категории отражено в п.1 ст. 31 УК РФ, где под добровольным отказом понимается «прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца».

Статья 31 УК РФ четко регламентирует ситуации, когда он имеет место быть:

— лицо осознанно прекратило приготовления к совершению преступления;

— человек перестал осуществлять определенные действия или бездействовать, что позволило избежать преступления;

— лицо отказалось доводить преступление до конца.

Во всех перечисленных ситуациях гражданин избавляется от уголовной ответственности, если его поступок нельзя квалифицировать как другое преступление, предполагающее иное наказание.

Объективные и субъективные признаки добровольного отказа от совершения преступления

Главным объективным признаком становится добровольное прекращение каких-либо действий, которые могли бы в противном случае привести к созданию общественно опасной ситуации.

Если говорить о субъективных признаках, их всего несколько:

— добровольность решения. Человек обязан принять его самостоятельно и по собственной воле, а не под чьим-либо воздействием или влиянием непреодолимых сил. При этом, мотивы, по которым лицо приняло такое решение, не играют никакой роли;

— понимание возможности завершения преступного поступка. Здесь речь идет о субъективном представлении потенциального преступника;

— безвозвратность. Человек должен принять окончательное решение, не возвращаясь к мысли о том, чтобы завершить преступление/

Эти условия должны выполняться в обязательном порядке.

Добровольный отказ допускается на этапе неоконченного покушения, когда человек еще не успел нанести другому лицу какой-либо урон или вред. Что касается оконченного покушения, когда все запланированные ранее действия уже были выполнены, но не привели пока к предполагаемым последствиям по неизвестным причинам, здесь отказ можно рассматривать двояко. Такие ситуации оказываются спорными и наказание определяется индивидуально в каждом случае.

Добровольный отказ от совершения преступления: судебная практика

Рассмотрим пример из судебной практики, а именно Апелляционное постановление Вологодского областного суда № 22-2219/2017 от 16 ноября 2017 г. по делу № 22-2219/2017.

Шарапов С.А. признан виновным в совершении краж, в том числе с незаконным проникновением в помещение, и в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения при обстоятельствах установленных судом.

В апелляционной жалобе осужденный Шарапов С.А. указывает, что не согласен с приговором, считает его слишком суровым. Ссылается на то, что исходя из судебной практики судами Вологодской области по ст.158 ч.2 п. «б» УК РФ, если ущерб возмещен полностью либо частично либо возвращен потерпевшему, то наказание назначается менее двух лет лишения свободы. Не согласен с квалификацией его действий по ст.158 ч.1 УК РФ по факту хищения сотового телефона «…», находившегося в салоне автомобиля марки «…», т.к. вернул телефон владельцу, когда тот прибыл на место совершения преступления, тем самым добровольно прекратил действия направленные на совершение данного преступления, просит применить ч.1 ст.31 УК РФ. По второму эпизоду, квалифицированному по ст.158 ч.1 УК РФ просит применить ч.2 ст.31 УК РФ, поскольку ущерб полностью возвращен. Обращает внимание на то, что потерпевшие не настаивали на строгом наказании.

Суд установил, что юридическая квалификация действий Шарапова С.А. соответствует описанию преступных деяний, с обвинением, в совершении которых он согласился. Оснований для освобождения Шарапова С.А. от уголовной ответственности не усмотрено. Наказание Шарапову С.А. назначено в соответствии с требованиями закона , с учетом содеянного, всех влияющих на ответственность обстоятельств. Оно соответствует общественной опасности совершенных им преступлений и личности виновного, закрепленным в уголовном законодательстве РФ принципам гуманизма и справедливости, отвечает задачам исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений. Судом учтены в качестве обстоятельств, смягчающих наказание: полное признание вины, раскаяние в содеянном, явка с повинной, состояние здоровья Шарапова С.А. Оснований для признания иных обстоятельств смягчающими наказание осужденного, суд апелляционной инстанции не усматривает. Обстоятельством отягчающим наказание Шарапова С.А. признан рецидив преступлений. Никаких данных считать назначенное Шарапову С.А. наказание, как за каждое преступление в отдельности, так и по их совокупности, несправедливым вследствие его суровости не имеется. Оснований для смягчения назначенного осужденному наказания, о чем ставится вопрос в апелляционной жалобе, суд не находит. Доводы апелляционной жалобы осужденного о том, что исходя из судебной практики судов Вологодской области по ст.158 ч.2 п. «б» УК РФ, если ущерб возмещен полностью или частично либо возвращен потерпевшему, то наказание назначается менее 2 лет лишения свободы, не могут служить основанием для отмены либо изменения судебного решения суда первой инстанции, поскольку такие судебные акты не носят преюдициального характера и не являются основанием для принятия по делу Шарапова С.А. иного решения, чем то, которое было принято судом первой инстанции. Кроме того в Российской Федерации судебный прецедент не является источником права.

Таким образом, фактически апелляционный суд подтвердил правильность квалификации преступления и судебного решения суда первой инстанции и на наш взгляд, справедливо отказал в применении по первому эпизоду ч.1 ст.31 УК РФ и по второму эпизоду, квалифицированному по ст.158 ч.1 УК РФ применении ч.2 ст.31 УК РФ.

Другим аналогичным примером может быть Приговор Дзержинского районного суда Новосибирской области № 1-392/2017 от 15 ноября 2017 г. по делу № 1-392/2017.

Кокотеев Ю.И. совершил умышленное преступление в городе Новосибирске при следующих обстоятельствах. ДД.ММ.ГГГГ около 17 часов Кокотеев находился в состоянии алкогольного опьянения у дома №…, когда увидел в руке у малознакомой ему ФИО1. сотовый телефон «…». В этот момент у Кокотеева возник преступный корыстный умысел, направленный на совершение открытого хищения сотового телефона у ФИО1. Находясь в том же месте и в то же время, Кокотеев, реализуя свой преступный, корыстный умысел, подошел к ФИО1. и действуя открыто, выхватил у неё из руки сотовый телефон «…» стоимостью 3000 рублей, в которой была установлена сим-карта оператора сотовой связи «…», на счету которой находились денежные средства в размере 50 рублей, тем самым открыто похитил его.

После чего, Кокотеев, удерживая при себе похищенное имущество, не реагируя на законные требования ФИО1. остановиться и вернуть ей похищенное имущество, скрылся с места совершения преступления, причинив ФИО1. материальный ущерб в размере 3050 рублей. В судебном заседании подсудимый Кокотеев Ю.И. вину признал частично. Суду пояснил, что он работал в такси. ДД.ММ.ГГГГ он привез клиента к Сбербанку расположенному в доме №…. Пока он помогал клиенту, у него из автомобиля украли паспорт, водительское удостоверение и телефон. Он приезжал на данное место и пытался найти вора. ДД.ММ.ГГГГ в вечернее время, в очередной раз он приехал данному месту и зашел в кафе. Там он стал распивать спиртные напитки с малознакомыми мужчинами. Потом они вышли на улицу и там стали распивать алкоголь. Через некоторое время к ним подошла потерпевшая ФИО1, которая стояла в стороне. Как он понял, муж потерпевшей вместе с ним распивал спиртное. Он увидел у ФИО1 в руках сотовый телефон «…» в корпусе красного цвета. Он подумал, что этот телефон ранее принадлежал ему и был похищен. Он решил вернуть себе этот телефон. Он выхватил у ФИО1 из руки телефон и побежал в сторону ул. …, зачем он так сделал он не знает, так как находился в сильном алкогольном опьянении. Забежав во двор какого-то дома, он остановился и пошел к себе домой. Придя домой, он лег спать. Потом он понял, что взял чужой телефон. Поэтому он пошел в полицию, чтобы вернуть этот телефон, но был задержан.

В ходе предварительного следствия, Кокотеев давал несколько иные показания. Так, в частности Кокотеев заявлял, что после того, как они посидели в распивочной, вышли на улицу и стали распивать алкоголь. Он увидел у ФИО1 в руках сотовый телефон, та включила на нем музыку и слушала ее, в этот момент он решил у ФИО1 похитить данный телефон, выхватил ею у нес из руки и побежал в сторону ул. …. Зачем он это сделал он не знает, гак как находился в сильном алкогольном опьянении. Забежав во двор дома, какою именно сказать не может, он остановился и пошел к себе домой. Придя домой, он лег спать.

Проанализировав пояснения подсудимого данные им на предварительном следствии и в судебном заседании, суд приходит к выводу, что на предварительном следствии Кокотеев давал правдивые показания, так же правдивыми, суд признает показания Кокотева Ю.И. данные им в суде, в части указания места, времени произошедшего, того, что именно он выхватил из рук ФИО1 мобильный телефон, с которым убежал. В остальной части, показания подсудимого, данные им в судебном заседании, суд признает не соответствующими действительности и расценивает их как способ защиты от предъявленного ему обвинения.

В действиях Кокотеева, суд не усматривает и добровольный отказ от преступления (статья 31 УК РФ), поскольку Кокотеев не прекратил действия непосредственно направленные на совершение преступления, а незаконно завладел чужим имуществом, скрылся с места совершения преступления с похищенным, и имел реальную возможность распорядиться похищенным.

Как можно заметить из анализа представленных выше ситуаций, суд в обоих случаях посчитал преступление оконченным, а следовательно, отказал в применении с. 31 УК РФ.

Условие для признания отказа от совершения преступления добровольным

Специалисты называют единственное условие, которое должно выполняться для признания отказа от покушения добровольным. Лицо, выступающее в роли преступника, не доведя преступное деяние до конца, осознав свою вину, самостоятельно должно предпринять все возможные меры и исключить наступление последствий. В этой ситуации наказание будет максимально смягченным. Есть случаи, в которых можно добиться полного оправдания. Все зависит от конкретных обстоятельств.

Добровольный отказ от реализации преступного деяния предполагает отсутствие необходимости привлечения конкретного лица к ответственности. Но, если человек во время подготовки к преступлению уже совершил какое-либо нарушение, например, приобрел незаконным образом оружие, он будет отвечать перед законом по соответствующей статье .

Статья 75 УК РФ закрепляет норму об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Однако уголовный закон допускает последнее в качестве обстоятельства, освобождающего от уголовной ответственности, только при наличии определенных условий: правонарушитель должен сам прийти в отделение и сдаться с повинной, оказать помощь следственному органу в раскрытии преступления, а также возместить причиненный ущерб или иным образом загладить свою вину перед потерпевшим. Вследствие чего, можно утверждать, что лицо раскаялось и потеряло статус общественно опасного субъекта, тем самым перестав быть угрозой для общества.

Статья 28 УПК РФ гласит, что уголовное преследование может быть прекращено, если лицо, находящееся под подозрением или обвиняемое в совершении противоправного деяния, раскается. Согласно части 1 указанной статьи следователь, изучив дело и получив разрешение руководителя следственного органа, равно как и дознаватель, получив разрешение прокурора, могут прекратить уголовное расследование в отношении лица, находящегося под подозрением или обвиняемого в совершении деяний, которые учитываются в части 1 статьи 75 УК РФ.

Дискуссионным является вопрос о признаках раскаяния преступника. Необходимо обратить внимание, что в статье не случайно используется слово «могут», то есть в данном случае право остается за органом следственного комитета (или органом дознания). Это обозначает, что если преступник раскаялся, и при этом существуют субъективные условия для освобождения, обозначенные в статье 75 УК РФ, орган, расследовавший данное дело, которым может быть суд, следователь или дознаватель, имеет право отказать преступнику в освобождении.

Однако для возможности применения деятельного раскаяния необходимо наличие в действиях преступника, совершившего деяние, одновременно всех условий или в исключительных случаях, некоторых частей данных условий, когда по объективным причинам мы можем увидеть, что наличие определенного условия не могло существовать по обстоятельствам дела.

Эксперт по правовым нормам А.В. Полиховская говорит о том, что в статье 75 УК РФ существует перечень проблем и данный вопрос является одним из основных – «несоответствие названия нормы содержанию».

Раскаяние и уровни раскаяния

Если рассматривать термин «раскаяние» с точки зрения нравственной психологии, то можно прийти к пониманию, что раскаяние обозначает зов совести, мучительное ощущение того, что, происходящее не есть нормально, совесть не позволяет идти дальше. При раскаянии лицо намеревается в будущем следовать голосу совести.

Существуют следующие уровни раскаяния:

— преступник готов возместить весь понесенный материальный или моральный ущерб, он осознает свою неправоту, согласен со всеми претензиями;

— преступник также сожалеет о своем поступке. Он, самостоятельно услышав голос совести и у него появляется желание справить свою ошибку;

— преступник жалеет о своем поступке и разобрался с тем, что подтолкнуло его к данному деянию. Он переосмыслил и у него появилось более полное понимание. В связи с этим есть гарантии, что в дальнейшем данное деяние больше не повторится.

Такое чувство, как раскаяние может привести к тому, что человек начнет себя менять в лучшую сторону. Существует вероятность, что данное мышление приведет преступника к тому, что он становиться мудрее и начнет чувствовать ответственность за свои поступки.

При расследовании уголовных к понятию деятельного раскаяния дел наблюдается тенденция формального подхода. Очень часто преступники, подвергаются к тому, что сами приводят себя к разоблачению в совершении деяния путем дачи признательных показаний. Зачастую в практике суда наблюдаются еще более запутанные случаи, когда суды ссылаются на явки с повинной лиц, которым довести до конца их преступный умысел не удавалось ввиду того, что они были задержаны с поличным правоохранительными органами. Все же преступники в дальнейшем соглашались на явки с повинной, о которых шла речь в судебных приговорах.

Условия, при которых прекращается уголовное преследование исходя из деятельного раскаяния

Хотелось бы, выделить некоторые условия, при которых прекращается уголовное преследование исходя из деятельного раскаяния.

Как было сказано выше, в ч. 1 ст. 75 УК РФ говорится об избегании уголовной ответственности, если лицо перестало быть общественно опасным в связи с деятельным раскаянием. Исходя из данного предписания, можно сделать вывод о том, что после деятельного раскаяния преступник не перестает быть опасным для общества, в таком случае освобождение невозможно. Д.А. Зыков, радикально расценивая наличие данного признака, предложил даже изменить название ст. 75 УК РФ. По его мнению, для освобождения преступника от ответственности необходимо исключить возможность быть общественно опасным, автор считает деятельного раскаяния недостаточно.

Можно прийти к логическому выводу, что исключение возможности преступником причинения морального и материального вреда отдельной личности, всему обществу или государству, дает нам право не считать его опасным для общества. Обязательным условием является деятельное раскаяние.

Деятельное раскаяние, в отличие от добровольного отказа, не исключает преступности деяния. Виновный «несет уголовную ответственность, а его раскаяние учитывается судом при назначении наказания в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность».

Установление отличий добровольного отказа от преступления от деятельного раскаяния есть отграничение преступного от непреступного. Это отграничение обеспечивает правильное применение нормы о добровольном отказе и тем самым служит укреплению законности и предупреждению преступлений.

Таким образом, ошибочен вывод некоторых юристов о том, что добровольный отказ от преступления является разновидностью деятельного раскаяния виновного лица, а деятельное раскаяние в процессе криминальной деятельности этого лица — на этапах незавершенного до конца преступного поведения, неоконченного состава преступления отражается в добровольном отказе от преступления.