ГК ст 179

Статья 179. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств

СТ 179 ГК РФ

1. Сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

2. Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

3. Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

4. Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1 — 3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

Комментарий к Ст. 179 Гражданского кодекса РФ

1. В комментируемой статье идет речь о сделках, в которых действительная воля стороны искажена. При этом в качестве стороны сделки может фигурировать как гражданин, так и юридическое лицо. Причиной искажения воли стороны сделки являются обман, насилие либо угроза. Во всех этих случаях сделки являются недействительными (признаются таковыми по иску потерпевшего), при этом не имеет значения, от кого исходили такие действия — от контрагента по договору или третьих лиц, действующих в его или собственных интересах.

2. Обман представляет собой умышленное введение другой стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Обман может относиться как к элементам самой сделки, так и к обстоятельствам, находящимся за ее пределами, в том числе к мотивам, если они имели значение для формирования воли участника сделки. Обманные действия могут совершаться в активной форме или же состоять в бездействии (умышленное умолчание о фактах, могущих воспрепятствовать совершению сделки).

Насилием является причинение участнику сделки физических или душевных страданий с целью понудить его к совершению сделки. Последние могут быть причинены также путем насилия в отношении лиц, близких участнику сделки. Насилие должно выражаться в незаконных, однако не обязательно уголовно наказуемых действиях, например, насилием может быть воздействие на волю контрагента посредством использования служебного положения.

Угроза представляет собой психическое воздействие на волю лица посредством заявлений о причинении ему какого-либо зла в будущем, если оно не совершит сделку. Как и насилие, угроза может быть направлена и против лиц, близких участнику сделки. В отличие от насилия угроза, во-первых, состоит в совершении только психического, но не физического воздействия и, во-вторых, имеет место при наличии как неправомерных, так и правомерных действий (например, угроза лишить наследства), если они направлены на принуждение контрагента вступить в сделку. Основанием для признания сделки недействительной должна считаться не всякая угроза, а такая, которая значительна и носит реальный, а не предположительный характер.

3. В п. 3 комментируемой статьи 179 ГК РФ предусмотрена возможность признания недействительными т.н. кабальных сделок, т.е. сделок, совершенных на крайне невыгодных условиях, которые лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась. К тяжелым обстоятельствам следует относить те, которые сторона не могла преодолеть иначе как посредством заключения данной сделки. О крайне невыгодных условиях сделки может свидетельствовать, например, чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида.

Соответствующее исковое требование о признании кабальной сделки недействительной может заявить потерпевший.

4. В положениях п. 4 комментируемой статьи 179 ГК определены последствия признания судом сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств, недействительной. К такой сделке применяются правила, предусмотренные ст. 167 ГК РФ. В дополнение к этим последствиям предусмотрено, во-первых, что убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной и, во-вторых, что риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки (понятие убытков определено в п. 2 ст. 15 ГК РФ).

5. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (см. п. 21);

— Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (см. п. 57);

— Постановление Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» (см. п. 73);

— Постановление Пленума ВС РФ от 29.01.2015 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (см. п. 46);

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации»;

— Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 10.08.2016 по делу N 33-6275/2016 (о признании заявления об отказе от принятия наследства недействительным);

— Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 09.08.2016 по делу N 33-6674/2016 (о признании пунктов кредитного договора недействительными, снижении неустойки, компенсации морального вреда);

— Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 09.08.2016 по делу N 33-6362/2016 (о расторжении договора займа, признании пунктов договора займа недействительными, компенсации морального вреда);

— Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 08.08.2016 по делу N 33-10485/2016 (о признании недействительными договора дарения, договора купли-продажи, истребовании квартиры из чужого незаконного владения);

— Апелляционное определение Свердловского областного суда от 08.06.2016 по делу N 33-8304/2016 (о признании недействительным договора купли-продажи квартиры).

Комментарий к статье 179 ГК РФ

1. Комментируемая статья объединяет пять составов недействительных сделок, общей чертой которых является дефект внутренней воли совершивших их лиц. При этом в сделке, заключенной благодаря злонамеренному соглашению представителя одной стороны с другой стороной, воля лица (представляемого) на совершение сделки вовсе отсутствует, а в остальных случаях участники сделки действуют под влиянием таких внешних факторов, которые исключают свободное формирование их воли на совершение сделки. Сближает все эти сделки и то, что дефект воли одного из участников сделки возникает под воздействием другой стороны или по крайней мере используется ею в своих интересах.

Правила ст. 179 распространяются на сделки как граждан, так и юридических лиц. Известной спецификой в этом плане обладают лишь правила о кабальных сделках, применение которых к сделкам с разным субъектным составом, в частности с участием предпринимателей, имеет определенные особенности.

Указанные обстоятельства предопределили отнесение всех рассматриваемых сделок к числу оспоримых, а также применение к ним одинаковых правовых последствий их недействительности.

Наконец, моментом, объединяющим рассматриваемые сделки, является также то, что нередко действия одного из участников сделки одновременно образуют состав административного правонарушения или даже уголовного преступления. В частности, УК наряду с традиционными составами преступлений, предусматривающими уголовную ответственность за побои (ст. 116 УК), истязание (ст. 117 УК), угрозу убийством (ст. 119 УК), причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК), мошенничество (ст. 159 УК) и др., установил специальную ответственность за «принуждение к совершению сделки или отказ от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких» (ст. 179 УК).

Статья 179 сравнительно редко применяется на практике, хотя подпадающие по ее действие сделки совершаются достаточно часто. Это объясняется как трудностями в доказывании оснований признания данных сделок недействительными, так и тем, что права потерпевших нередко восстанавливаются в рамках уголовного судопроизводства, что является для них более простым и выгодным.

Наряду с общими моментами, каждый из составов рассматриваемых сделок обладает определенной спецификой.

2. Под обманом понимается намеренное введение в заблуждение участника сделки его контрагентом или иным лицом, непосредственно заинтересованным в данной сделке. Если сделка совершена под влиянием обмана, допущенного посторонним лицом (например, лицом, желающим просто причинить вред одному из ее участников), для применения последствий, предусмотренных ст. 179, нет оснований и такая сделка может быть квалифицирована по ст. 178 ГК.

Обман может касаться не только элементов самой сделки, но и затрагивать обстоятельства, находящиеся за ее пределами, в частности относиться к мотиву сделки. Важно лишь, чтобы обман касался таких существенных моментов, под влиянием которых сторона пошла на заключение сделки, которая бы никогда не состоялась, если бы лицо имело истинное представление о действительности.

Сам обман может выражаться как в активных действиях недобросовестного участника (сообщение им контрагенту ложных сведений, представление подложных документов и т.п.), так и в воздержании от действий, которые он должен был совершить (умышленное умолчание об обстоятельствах, имеющих существенное значение, и т.п.).

Вместе с тем от обмана, влекущего признание сделки недействительной, следует отличать такие смежные с ним случаи, как неисполнение или ненадлежащее исполнение возникшего из сделки обязательства. Так, продавец, осведомленный о дефектах отчуждаемого им имущества, но не сообщивший о них покупателю, будет отвечать за ненадлежащее исполнение договора купли-продажи (ст. ст. 475 — 476 ГК). Напротив, если будет доказано, что продавец продал вещь, скрыв то, что она является краденой или подлежит уничтожению, сделка по требованию покупателя может быть признана недействительной как заключенная под влиянием обмана.

Не могут считаться обманом в смысле ст. 179 и такие действия контрагента, как его отказ от обещаний, не облеченных в требуемую законом форму (например, отказ продавца от устного обещания заменить не подошедшую покупателю вещь при отсутствии указаний на это в договоре купли-продажи), от обещаний, не имеющих юридической силы (например, отказ от обещания жениться) и от обещаний совершить противоправные действия (например, отказ от обещания оказать незаконное содействие в решении интересующего контрагента вопроса).

3. Насилием по смыслу комментируемой статьи считается физическое воздействие как на самого участника сделки, так и на его родных и близких с целью заставить его совершить сделку. Насилие может выражаться в нанесении побоев, истязании, причинении телесных повреждений, насильственном удержании и т.п. Объектом насильственных действий может быть не только личность (физическая неприкосновенность) участника сделки или его близких, но и принадлежащее им имущество (повреждение автомашины, поджог дома и т.п.).

Лицом, совершающим указанные насильственные действия, может оказаться не только сторона в сделке или лицо, имеющее в ней непосредственную заинтересованность, но и любое лицо, действующее по их поручению или даже по собственной инициативе, но в их интересах. Например, насильственные действия по отношению к должнику, которого силой заставили подписать заведомо невыгодную для него сделку в целях погашения существующего долга, подпадают под действие ст. 179 независимо от того, кем они совершены. Важно лишь, чтобы сам контрагент был осведомлен о подобных действиях и воспользовался в своих интересах беспомощным состоянием своего контрагента.

4. В отличие от насилия угроза представляет собой неправомерное психическое воздействие на сторону в сделке с целью понудить ее к совершению сделки под страхом применения насилия, причинения душевных страданий, распространения порочащих сведений и т.п. Для того чтобы угроза опорочила сделку, она должна отвечать следующим признакам.

Во-первых, угроза должна быть существенной, т.е. состоять в возможности причинения зла достаточно значимым ценностям (жизни, здоровью, личной и деловой репутации и т.п.). Оценка существенности угрозы во многом зависит от личных качеств потерпевшего, его привязанностей, ценностных ориентиров и т.п.

Во-вторых, требуется, чтобы угроза была реальной, т.е. способной к осуществлению в действительности. Реальность угрозы определяется как степенью вероятности ее осуществления (которая, в свою очередь, зависит от личности угрожающего, имеющихся у него возможностей и т.п.), так и самой возможностью ее реализации (так, едва ли современного человека способна испугать угроза заколдовать или напустить порчу).

В-третьих, угроза может исходить не только от стороны в сделке или выгодоприобретателя, но и от любого лица. Необходимо лишь доказать, что сторона в сделке знала о том, что воля контрагента сформировалась не свободно, а под влиянием данной угрозы.

В-четвертых, как правило, не имеет значения, касается ли угроза правомерных или противоправных действий. Например, угроза сообщить в милицию о совершенном контрагентом преступлении точно так же порочит сделку, как и угроза совершить в отношении его преступные действия. В обоих случаях воля лица на сделку формируется под воздействием внешних факторов и не отражает истинной воли этого лица.

Исключение, однако, образует случай, когда правомерные действия, которые контрагент угрожает совершить, привели бы к такому же результату, что и сделка, совершенная под влиянием угрозы. Так, угроза обратиться в суд с требованием о замене вещи, в которой обнаружились существенные недостатки, никак не порочит сделку по замене данной вещи, совершенную продавцом под воздействием этой угрозы.

5. Под злонамеренным соглашением представителя одной стороны с другой стороной понимается умышленный сговор представителя с третьим лицом в ущерб интересам представляемого. По сути дела данный случай является особой разновидностью сделки, совершенной под влиянием обмана. Вместо того чтобы заключить сделку, которую желал совершить представляемый, представитель, пользуясь предоставленными ему полномочиями, вступает в сговор с третьим лицом и совершает сделку, невыгодную для представляемого. При этом формально он не выходит за рамки предоставленных ему полномочий, в силу чего невозможна квалификация заключенной сделки ни по ст. 174, ни по ст. 183 ГК.

Непременным условием признания такой сделки недействительной на основании ст. 179 является доказательство сговора представителя и третьего лица. Сделать это на практике достаточно трудно, поскольку невыгодность сделки для представляемого (завышенная или заниженная цена, невыгодные условия и т.п.) сама по себе может служить лишь косвенным доказательством наличия данного сговора. Однако если доказательства сговора имеются, не имеет значения, получили ли его участники какую-либо выгоду от сделки.

Рассматриваемые сделки следует отличать от сделок, связанных с выходом представляемого за пределы предоставленных ему полномочий (ст. 183 ГК). Такие сделки не порождают для представляемого правовых последствий, если только он впоследствии их не одобрит.

6. Совершение сделки вследствие стечения тяжелых обстоятельств как основание для признания ее недействительной характеризуется следующими признаками. Прежде всего, сделка должна быть совершена на крайне невыгодных для нуждающейся стороны условиях. Это означает, что условия сделки должны быть не просто неблагоприятными для одной из ее сторон (что происходит весьма часто), а резко отличаться от обычных условий такого рода сделок. Иными словам, кабальность сделки должна быть очевидной и не нуждаться в особом доказывании.

Далее, потерпевший должен доказать, что был вынужден пойти на совершение кабальной для него сделки под влиянием стечения тяжелых для него обстоятельств. Такими обстоятельствами могут быть признаны, как правило, лишь чрезвычайные события (острая потребность в средствах для оплаты операции и приобретения лекарств, необходимость возмещения причиненного вреда и т.п.). Напротив, если невыгодная сделка совершена по легкомыслию, неопытности, под влиянием азарта и т.п., для признания ее недействительной по ст. 179 нет оснований.

Наконец, другая сторона в сделке должна быть осведомлена о тяжелом положении своего контрагента и сознательно использовать это обстоятельство в своих интересах. При этом не имеет значения, попал ли потерпевший в такое положение вследствие обстоятельств, зависящих от другого участника сделки, или это произошло совершенно независимо от него. Не играет роли и то, действует ли сторона в сделке активно (т.е. сама предлагает заключить кабальную сделку) или просто принимает предложение своего контрагента, который сам сформулировал кабальные условия договора. Юридически значимым является лишь само знание стороны о том, что сделка совершается другой стороной вынужденно, под воздействием стечения тяжелых обстоятельств.

Хотя в целом правила ст. 179 о кабальных сделках приложимы к любым гражданско-правовым сделкам, их применение к сделкам предпринимательского характера должно быть особенно взвешенным. При желании элемент кабальности может быть обнаружен почти в любой сделке, направленной на получение прибыли. Однако убытки, вызванные экономическими просчетами, и несостоявшиеся надежды «сорвать куш» не могут покрываться за счет других участников оборота с помощью ссылок на кабальность сделок. Поэтому в качестве кабальных могут признаваться лишь такие сделки с участием предпринимателей, которые действительно совершены под влиянием обстоятельств, относящихся или по крайней мере близких к обстоятельствам непреодолимой силы.

7. Требование о признании сделки недействительной на основании ст. 179 может быть заявлено лишь самим потерпевшим, а если это невозможно (например, в случае его смерти или признания его недееспособным) — его законным представителем или другими заинтересованными лицами (например, наследниками).

Однако, исходя из обстоятельств дела (необратимость последствий исполнения сделки, интересы самого потерпевшего и т.п.), суд может признать сделку действительной полностью или частично (ст. 180 ГК).

8. В качестве общего последствия недействительности сделок рассматриваемой группы комментируемая статья устанавливает одностороннюю реституцию, при которой потерпевшей стороне возвращается другой стороной все полученное ею по сделке (при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах), а полученное (причитающееся) потерпевшей стороной обращается в доход РФ. По смыслу закона данное последствие применяется лишь в случае, если сделка хотя бы частично исполнена. Если же стороны не успели приступить к исполнению сделки, дело ограничивается констатацией ее недействительности.

Помимо этого, потерпевшему возмещается другой стороной реальный ущерб, наличие и размер которого должен доказать потерпевший.

Другой комментарий к статье 179 ГК РФ

1. Правила настоящей статьи, как это следует из ее редакции, имеющей общий характер, относятся к сделкам как граждан, так и юридических лиц, притом совершаемым и лично, и через представителя.

2. Общей чертой названных в ст. 179 сделок является искажение действительной воли стороны, вступающей в сделку, которая необходима для признания сделки действительной. Поэтому, независимо от причин такого искажения воли, сделка должна быть признана недействительной, и ГК предусматривает единые последствия недействительности таких сделок.

3. Применительно к сделкам, совершенным под влиянием обмана, насилия и угрозы, не имеет значения, от кого исходили такие действия: от контрагента по сделке или от третьих лиц, действующих в его интересах или заинтересованных в совершении сделки.

4. Обман представляет собой умышленное введение другой стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Обман может относиться как к элементам самой сделки, так и к обстоятельствам, находящимся за ее пределами, в т.ч. к мотивам, если они имели значение для формирования воли участника сделки. Обманные действия могут совершаться в активной форме или же состоять в бездействии (умышленное умолчание о фактах, могущих воспрепятствовать совершению сделки).

5. Насилием является причинение участнику сделки (его близким) физических или душевных страданий с целью понудить его к совершению сделки. Насилие должно выражаться в незаконных, однако необязательно уголовно наказуемых действиях, например насилием может быть воздействие на волю контрагента посредством использования служебного положения.

6. Угроза представляет собой психическое воздействие на волю лица посредством заявлений о причинении ему какого-либо зла в будущем, если оно не совершит сделку. Как и насилие, угроза может быть направлена и против лиц, близких участнику сделки.

В отличие от насилия угроза, во-первых, состоит в психическом, но не физическом воздействии и, во-вторых, имеет место при наличии как неправомерных, так и правомерных действий (например, угроза лишить наследства или наложить арест на имущество), если они направлены на принуждение контрагента вступить в сделку. Основанием для признания сделки недействительной должна считаться не всякая угроза, а такая, которая значительна и носит реальный, а не предположительный характер.

7. Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой имеет место, во-первых, при наличии их умышленного сговора, во-вторых, при возникновении вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого. Не имеет значения, получил ли участник такого сговора какую-либо выгоду от сделки, или она была совершена с целью нанесения ущерба представляемому.

Небрежность представителя при совершении сделки и заключение ее на неблагоприятных условиях не служат основанием для ее оспаривания; последствия этого падают на представляемого, который может требовать от представителя возмещения убытков. Специальные правила установлены для случаев совершения представителем действий, выходящих за рамки полученного им полномочия (см. ст. 183 и коммент. к ней).

8. Стечение тяжелых обстоятельств (кабальность сделки) само по себе не является основанием недействительности сделки. Для этого необходимы два условия: а) заключение сделки под влиянием таких обстоятельств на крайне, а не просто невыгодных условиях, б) наличие действий другой стороны, свидетельствующих о том, что она такими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась.

Не требуется, чтобы эта другая сторона совершала активные действия с тем, чтобы воспользоваться тяжелыми обстоятельствами контрагента; само заключение сделки будет, как правило, достаточным. Например, продажа имущества по явно заниженной цене беженцами или погорельцами, произведенная по их инициативе, является основанием для применения правил ст. 179 о кабальной сделке.

9. В отношении сделок юридических лиц, прежде всего коммерческих, применение правил ст. 179 о кабальных сделках в условиях неустойчивости современного рынка связано с практическими трудностями. Тем не менее предприниматели иногда ссылаются при арбитражных спорах на кабальность условий сделки, и это должно быть судом проверено и оценено (Вестник ВАС РФ, 1998, N 7, с. 64, 65).

При неблагоприятной конъюнктуре рынка предприниматели могут идти на заключение сделок на явно невыгодных для себя условиях, опасаясь дальнейшего ухудшения экономической обстановки. Такие сделки не могут признаваться кабальными. Равным образом не должны признаваться кабальными сделки, совершенные предпринимателями с явными коммерческими просчетами, поскольку предпринимательская деятельность осуществляется на их риск (см. п. 1 ст. 2 и коммент. к ней).

10. Сделки рассматриваемой группы являются оспоримыми, и суд вправе признать их полностью или частично действительными (ст. 180 ГК). Это возможно при частичном исполнении сделки и необратимости произведенного исполнения, а также в интересах потерпевшего. Учитывая неправомерный характер рассматриваемых сделок, основания для их сохранения в силе по общему правилу будут отсутствовать.

11. Предусматриваемые в п. 2 комментируемой статьи последствия недействительности рассматриваемых сделок именуются односторонней реституцией и носят конфискационный характер для контрагента потерпевшей стороны. Помимо того, это лицо обязано возместить потерпевшему причиненный реальный ущерб, который должен быть доказан (см. ст. 15 и коммент. к ней). Применять правила ст. 1103 ГК о неосновательном обогащении оснований нет (см. п. 5 комментария к ст. 171).

1. Все пять сделок, предусмотренные комментируемой статьей, на первый взгляд серьезно отличаются друг от друга. Основания их признания совершенно различны. Одни из них относятся к мотивам совершения сделки (угроза, насилие) и характеризуются отсутствием собственной (внутренней) воли, другие — к несоответствию воли волеизъявлению в сделке (обман, злонамеренное соглашение представителя, кабальная сделка). Объединить их вместе позволили два обстоятельства. Первое: все эти пять различных оснований могут приниматься во внимание при одном общем условии — каждое из них должно быть необходимой причиной совершения сделки. Без этого соответствующие сделки не были бы совершены. Второе — общие последствия признания таких сделок недействительными.

Первая особенность позволяет не принимать во внимание ни сами условия сделки, ни порядок ее совершения, ни, наконец, форму сделки. Они могут быть вполне законны. Главное заключается в том, под влиянием чего была совершена сделка. Во всех пяти случаях одна из сторон является потерпевшей от виновных противоправных действий другой стороны. Эти противоправные действия оказали решающее влияние на совершение сделки другой стороной.

Необходимо обратить внимание в этой связи на то обстоятельство, что данная норма содержит только гражданско-правовую квалификацию этих противоправных действий. Она не затрагивает ни уголовной, ни административной, ни иной ответственности, которая может наступать в подобных случаях для лиц, совершивших такие действия. И обман, и насилие, и угроза, да и остальные действия при определенных условиях дают право на применение мер, предусмотренных уголовным либо административным законодательством.

Каждая из следующих сделок может быть признана недействительной, если она совершена:

во-первых, под влиянием обмана;

во-вторых, под влиянием насилия;

в-третьих, под влиянием угрозы;

в-четвертых, под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной;

в-пятых, вследствие тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях (кабальная сделка).

Действие комментируемой статьи распространяется на сделки любых участников — как физических, так и юридических лиц.

2. Обман представляет собой умышленное введение стороны в заблуждение. Он приобретает юридическое значение тогда, когда к нему прибегают как к средству склонить другую сторону к совершению сделки. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение. Обман может заключаться и в утверждениях об определенных фактах, и в умолчании, намеренном сокрытии фактов и обстоятельств, знание о которых отвратило бы потерпевшего от совершения сделки.

Например, лицо представляет в банк поддельные либо иные не соответствующие действительности документы, свидетельствующие о праве на получение вклада по наследству (ошибочное решение суда о признании иждивенцем наследодателя), или представляет поддельный документ, удостоверяющий полномочия на совершение сделки, и т.д.

Тем не менее обманом, влекущим признание сделки недействительной, не может считаться отказ от совершения заранее обещанного противоправного действия, не относящегося к самой сделке: обмен квартиры под обещание жениться (выйти замуж), продажа автомобиля под обещание «помочь с арендой» помещения и т.п. Не может считаться обманом в смысле комментируемой статьи и отказ от выполнения обещанных, но не согласованных в установленной форме условий сделки (отказ доставить купленный товар, отчужденный без обязательства доставки). В этом случае можно требовать либо признания договора не заключенным, либо расторжения заключенного договора, либо, наконец, привлечения к ответственности за невыполнение обязанностей по договору.

3. Насилием в смысле комментируемой статьи считается непосредственное физическое воздействие на личность участника сделки — либо непосредственно на сторону, если ею является гражданин, либо на представителей (работников) и органы юридического лица. Они могут выражаться в нанесении побоев, телесных повреждений, убийствах, причинении физических страданий, ограничении либо лишении свободы передвижения.

Насилие может выражаться далее в воздействии на имущество стороны — уничтожение либо повреждение имущества, захват его.

Насилие может осуществляться как по отношению к стороне в сделке, так и по отношению к близким стороне лицам (детям, родителям, супругу), к ее контрагентам либо аффилированным лицам. В этих случаях для стороны по сделке речь идет о причинении нравственных страданий, потере клиентов, акционеров, дочерних обществ и т.п.

Насилие не обязательно должно быть уголовно наказуемым, но всегда противоправным. Употребление власти начальником по отношению к подчиненному для принуждения его к совершению сделки есть также разновидность насилия (объявление взыскания, понижение в должности, лишение вознаграждения и т.д.). Отказ в продлении аренды за неперечисление средств в избирательный фонд главы администрации также относится к разновидности такого насилия.

Насилие направлено не на получение согласия на совершение сделки, которого быть не может, а на понуждение к совершению действий, которые бы создавали видимость такого согласия. Для насильника важно получить подпись под договором, подпись под заявлением, актом, иными документами, необходимыми для того, чтобы сделка считалась совершенной.

4. Угроза также может считаться основанием недействительности сделки, если она стала причиной несоответствия воли, выраженной в сделке, подлинной воле лица, совершившего ее. Угроза представляет собой психическое воздействие на волю лица с целью принудить его к совершению сделки под страхом применения физического насилия, причинения нравственных страданий, распространения сведений, порочащих деловую репутацию, оглашения сведений о финансовом положении либо совершения какого-либо иного противоправного действия.

Угроза отличается от насилия, во-первых, тем, что представляет собой только «психическое воздействие», воздействие на сознание, но не на личность и не на имущество; во-вторых, угроза может относиться к любым последствиям — как неправомерным, так и правомерным. Судом была квалифицирована как недействительная сделка продажи квартиры, к которой продавца принуждали угрозой убийства (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 29.08.1971). Угроза лишить наследства не делает законным заключение брака. Она неправомерна, таким образом, сама по себе, поскольку направлена на принуждение к совершению сделки. Однако, в-третьих, угроза должна носить реальный, а не предположительный характер. Лицо, совершающее сделку под угрозой, должно сознавать возможность ее исполнения. Наконец, в-четвертых, угроза должна быть «существенной» или «значительной», исходя из значимости тех ценностей, которым она создавала опасность.

5. Под злонамеренным соглашением представителя одной стороны с другой стороной понимается сговор представителей сторон, направленный против интересов представляемой стороны. Эта сделка может быть квалифицирована как особый случай обмана — обман представителем представляемого лица по сговору с другой стороной. В результате этого сговора сторона либо лишается того, что она должна была бы иметь при надлежащем использовании представителем имеющегося у него полномочия (продажа по заведомо заниженной цене либо покупка по заведомо завышенной цене), либо приобретает дополнительные обременения (покупка дома с нанимателями). Не имеет значения цель, с какой совершался такой сговор, получили ли какую-либо выгоду от этого представитель и другая сторона.

Следует учитывать, что нарушение представителем своих обязанностей перед доверителем, а также превышение им своих полномочий не должно рассматриваться в качестве основания признания сделки недействительной (ст. 183 ГК).

6. Стечение тяжелых обстоятельств вынуждает лицо действовать не вполне по своей воле, поскольку эти обстоятельства не всегда предоставляют ей возможность выбора. Тяжелая болезнь, банкротство, увольнение с работы и тому подобные причины заставляют быть менее разборчивым в выборе покупателей, продавцов, кредиторов и т.д. Вместе с тем само по себе стечение тяжелых обстоятельств не является основанием для признания сделки недействительной. Обязательным признаком такой сделки должны быть крайне невыгодные условия сделки. Такие сделки, например, совершали вынужденные переселенцы и беженцы, продававшие принадлежавшие им квартиры (дома) за цену, едва покрывавшую расходы на переезд к новому месту жительства. Вторым обязательным условием такой сделки является недобросовестное поведение другой стороны: зная о стечении тяжелых обстоятельств, она умышленно совершает сделку на крайне невыгодных для этой стороны условиях.

Характер действий недобросовестной стороны при этом не должен приниматься во внимание. Она может действовать активно, но может просто «давать согласие» на совершение сделки. Не требуется доказывать и факт получения этим лицом особой выгоды от такой сделки.

Кабальные сделки могут совершаться как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц. Такой характер может быть присущ, например, кредитным сделкам, в которых проценты значительно превышают и сумму кредита, и темпы инфляции, и обычный для таких сделок банковский доход.

Однако доказывание кабальности сделок как для физических, так и для юридических лиц сопряжено со значительными трудностями. Лица могут сознательно совершать сделки на невыгодных для себя условиях, в том числе и в условиях стечения тяжелых обстоятельств, в предвидении еще больших потерь, которые они могут понести, если воздержатся от совершения сделок. Одно дело, когда лицо распродает имущество за долги, либо для лечения, либо для оплаты вынужденного переезда, и совсем другое, когда оно берет взаймы сегодня под грабительские проценты, опасаясь их скачка в ближайшем будущем либо скачка цен на товары, для приобретения которых берется кредит.

7. Характер сделок, предусмотренных комментируемой статьей, предопределяет и их последствия. Поскольку в сделке имеется сторона, действовавшая противоправно, и потерпевшая сторона, то важное значение приобретают меры штрафного характера, меры ответственности, применяемые к нарушителю за совершение таких действий. Потерпевшему возвращается все полученное от него другой стороной. Если нельзя возвратить в натуре, то стоимость возмещается в деньгах. То же, что получено потерпевшим от другой стороны (либо причитающееся с нее), взыскивается в доход Российской Федерации. Эти меры в гражданском праве именуются односторонней реституцией. Одна сторона, потерпевший, при этом возвращается в первоначальное положение, все же переданное другой стороной либо причитающееся с нее конфискуется.

Все сделки, указанные в данной статье, являются оспоримыми. Лица, их совершающие, вправе, но не обязаны требовать признания их недействительными. Суд, рассматривающий дело, должен принимать решение о недействительности таких сделок с учетом всех обстоятельств, поскольку закон не обязывает его к такому решению во всех случаях. Суд может, в частности, и отказать в удовлетворении иска по такому основанию, если выяснится необратимость исполнения сделки, отпадение условий недействительности (последующее одобрение сделки потерпевшей стороной), и в других случаях, когда результаты сделки оказываются в интересах потерпевшего лица.

Судебная практика по ст. 179 ГК РФ

Позиции высших судов по статье 179 Гражданского кодекса.

Верховный Суд Российской Федерации

  1. Определение от 30 сентября 2019 г. по делу № А41-52108/2018
  2. Определение от 19 августа 2019 г. по делу № А32-42735/2016
  3. Определение от 12 августа 2019 г. по делу № А50-12236/2018
  4. Определение от 2 августа 2019 г. по делу № А40-34529/2018
  5. Определение от 2 августа 2019 г. по делу № А08-6549/2018
  6. Определение от 17 июля 2019 г. по делу № А02-913/2018
  7. Определение от 1 июля 2019 г. по делу № А45-8473/2017
  8. Определение от 17 июня 2019 г. по делу № А76-10485/2017
  9. Определение от 28 мая 2019 г. по делу № А40-52448/2018
  10. Определение от 14 мая 2019 г. по делу № А44-2189/2018