Ипотечный кризис США 2008

Причины и последствия ипотечного кризиса в США 2008 года

В 2008 году мировую экономику охватил кризис, который по степени влияния превзошел даже великую депрессию 30-х годов XX века. Начало рецессии связывают с ипотечным рынком США, который обвалился в 2007 – середине 2008 года и положил начало массовым банкротствам коммерческих банков, страховых компаний и хедж-фондов. Из-за чего лопнул «ипотечный пузырь», и какие последствия для мировой экономики это принесло, рассмотрим в этой статье.

Предпосылки и причины ипотечного кризиса США

Американский менталитет и структура экономики предполагают «жизнь в кредит». Граждане США получают ипотечные займы и кредиты на автомобили на долгий срок под невысокую ставку. Еще в 1999 году дефицит платежного баланса США составлял 6 %. Страна потребляла почти 35 % от общемирового объема производства продукции, при этом производя только 20 %. Это говорит о том, что американцы потребляли больше, чем могли себе позволить с точки зрения финансов и объема ВВП.

Президент страны Джордж Буш (мл.) с 1999 года проводил политику поддержки строительства. Девелоперские компании получали налоговые льготы, что позволило проводить массовую застройку и увеличивать цены на жилье. Однако в условиях растущего рынка очень немногие граждане могли позволить себе приобрести жилье по завышенной стоимости. В результате к 2006 году банки были вынуждены пойти на смягчение требований к потенциальным заемщикам. Снизился порог входа на рынок (первоначальный взнос), требуемый уровень дохода. Риски невозврата по выданным займам росли, а резервы на потери не увеличивались. Ипотечные займы выдавались даже лицам с минимальными доходами, которые не могли себе позволить обслуживать полученный заем.

Растущая конкуренция среди банков, снижение объемов закладных на рынке (так как их активно скупали инвесторы) и отсутствие грамотного контроля со стороны ФРС привели к росту субстандартной ипотеки. По условиям таких займов применялись плавающие ставки, существенная часть основного долга погашалась в конце срока действия договора (то есть через 20–30 лет), снижались ежемесячные платежи. Банки стремились выдать как можно больше кредитов для их последующей перепродажи. Такими программами злоупотребляли спекулянты, которые рассчитывали приобрести недвижимость с целью перепродажи по более высокой цене. Объем «мусорного» кредитования вырос в разы.

За 2002–2005 годы общий объем рынка ипотечного кредитования США вырос в 2,5 раза. При этом экономический рост составил всего 1 %, что явно свидетельствовало о чрезмерном потреблении без создания продукции. Кредитование становилось все менее обеспеченным.

Параллельно с этим увеличивались вложения в американский рынок. Растущие цены на недвижимость и увеличение оборота продаж жилья делали ценные бумаги, обеспеченные залогом недвижимости, весьма привлекательными для инвесторов из Азии и Европы.

Спекулятивные процессы на ипотечном рынке США

Массовый приток спекулянтов, целью которых было получение максимальной прибыли без оглядки на здоровье рынка, привел к разрастанию «ипотечного пузыря». Говоря простыми словами, закладные перепродавались из рук в руки с увеличением стоимости в разы и даже десятки раз. В результате закладная по высокорисковому кредиту, выданному малообеспеченной семье на приобретение условного дома стоимостью 100 000 долларов, стоила 1 000 000 долларов. Недообеспеченность рынка ценных бумаг объектами недвижимости росла.

Для снижения рисков по «мусорным» кредитам заработал механизм секьюритизации путем выпуска производных ценных бумаг (свопов) под залог закладных. Объемы их торговли превышали 500 трлн долларов, что было колоссальной суммой, существенно превышающей фактические объемы рынка недвижимости. Влияние на рост пузыря оказывали и рейтинговые агентства, которые искусственно завышали рейтинги надежности тех или иных бумаг. Производные инструменты выпускались в несколько очередей, раз за разом теряя обеспеченность, но возрастая в цене. Такой классический спекулятивный подход только ускорил банкротство всей системы.

К середине 2006 года темпы роста рынка замедлились. Начались первые просрочки по выданным кредитам.

Падение рынка

В 2007 году ипотечная система США рухнула. Только за этот год более 20 банков страны объявили о своем банкротстве в результате невозврата ипотечных займов, которые были выданы без соответствующих страховых взносов. Вслед за ростом убытков банков по кредитам, произошло падение стоимости недвижимости из-за перенасыщения рынка. Те владельцы, которые среагировали на падение цен, массово перекредитовывались и приобретали аналогичную недвижимость по более низким ценам. Выброшенные на рынок объекты, закладные по которым были перепроданы уже несколько раз с ростом в цене, обесценивались. Вслед за этим ценные бумаги резко падали в цене.

На рынке сработал эффект домино: одни за другими по цепочке банкротились банки, страховые компании и хедж-фонды. Инвесторы, которые вкладывались в рынок, массово избавлялись от бумаг, вкладывая их в самые низкорисковые инструменты – сырьевые фьючерсы, что повлекло рост цен на нефть. На фондовом рынке возникла паника.

Убытки граждан США

Просрочки по ипотечным займам привели к массовым досрочным взысканиям долгов. Заемщики оказывались фактически на улице, выселенные из ипотечных домов.

Кризис затронул и тех американцев, которые не участвовали в спекулятивном кредитовании: пенсионные накопления обесценились. Совокупные потери составили более 2,5 млрд долларов.

Убытки и банкротство компаний финансово-инвестиционной сферы привели к массовым сокращениям и росту безработицы. В результате возник порочный круг невозвратов долгов по кредитам, рост взысканий и предложения на рынке недвижимости. Следом за этим ускорилось падение цен на жилье. При этом добросовестные заемщики, имеющие ипотеку, массово отказывались от своих домов (так же выбрасывая их на рынок и увеличивая предложение) и займов, приобретая на собственные средства подешевевшую недвижимость. Кризис усугублялся.

Правительство США оказывало адресную финансовую поддержку потерпевшим. Также некоторым обанкротившимся заемщикам была возвращена часть выплат банку.

Последствия кризиса для финансовой системы США

Ипотечный кризис нанес удар по всей экономике страны:

  • потери рынка недвижимости составили более 5 трлн долларов;
  • совокупные накопления физических лиц потеряли более 8 трлн долларов;
  • обанкротились 2 крупнейших ипотечных банка США (Lehman Brothers и Bear Stearns);
  • обесценение производственных активов на 20 %;
  • две крупнейшие инвестиционные компании были вынуждены воспользоваться финансовой помощью ФРС и приостановить инвестирование (Morgan Stanley и Goldman Sachs);
  • обвал рынка обесценил крупнейшие по капитализации компании страны более чем на 45 %;
  • рынок недвижимости США до конца не восстановился.

Общемировые последствия ипотечного кризиса США

США – одна из самых интегрированных в мировую экономику стран и одна из ведущих экономик мира. Кризис страны не мог не сказаться на общемировых финансовых тенденциях. С момента краха ипотечной системы Соединенных Штатов прошло больше 10 лет, однако последствия для мирового рынка проявляются до сих пор:

  • переориентация инвесторов на сырьевые рынки привела к продовольственному кризису;
  • суммарные потери банков в мире составили более 4 трлн долларов;
  • увеличение роли законодательного регулирования в финансовой сфере;
  • объемы финансовой помощи кредитным организациям составили суммарно около 7 трлн долларов;
  • сокращение мирового объема торговли достигло 10 % в период с 2008 по 2011 годы;
  • безработица достигла максимального уровня в истории и составила почти 200 млн человек по всему миру;
  • общемировой ВВП сократился на 2,3 %;
  • центральные банки стран мира массово снизили ставки рефинансирования.

Аналитики и инвесторы предполагают, что дефолт 2008 года привел к краху имеющейся системы кредитования в США, а также снижению уровня потребления до реальных обусловленных ВВП объемов. Кризис привел к уменьшению роли США на мировой геополитической арене и снизил влияние на мировую экономику.

Made in America. Крупнейшие кризисы XXI века. Часть 1

Америка — во власти кризиса, вызванного эпидемией коронавируса. Этот кризис особенный.
Резкий провал экономики вызван мерами самоизоляции, когда часть бизнеса столкнулась с нулевым спросом на товары и услуги. Государственные структуры реализовали рекордный по масштабам пакет программ стимулирования экономики.

В XXI веке это уже не первый кризис в США. Их было три: кризис доткомов, ипотечный кризис, нынешний коронакризис. Каждый — особенный по причинам возникновения, влиянию на экономику и финансовые рынки. В целом цепочка кризисов последнего десятилетия взаимосвязана, поэтому для оценки нынешней ситуации полезно заглянуть в прошлое и сравнить все три кризиса.

Первая часть исследования будет обзорной — о причинах и последствиях кризисов, методах борьбы с ними. Во второй части мы сравним динамику макропоказателей, мультипликаторов, отдельных групп акций и подведем итоги.

Кризис доткомов (2000–2001 гг.)

Причины
Пузырь надувался пять лет — с 1995 по 2000 г. За это время на мировую арену вышли тысячи компаний — «доткомов», занимавшихся бизнесом, связанным с интернетом. Вера в силу новых технологий была настолько несокрушимой, что под любой мало-мальски приличный с виду стартап выдавались многомиллионные финансирования. Никто особенно не задумывался о том, удастся ли монетизировать эти бесчисленные проекты.

На биржу вышло множество убыточных компаний с непонятной бизнес-моделью. У многих таких предприятий почти все активы были нематериальными. Их бумаги пользовались огромным спросом на IPO. Акции технологичных компаний росли как на дрожжах. С одной стороны, эта была первая волна структурного сдвига в экономике. С другой — реализация полу- и полностью мошеннических схем для привлечения капитала.
Последствия для финансовых рынков
10 марта 2000 г. индекс Nasdaq Composite установил новый исторический максимум. В тот же день произошел сокрушительный обвал, пузырь доткомов лопнул. За этим последовало банкротство сотен интернет-компаний.

За 2000 г. Nasdaq потерял около 50% капитализации. До 2003 г. индекс упал на 75%. К достигнутому в 2000 г. максимуму Nasdaq вернулся только в 2015 г. Ситуацию ухудшили теракт 11 сентября 2001 г., банкротство Enron и WordCom. Широкий рынок акций отреагировал позднее. В целом за период падения 2000–-2002 гг. более сбалансированный по отраслям индекс S&P 500 потерял около 50%.

Пострадали не только бумажные стартапы. Один из крупнейших представителей «новой экономики», телекоммуникационная компания WorldCom, был уличена в нелегальных банковских операциях, направленных на увеличение прибыли. Раскрытие информации привело к третьему по величине банкротству в истории США. Крупные сетевые компании Nortel, Cisco и Corning, как оказалось, рассчитывали на инфраструктуру, которая так никогда и не была создана. Выжили сильнейшие. Сейчас Microsoft, Apple и Amazon входят в тройку крупнейших по капитализации компаний на рынке США.
Последствия для экономики
Кризис доткомов затронул в основном рынок акций. В I квартале 2001 г. ВВП США сократился 1,1% (кв/кв). Теракт 11 сентября 2001 г. привел к падению ВВП в III квартале на 1,7%. Формально рецессии, то есть снижения ВВП на протяжении двух и более кварталов подряд, удалось избежать. По данным Национального бюро экономических исследований (NBER), рецессия в Штатах все же была и продолжалась девять месяцев — с марта по ноябрь 2001 г. Безработица в США увеличивалась до середины 2003 г., достигнув 5,6% с пререцессионных 3,4%.
Как государство боролось с кризисом

Для борьбы с рецессией ФРС снизила ключевую ставку с 6,5% до 1% (конец 2000–середина 2003 г.). В июне 2001 г. Джордж Буш подписал закон о снижении налогов, направленный на поддержку экономики.
Для экономики ситуация оказалась не слишком критичной и стала вполне логичным завершением 10-летнего периода роста. Основная проблема в том, что кризис доткомов стал первопричиной гораздо более серьезного ипотечного кризиса.

Ипотечный кризис (2007–2008 гг.)

Причины

В 2001–2003 гг. на фоне низких процентных ставок американцы активно рефинансировали ипотеку. Помимо этого, после взрыва пузыря доткомов деньги начали перетекать с фондового рынка в сегмент недвижимости.

Как результат, сформировался новый пузырь — на рынке домов. Банки активно выдавали ипотеку, теперь уже низкого качества (subprime). Займы становились все более изощренными и зачастую, по сути, не обеспеченными, с плавающей процентной ставкой. Встречались абсурдные истории. К примеру, мексиканская кухарка владела четырьмя объектами недвижимости в США, приобретенными в долг.
Одновременно взлетел рынок ипотечных ценных бумаг, структура которых все более усложнялась. Формально они имели высокие рейтинги, но по факту было трудно понять, что стоит за тем или иным выпуском. В операции со сложными ипотечными продуктами ввязались не только ведущие банки, но и такие консервативные структуры, как спонсируемые государством Fannie Mae и Freddie Mac, занимавшиеся созданием вторичного рынка ипотеки, страховая компания AIG.

С 2004 г. ФРС начала повышать процентные ставки. Рынок недвижимости в США достиг пика в 2005 г., а затем начал охлаждаться. Ипотечные кредиты с плавающей ставкой стало сложно обслуживать. По Америке прокатилась череда дефолтов. В 2008 г. рынок ипотечных бумаг рухнул чуть ли не в одночасье, хотя первые тревожные звоночки прозвучали еще в 2007 г., когда были заморожены фонды французского банка BNP Paribas из-за проблем на рынке subprime-ипотеки.

Как государство боролось с кризисом
В марте 2008 г. ФРС согласилась предоставить JP Morgan до $30 млрд для покупки банка Bear Stearns. JP Morgan купил проблемный актив всего за $2,2 млрд. Как оказалось, впоследствии сделка сыграла несущественную «оздоровительную» роль в той ситуации. Позже последовали более значительные меры для спасения финансовой системы.

15 сентября 2008 г. Lehman Brothers подал заявление о банкротстве после того, как секретарь казначейства администрации Буша Хэнк Полсон отказался предоставить помощь банку. Падение Lehman Brothers стало формальным началом глобального финансового кризиса 2008 г. После однодневного падения американских индексов на 3,5–4,5%, ставшего реакцией на банкротство Lehman, политики изменили позицию относительно спасения других компаний и запустили программу стабилизации финансовых рынков.

Компании, считавшиеся «слишком большими, чтобы обанкротиться» («too big to fail»), получили денежные вливания в обмен на обесценившиеся активы. ФРС выкупала токсичные активы по более высоким нерыночным ценам, предоставила доступ к ликвидности через дисконтное окно.

Правительству пришлось поддержать крупную страховую компанию American International Group. Были риски, что AIG обанкротится из-за огромного объема кредитных дефолтных свопов (CDS), по которым компания несла риски в случае наступления дефолтов по базовым инструментам.

Через процедуру банкротства прошел автоконцерн General Motors. Goldman Sachs и Morgan Stanley сменили статус инвестиционных банков на коммерческие, чтобы получить доступ к ликвидности ФРС. Bank of America получил более $100 млрд в виде гарантий на покупку ипотечной компании Countrywide Financial и инвестиционного банка Merrill Lynch. Всего на спасение финансовой индустрии правительство США потратило около $700 млрд. Пакет мер фискального стимулирования превысил $800 млрд.

В ходе рецессии ФРС осуществила беспрецедентные меры монетарного стимулирования. Настала новая «эра дешевых денег». Регулятор снизил ключевую ставку с 5,25% до 0,1%. ФРС начала увеличивать fed funds rate с близкого к нулевому уровня только в конце 2015 г.

В ноябре 2008 г. ФРС начала первый раунд количественного смягчения (QE1). Программа предполагала выкуп $600 млрд ипотечных бумаг. До кризиса Федрезерв держал на балансе около $700–800 млрд гособлигаций США. В 2010 г. была запущена QE2, которая включала $600 млрд Treasuries. Далее последовали «Операционный твист», который предполагал ребалансировку портфеля ФРС в пользу длинных гособлигаций, и QE3 — выкуп на $40–85 млрд в месяц. Программа завершилась в октябре 2014 г., когда баланс ФРС достиг $4,5 трлн.

Последствия для экономики
«Великая рецессия» продолжалась с декабря 2007 г. по июнь 2009 г. За этот период экономика США потеряла 4,2%. Этот стало самым худшим показателем со времен Великой депрессии. Рынок труда восстанавливался до 2015 г., когда уровень безработицы вернулся к 5% (c 10%). Мировая экономика опустилась в рецессию вслед за США. В 2009 г. глобальный ВВП потерял 1,73%.
Последствия для финансовых рынков

За период кризиса S&P 500 потерял около 55%. В аутсайдерах оказались бумаги финансовой индустрии. Американский рынок развернулся в марте 2009 г. S&P 500 обновил исторический максимум в 2013 г. Бычий тренд на рынке США продолжался более 10 лет подряд. Сначала этому способствовало монетарное стимулирование ФРС, затем в рост пошли акции сектора высоких технологий, включая Apple, Amazon, Facebook.

Читайте лучшие материалы по американскому рынку на канале BCS USA в Telegram. Здесь вы найдете обзоры по рынку, идеи для инвестиций, различные исследования, познавательные диаграммы.

Коронакризис (февраль 2020 г. – …)

Причины и последствия для финансовых рынков

В феврале американский рынок акций установил новый рекорд, S&P 500 приблизился к 3400 пунктам. Это стало пиком долгосрочного бычьего тренда. За этим последовали эпидемия COVID-19 и обвал. Пострадала экономика всего мира. США стали лидером по числу заболевших коронавирусом (1,87 млн). В Штаты пришла рецессия. Сводная прибыль компаний S&P 500 в I квартале сократилась на 14,6% относительно аналогичного периода прошлого года.
Примерно за месяц S&P 500 потерял 35%. В дальнейшем рынок США восстановил большую часть потерянных позиций. S&P 500 близок к 3100 пунктов. Nasdaq Composite приближается к историческому максимуму.
Фондовые индексы растут в отрыве от экономики и несмотря на все риски. Основные факторы роста — надежды на относительно быстрое восстановление экономики, монетарное и фискальное стимулирование, возросший интерес к акциям технологичных компаний, связанных с онлайн-торговлей, «облачными» сервисами, удаленной работой и онлайн-досугом.
Доминирование технологичных акций особенно хорошо видно на графике индекса Nasdaq 100, где сконцентированы бумаги группы FAAMG (FB, AMZN, AAPL, MSFT, GOOGL).

Последствия для экономики
В I квартале ВВП США сократился на 5% (кв/кв). Во II квартале ситуация явно ухудшилась. Различные оценки предполагают падение американской экономики еще на 20–40%. Интересной является достаточно «свежая» и гибкая оценка сервиса GDPNow ФРБ Атланты, которая строится на основе входящего потока макрорелизов. Сейчас прогноз GDPNow предполагает 53% падение ВВП США по итогам II квартала.

Согласно апрельскому прогнозу МВФ, в 2020 г. мировая экономика сократится на 3%, при этом ВВП США потеряет 5,9%. Согласно базовому сценарию, во II полугодии начнется восстановление, которое позволит мировому ВВП вырасти на 5,8% в 2021 году. Глава ФРС Джером Пауэлл также надеется на постепенное улучшение во II полугодии после снятия мер самоизоляции.

В марте, когда эпидемия коронавируса только начиналась, экономисты ожидали резкого V-образного восстановления. Сейчас неопределенность усилилась. Стало понятно, что быстро COVID-19 не исчезнет. После окончания самоизоляции может прийти новая волна пандемии. Показательный пример: две недели назад Ford открыл два завода в США и довольно быстро закрыл, так как у отдельных сотрудников был обнаружен коронавирус. Подобные опасения будут еще долго затруднять работу бизнеса.
Базовый прогноз вписывается в концепцию U-образного восстановления. Однако есть риски W-модели со вторым дном и наиболее депрессивной L-образной модели. Экономическая ситуация во многом будет зависеть от формирования коллективного иммунитета к COVID-19 и отношению населения к самоизоляции. Если люди будут опасаться посещать публичные места, то предприятиям сферы услуг будет сложно восстановить бизнес.
Позитивные факторы, которые будут способствовать восстановлению экономики: фискальное и монетарное стимулирование, отложенный спрос, отсутствие серьезных структурных дисбалансов в банковской системе США в отличие от ипотечного кризиса 2008 г., успешный переход части бизнеса в онлайн.

Как государство борется с кризисом

В марте ФРС снизила диапазон ключевой ставки с 1,5–1,75% до 0,00–0,25%. Регулятор возобновил количественное смягчение (QE), которое, по сути, стало безлимитным. ФРС будет скупать госдолг и ипотечные бумаги в объеме, необходимом для бесперебойной работы рынков. В программу выкупа были добавлены другие инструменты, включая ETF на облигации. Помимо этого, ФРС представила спектр кредитных программ для поддержки предприятий и домашних хозяйств.
По мнению Джерома Пауэлла, стимулирование должно быть неограниченным до завершения экономического шока. Глава ФРС пообещал использовать весь список доступных инструментов в случае необходимости.

Расходы на бюджетно-налоговое стимулирование уже превысили $3 трлн. В конце марта был одобрен рекордный в истории США пакет мер на $2 трлн. Для сравнения, в ходе кризиса 2008 г. пакет мер фискального стимулирования составил порядка $800 млрд. Это лишь часть суммы, которую намерен рассмотреть Конгресс. Вероятно, что в рамках нового пакета мер фокус будет сделан на налоговых послаблениях, стимулирующих капзатраты и бизнес-инвестиции. Помимо этого, Дональд Трамп лоббирует пакет инфраструктурных расходов в размере $2 трлн, который позволит создать дополнительные рабочие места.

Ключевая дополнительная проблема сейчас — политические риски. В Штатах бушуют акции протеста, которые переросли в народные волнения. В крупнейших городах введен комендантский час. Пострадали торговые точки, которые только начали возвращаться к полноценной работе после снятия карантинных мер.
Помимо этого, напряженные взаимоотношения между США и Китаем затрудняют реализацию достигнутого в этом году торгового соглашения. Это угрожает внешней торговле, негативно влияет на доверие бизнеса и производственные цепочки предприятий.
В случае продолжения экономического шока возможности поддержки со стороны ФРС могут иссякнуть. Регулятор уже использовал большую часть списка доступных инструментов. Опыт ЕЦБ показал, что отрицательные процентные ставки угрожают банковской системе и не слишком стимулируют экономику. Резкое увеличение госдолга США, который превысил $25 трлн, ограничивает потенциальные объемы дополнительного фискального стимулирования.
Читайте также: «Куда заведет Америку коронавирус? Госдолг США превысил $25 трлн»

Так что, несмотря на взлет американского рынка, проблемы остаются. Риски новой волны просадки никто не отменял. ФРС при этом стоит на страже фондовых активов и неформально постарается уберечь рынки от новых многолетних минимумов.

Итак, в первой части материала было рассказано о причинах и последствиях кризисов XXI века родом из США, методах борьбы с ними. Во второй части мы сравним динамику макропоказателей, мультипликаторов, отдельных групп акций и подведем итоги.

БКС Брокер

Ипотечный кризис в США 2007–2008 гг. – крах рынка недвижимости и связанных с ним производных ценных бумаг. По уровню падения кризис сравнивают с «Великой Депрессией» 30-х годов прошлого века, только финансовое вмешательство и жесткие меры регулирования федеральных властей предотвратило окончательный коллапс банковской системы.

Ипотечный кризис в США 2007-2008 г. (англ. англ. subprime mortgage crisis) – обвал рынка недвижимости по причине резкого увеличения просрочек/невыплат по высокорисковым ипотечным кредитам и массовые отчуждения недвижимости в пользу кредиторов. Обесценившиеся ипотечные ценные бумаги привели к самому сильному падению биржевой активности со времен «Великой депрессии», массовому банкротству инвестиционных банков и страховых компаний по всему миру, что привело к началу мирового кризиса, последствия которого не преодолены до настоящего времени.

Если сравнить ипотечный кризис с падением американской экономики в период 1929-1939 гг., то явно прослеживаются две общие черты:

  • спекулятивные действия в банковской и биржевой сферах;
  • запоздалая реакция государственных контролирующих органов на рост кризисных явлений в экономике.

В 2011г. один из крупнейших мировых инвесторов Уоррен Баффет, давая показания в Комиссии по расследованию причин кризиса, заявил, что «это был самый большой спекулятивный рыночный пузырь из когда-либо виденных мною. Вся Америка убедила себя, что рост цен на недвижимость будет продолжаться вечно и падение не произойдет никогда».

Причины кризисных явлений

Теорий, как и почему рынок недвижимости из «тихой гавани» превратился в источник мошеннических спекуляций, имеется множество, в зависимости от того, кто ее банкиры видят в этом исключительно просчеты регуляторной политики, а государственные чиновники обвиняют частный сектор в раздувании «пузыря» прибыли. Но есть причины ипотечного кризиса в США, упоминаемые практически во всех исследованиях, а именно:

Рост внешних инвестиций в экономику США

В период с 2002 по 2005 год наблюдалось резкое увеличение иностранных капитальных и оборотных финансовых вливаний, в первую очередь, за счет стран экспортеров нефти и быстроразвивающихся стран Азии, в первую очередь – Китая. Существуют две теории, объясняющие данный факт:

  • На конец 2004 года дефицит платежного баланса США составлял 5,8% ВВП из-за превышения импорта товаров и услуг над экспортом. В этом случае торговый баланс быстрее всего приводится в равновесие именно притоком внешнего капитала. Точку зрения, что именно избыточный мировой капитал спровоцировал ипотечный кризис, как раз и отстаивал тогдашний председатель ФРС Бен Бернанке.
  • Капитал привлекался именно высоким уровнем потребления в США, который при падении экспорта должен удовлетворяться «займами» у иностранного производителя или инвестора.

Независимо от того, какая из двух теорий верна, к 2005-2006 году в США присутствовал огромный объем свободного капитала. Требовалось найти более прибыльную, но и одновременно надежную инвестицию, чем простая покупка казначейских облигаций.

Вполне логичным выбором в данной ситуации выглядела недвижимость, тем более, что несколько десятилетий одним из основных направлений американской внутренней политики было увеличение количества частных домовладельцев. В 1995 году два крупнейших американских ипотечных агентства Fannie Mae и Freddie Mae получили налоговые льготы с целью стимулирования кредитов для заемщиков с низким уровнем доходов, и рынок к этому моменту уже был готов принять дополнительные финансовые вливания.

Изменение в законодательном регулировании банковской системы

Активными участниками постоянного взвинчивания цен на ценные бумаги в период Депрессии были коммерческие банки, использовавшие для этого деньги вкладчиков, что в итоге и привело к биржевому краху «Черного вторника». Для предотвращения подобных ситуаций в будущем осенью 1929 года был принят закон «Гласса-Стигола» четко разделивших банки на коммерческие и инвестиционные. Коммерческим банкам была запрещена торговля ценными бумагами, в том числе через филиалы или дочерние компании, а также введено обязательное страхование депозитных вкладов.

Объем свободного капитала на рынке США был огромен (по разным оценкам от $50 до $70 трлн.), что делало невозможным его размещение между работающими на тот момент инвестиционными банками и их клиентами. Коммерческие банки тоже хотели получить свою долю прибыли, особенно после принятия в 1982 году закона «О паритетном альтернативном кредитовании» (Alternative Mortgage Transaction Parity Act, AMTPA), который разрешил выдачу ипотечных займов кредитным организациям не являющихся федеральными банками.

Многолетняя лоббистская кампания крупнейших банковских игроков привела к закону «Грэмма-Лича-Блайли» или «Закона о модернизации», отменившего ограничения акта «Гласса-Стигола», и таким образом изменила всю банковскую систему. Банки получили возможность создавать финансовые холдинги, которые одновременно могли заниматься коммерческой, инвестиционной и страховой деятельностью. Одновременно были существенно ограничены права государственных регуляторов и контролирующих органов.

Субстандартное кредитование

Для банковской практики США приемлемым уровнем кредитов с высокой степенью риска традиционно считались 6-8% от общего размера ипотечного портфеля. Но для покрытия начавшегося строительного бума такой процент неблагонадежных заемщиков оказался слишком низким и банки начали постепенное снижение обязательных требований. Такие кредиты получили название субстандартных и было разработано множество их модификаций:

  • с плавающей процентной ставкой (interest-only mortgage) – в течение определенного начального периода действия кредита уплачиваются только проценты, а не основная сумма долга. К началу кризиса более 90% кредитов имели плавающую ставку;
  • выбор клиентом варианта оплаты («payment option» loan) – можно выбрать размер ежемесячного взноса, при этом неуплаченные проценты могли прибавляться к основной сумме кредита. Почти каждый десятый займ в период 2005-2006 года был оформлен подобным образом;
  • возможность погашения большей части долга на момент окончания договора (balloon-payment mortgage) и другие варианты.

Апофеозом борьбы за клиента любой ценой стали кредиты с наличием активов (средств на банковском счете), но без регулярного дохода (income, verified assets, NIVA), и займы вообще без активов и доходов (no income, no assets, NINA).

Рискованная секьютеризация и манипулирование рейтингами

Банки прекрасно понимали, что вероятность невозврата выданных займов чрезмерно велика, а потому и пытались минимизировать уровень риска. Для этого обычно используется механизм секьютеризации, когда несколько ипотечных кредитов или других финансовых инструментов объединяются в одну производную ценную бумагу (дериватив), которая затем продается стороннему инвестору.

За счет того, что в состав дериватива входит несколько активов с низким уровнем риска, их стоимость никогда не упадет до нуля или можно будет воспользоваться гарантией в случае неисполнения обязательств, как и делали государственные ипотечные агентства в начале 80-х годов прошлого века, когда только разрабатывалась современная модель секьютеризации.

Ипотечные ценные бумаги (Mortgage-Backed Securitie, MBS) и выпущенные на их основе обеспеченные долговые обязательства (Collateralized debt obligations, CDO) имеют самые причудливые формы: пакет рисковых кредитов «разбавляется» небольшим количеством надежных для повышения их рейтинга, производится эмиссия MBS, состоящих только из «токсичных» займов. Появляются синтетические CDO, представляющие собой производный инструмент от другого CDO. Вся эта масса новых бумаг, разобраться в которых простому инвестору практически невозможно, выбрасывается на фондовый рынок для получения дополнительного дохода.

Спекулятивные частные, страховые и биржевые инвестиции

Ипотечный кризис в США никогда бы не смог достичь таких масштабов без поддержки биржевых спекулянтов, увидевших в бумагах MBS и CDO источник, как им казалось, бесконечной прибыли. Закономерный крах спровоцировали следующие три основных фактора:

  • Ипотечные бумаги перестали ассоциироваться с конкретными объектами недвижимости и начали жить своей обособленной «жизнью». Бесконечные эмиссии и появления новых вариантов, таких как «CDO на CDO», только подстегивали трейдеров к продолжению спекуляций, и статистика увеличения фактического числа неплательщиков никого не интересовала.
  • К ипотечным бумагам применялись те же модели прогнозирования и анализа, что и для обычных акций и фьючерсов, хотя это кардинально различные инструменты. Методики биржевой оценки ипотечных рисков еще не были разработаны, бумаги не имели длительного исторического периода, достаточного для тестирования торговых стратегий и гипотез.
  • С целью выжать максимум дохода, банки и крупные хедж-фонды пошли на сговор с ведущими рейтинговыми агентствами Standard&Poor’s и Moody’s, которые как впоследствии выявила Комиссия по расследованию, сознательно завышали инвестиционную привлекательность даже самых «мусорных» облигаций и закладных. Фактически данные агентства вообще не занимались оценкой бумаг – просто ставили на бумаги цену, предложенную эмитентами.

Несовершенство текущего законодательства позволило банкам наращивать объем производных бумаг, номинально соблюдая требования к соотношению собственного и заемного капитала. С помощью различных забалансовых схем в хедж-фонды и другие негосударственные кредитные организации были выведены огромные суммы, то есть фактически была создана «теневая» банковская система. Перед тем, как начался ипотечный кризис в США, чистая прибыль финансового сектора составила почти 27% от произведенного ВВП и большая часть этих средств осталась вне баланса. Таким образом, даже процесс поддержания текущей деятельности и ликвидности ведущих банков стал напрямую зависеть от ситуации на рынке недвижимости.

Рядовые граждане также включились в гонку – исторически рост цен на недвижимость был близок к уровню инфляции, но в 2000-2006 годах недвижимость показала почти двукратный рост. Дом перестал быть долгосрочной и не приносящей большого дохода инвестицией. Даже заемщики, которые соответствовали всем условиям Федеральных программ, стали предпочитать субстандартный кредит для получения вторичного ипотечного займа под рост стоимости. То есть при появлении дополнительного кредитного лимита заемщик мог или взять еще один ипотечный займ, или потратить эту сумму на потребление, или просто получить эту сумму наличными в банке. Если добавить к этому резкий рост уровня потребления, сокращение личных сбережений и реальной заработной платы – ипотечный крах стал неизбежен.

Последствия кризиса

Несмотря на все меры по реструктуризации ипотек неплатежеспособных заемщиков, к середине 2011 года было произведено полное отчуждение свыше миллиона объектов жилой недвижимости при практически полном отсутствии рыночной активности. К 2014 году доля кредитов, по которым не производятся выплаты, снизилась до 8%, но полностью негативные процессы оставить не удается.

Последствия для экономики США:

  • Из пяти крупнейших ипотечных банков США обанкротились Lehman Brothers (невозможность покрыть кредитные свопы) и Bear Stearns (убытки дочерних хедж-фондов), произвели слияние Merrill Lynch и Bank of America, а Goldman Sachs и Morgan Stanley прекратили инвестиционную деятельность в обмен на поддержку ФРС.
  • Стоимость производственных активов снизилась более чем на 20% за период июнь 2007-ноябрь 2008.
  • Ведущий фондовый индекс S&P500 в ноябре 2008 года упал более чем на 45% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.
  • Рынок недвижимости после исторического максимума 2006 года потерял более $5 трлн. и до настоящего времени не показывает роста;
  • Частные сбережения и пенсионные накопления граждан США уменьшились на $2,5 млрд., а учитывая отчуждение собственности и принудительные взыскания, общая сумма личных потерь почти $8 трлн.;
  • Кризис затронул все секторы экономики особенно автомобильную промышленность и сферу услуг.

Меры по преодолению последствий кризиса

Расследование причин ипотечного кризиса 2008 года в США показало, что активные действия государственных органов начались только в сентябре, хотя первые признаки неустойчивости финансовой системы появились уже во второй половине 2007 г. и время для смягчения последствий было упущено. Кроме того, ни одной из финансовых организаций, «стимулирующих» развитие кризиса и спекулирующих на его последствиях, не было преяъявлено ни одного иска об административной или уголовной ответственности.

Действия правительства

Выкуп проблемных субстандартных активов у банков и страховых компаний за счет бюджета США был единственным способом быстро поддержать ликвидность и избежать окончательной стагнации экономики и банкротства компании уровня Lehman Brothers. В августе 2008 г. Конгресс принимает «Акт о чрезвычайной экономической стабилизации» (Emergency Economic Stabilization Act of 2008 (EESA) или «План Полсона» по фамилии тогдашнего секретаря Казначейства. Общая сумма вливаний в частный сектор вместе с налоговыми льготами составила $700 млрд., которые не были возвращены. То есть фактически банки покрыли свои рискованные действия за счет средств налогоплательщиков.

Заемщикам был выполнен возврат части уплаченного налога на недвижимость, но это в целом не привело к существенному улучшению ситуации. Кроме того, была реализована государственная программа оказания индивидуальной денежной помощи неплатежеспособным домовладельцам, а также содействия в достижении соглашения с крупнейшими банками и кредитными ипотечными агентствами Fannie Mae и Freddie Mac о введении моратория на отчуждение имущества и увеличению программ рефинансирования.

Действия Федеральной резервной системы США

Совместно с Центробанками ведущих стран Европы и Азии было проведено снижение процентных ставок, что только подтверждает глобальный характер кризиса. Положительный эффект от такого шага оказался минимальным.

Проведена выдача краткосрочных займов по сниженной ставке для банков, подконтрольных ФРС, а также реализован дополнительный (к плану Полсона) выкуп проблемных ипотечных бумаг.

Реализован постоянный контроль гарантийного долларового обеспечения международных валютных свопов банков ЕЦБ, Банков Англии и Швейцарии.

Обеспечена программа предоставления целевых кредитов, в том числе небанковским кредитным организациям, для выпуска ипотечных ценных бумаг с гарантированным залогом (Term Asset-Backed Securities Loan Facility, TALF).

Последствия для мировой экономики:

Пик общего числа выселений за неуплату по ипотеке пришёлся на 2009-2010 годы. Невозможность погашения субстандартных кредитов и связанных с ними ценных бумаг привели к огромным убыткам по всей мировой банковской системе: только крупнейший (по состоянию на 2008 г.) мировой банк HSBS потерял более $10,5 млрд. Если в апреле 2008 г МВФ оценивал суммарные мировые потери от ипотечного кризиса в США примерно в $1 трлн., то уже годом позже пересмотрел это значение до $4 трлн.

Расходы США на преодоление последствий кризиса на конец 2009-го оценивались в $11 трлн., но примерно 50% из них нужно оценивать не как прямые расходы, а как инвестиции, гарантии по займам, выкуп финансовых активов (ипотечные и коммерческие бумаги с обеспечением залогами), в том числе и для того, чтобы повысить ликвидность рынков.

Эхо кризиса ощущается до сих пор. Крах американского фондового рынка привел к панике среди инвесторов и переориентированию денежных потоков в менее рискованные активы, в частности, сырьевые фьючерсы, давшие начало мирового кризиса продовольствия и росту цен на нефть.

Кризис 2008 года

Череда событий, сделавшая банкротами сотни тысяч людей, из которой стоит извлечь урок — кризис 2008 года. В этом году мировой финансовый кризис «празднует» 10 лет, причем нового кризиса в США многие ждут примерно с 2013-14 года. Рассмотрим причины и последствия катастрофы множества финансовых компаний — а также вспомним, как кризис отразился на России. Заодно уделим и некоторое внимание тем, кто сумел «поднять» на обвале десятилетней давности миллиарды долларов.

Ипотечный кризис в США

Первая половина 2000-х годов в США ознаменовалась большим ростом спроса на жилую недвижимость, а с ним — и на ипотечные кредиты. Желая удовлетворить потребности американцев и побольше на них заработать, банковские организации и специализированные ипотечные агентства стали раздавать ненадежные кредиты — в размере до 130% стоимости залогового имущества. А заемщики брали суммы, которые позволяли не только купить жилище, но и обставить его мебелью и/либо сделать дорогой ремонт.

Для сравнения: в сегодняшней России банки не слишком охотно дают ипотеку с первоначальным взносом 10%, а вообще без него – крайне редко и под большие проценты. Кредиторы предпочитают минимизировать риски, связанные с изменением стоимости недвижимости – чтобы если квартиры подешевеют, а многие ипотечники окажутся неплатежеспособными, продажа имущества всё равно позволила вернуть заемные деньги.

К тому же российские банки требуют у претендентов на ипотечный кредит подтверждения дохода и/либо наличия поручителей. В то же время в Штатах в 2000-е годы ипотека под невысокий процент оформлялась чуть ли не безработным заемщикам. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что потребительские кредиты в России тех лет на фоне бурного роста рынка также выдавались очень легко.

К росту цен привели низкие стандарты заёмщиков. В 1970-х дом стоил 60 тыс. долларов и требовалось внести 25 % как первоначальный взнос. Ипотека была намного дешевле аренды, но требовались стабильная работа, первый взнос и кредитный рейтинг. В середине 90-х в Калифорнии и с 2000 года в остальных штатах первый взнос снизился до 10 %, кредитный рейтинг стал лояльней. С 2003-го появились кредиты без первого взноса вообще, а с 2005-го стало достаточно просто назвать свой доход. Потом банки придумали новую схему ипотеки: в первые годы ставка была очень низкая (даже семья уборщика могла ее себе позволить), а потом становилась выше.

Американские кредиторы рассчитывали, что если клиент не будет обслуживать ипотечный заем, должника можно будет выселить, а заложенный дом выгодно продать, поскольку цены на жилую недвижимость росли. В свою очередь заведомо неплатежеспособные ипотечники тоже надеялись подороже перепродать недвижимость, досрочно погасить кредит и остаться с прибылью.

При этом многие просто не понимали, что рынок недвижимости скоро окажется перенасыщенным и за ростом цен неизбежно последует снижение. Когда дома стали дешеветь, а ипотечники банкротиться, кредиторы не могли вернуть деньги даже путем продажи залогового имущества. Так и наступил ипотечный кризис — массовое банкротство ипотечных агентств и банков.

Еще до кризиса (по итогам октября 2007) жилая недвижимость в среднем по 20 самым крупным городам США подешевела на 6,1% против аналогичного периода предыдущего года. К сентябрю 2008-го в среднем по стране недвижимость упала на 20% по сравнению с докризисным уровнем, к ноябрю 2010-го — на 26%. Такое же падение недвижимости было в годы Великой депрессии. Инвестиционные трасты недвижимости, толкаемые вниз слухами о глобальном крахе, в 2009 году потеряли почти половину своей капитализации:

Обвал фондовых рынков

Итак, на фондовом рынке надулся огромный пузырь из облигаций, обеспеченных кредитными портфелями (автокредиты, ипотека, лизинговые активы). Их эмитентами выступали кредитующие банки, покупателями — инвестиционные банки.

Называются эти бумаги «обеспеченными долговыми обязательствами», по-английски — collateralized debt obligations, или CDO. Ипотечную разновидность обеспеченных долговых обязательств также называют collateralized mortgage obligation — CMO.

Пока большинство заемщиков исправно погашали свои кредиты, ипотечные организации тоже платили по облигациям. Когда ипотечники платить перестали, лопнул и пузырь CDO / CMO. Вообще говоря, данные бумаги являются новыми в истории США — они стали активно завоевывать рынок лишь в первой половине 1980-х годов. В середине 2000-х их эмитенты делили их на три типа: надежные, с повышенным риском и высокорисковые (выданные условным уборщикам), где и доход изменялся соответственно. Бумаги первого типа имели наивысший кредитный рейтинг и продавались вплоть до пенсионных фондов Норвегии. Но вскоре при действующей кредитной политике несостоятельными оказались практически все.

В экономике всё взаимосвязано, и за крахом кредитования под залог недвижимости последовал обвал рынка ипотечных ценных бумаг и деривативов. Следом упал и стандартный индекс акций, потерявший в случае США на пике просадки в марте 2009 около 50% стоимости. Ну а затем упали и остальные рынки — наступил мировой финансовый кризис 2008 года.

Как видим, кризис менее всего отразился на Африке и только частично затронул Южную Америку. Тем не менее все развитые и подавляющее большинство развивающихся стран ощутили последствия кризиса сполна.

Крах инвестиционных банков

Ушли с рынка, полностью обанкротившись, либо упразднили прежнюю деятельность успешные американские банки:

  • Lehman Brothers — самая крупная кредитно-финансовая организация США с историей в 150 лет оказалась не в силе уплатить своим клиентам кредитный своп — страховку от дефолта базовых заемщиков — по ипотечным деривативам после их тотального обесценивания;

  • Bear Stearns — был пятым банком в Штатах по величине. Стал первым, потерявшим львиную долю денег вкладчиков из-за деятельности собственных хедж-фондов, после чего произошло падение акций на 47% и началась паника на рынке;

  • Merrill Lynch — оказался обладателем одного из массивнейших пакетов «проблемных» CDO / CMO и других бумаг, потянувших его на дно. Был куплен Bank of America;

  • Goldman Sachs и Morgan Stanley — вынужденно отказались от инвестиционной деятельности, после чего их убытки покрыла ФРС.

Кризис 2008 года по индикаторам

Подвох кризиса 2008 года заключался в том, что по одному из наиболее известных показателей цена/прибыль (коэффициент P/E) рынок был на вполне среднем уровне:

В отличие от пузыря доткомов 2000 года, когда коэффициент взлетел на максимальный исторический уровень около 45, в 2008 году значение P/E было лишь около 19, т.е. близко к среднему по истории рынка. Впрочем, это вполне закономерно, так как сложившаяся до начала кризиса ситуация мало влияла на акции компаний, с недвижимостью не связанных. Примерно на том же уровне был и коэффициент CAPE. Ненамного лучшие данные давал так называемый индикатор Баффета, введенный им для анализа рынка:

Индикатор представляет из себя отношение капитализации американского рынка ценных бумаг к номинальному квартальному ВВП США. Рыночную капитализацию бумаг США можно отслеживать, например, по индексу Wilshire 5000 Total Market Index, на сегодня состоящему из более чем 6700 акций американских компаний. Как видно, по этому индикатору 2008 год дает значение около 100% или на одно стандартное отклонение выше среднего показателя.

Было ли это значение действительно высоким? Относительно: серьезный кризис начала 1970-х случился при меньших показателях индикатора в районе 80%, однако при прохождении этой отметки около 2003 года ипотечное кредитование только начало набирать обороты. С другой стороны, в 2015 году индикатор поднялся на два стандартных отклонения близко к уровню 2000 года — однако глобального кризиса не случилось. Фактически хорошо сработал только один индикатор, основанный на разнице процентных ставок долгосрочных и краткосрочных облигаций.

Игра на понижение

Признаки падения рынка ипотечных бумаг сумел разглядеть финансист Джон Полсон. После чего ему удалось привлечь средства европейских инвесторов и вложить свыше 10 млрд долларов (от $12 до $28 млрд по разнящимся оценкам) в короткие позиции («шорт») на фондовых биржах, сыграв на понижение CDO / CMO.

Имя Джона Полсона прямо указано в книге «Игра на понижение. Тайные пружины финансовой катастрофы», которую в 2010 году написал успешный американский литератор Майкл Льюис. В 2015 году эта книга была экранизирована, а в 2016-м награждена «Оскаром» за лучший адаптированный сценарий. Из сценария фамилия Полсон исчезла, зато картина в доходчивой форме раскрыла историю, как несколько менеджеров хедж-фондов сколотили огромное состояние на понижении CMO. Некоторые цитаты из фильма:

Вы знаете, что эти кредиты выдают любому, что шевелится?

Я стою рядом с горящим домом. И предлагаю вам страховку от пожара.

Не знал, что на ипотечные облигации есть свопы. Теперь есть.

Вы поставили против американской экономики.

Он не просто считал, что вся система прогнила, он был уверен, что рушится весь мир.

Фильм получил немало положительных отзывов именно за историческую достоверность. Хотя нашлись и критики вроде обозревателя Холмана Дженкинса, утверждавшего, что у крупных банков «токсичные» ипотечные активы составляли где-то 2% портфеля, так что их было недостаточно, чтобы обвалить всю систему.

Последствия финансового кризиса 2008 года

Около миллиона американцев были вынуждены отдать залоговую жилую недвижимость кредиторам, около 100 тысяч семей остались без собственного жилья. Перенасыщение рынка недвижимости привело к спаду строительного сектора, ранее демонстрировавшего бурный рост и поддерживавшего национальную экономику.

Закрытие банков привело к увольнению персонала. Следом за ипотечным просел рынок автокредитования, что привело к обвалу объемов продаж автомобилей и уменьшению их производства как в США, так и странах-экспортерах авто. Кризис в банковском секторе привел к снижению объемов кредитования реальной экономики, спаду производства в других промышленных отраслях (помимо автомобилестроения).

Миллионы граждан в США потеряли работу. Банковские сбережения и пенсионные накопления американцев уменьшились на $2,5 млрд., общий размер потерь личных средств с учетом отчуждения собственности и принудительных взысканий оценивается в почти $8 трлн. Падение благосостояния населения негативно отразилось на производстве товаров повседневного потребления и сфере услуг.

Согласно заключению Вашингтонского института международных финансов, по итогам 2007 — первой половины 2008 года убытки мировой банковской системы достигли примерно $390 млрд., притом свыше половины пришлось на Еврозону. Капитализация компаний США резко снизилась на 30-40%, стран ЕС — на 40-50%. На 10% уменьшился объем мировой торговли.

О том, что их страны попали в рецессию, официально объявляли власти Канады и Японии. Отголоском кризиса 2008 года стала последующая дефолтная ситуация с Грецией, вызвавшая головную боль в Европе.

Мировой экономический кризис и Россия

От кризиса 2008 в России первыми пострадали кредитно-финансовые организации Связь-банк и «КИТ Финанс». Владельцы первого были вынуждены продать 98% акций Внешэкономбанку, руководители второго — взять 22,5 миллиарда рублей кредита у Газпромбанка.

Только за сентябрь 2008 года на 54 млрд руб. (1,2%) уменьшились остатки на депозитных счетах физлиц в 50 крупнейших банковских организациях. Бегство вкладчиков обернулось банкротством нескольких банков, а многие другие преодолели кризис ликвидности только благодаря поддержке государства.

Финансовый кризис сильнейшим образом ударил по реальному сектору экономики, приведя к снижению на три четверти капитализации российских компаний за сентябрь-ноябрь 2008. Номинированный в долларах индекс РТС просел более, чем на 80%, т.е. заметно выше американского показателя. Оказавшись на пороге краха, предприятия были вынуждены снижать зарплаты и увольнять работников.

Также мировой экономический кризис привел к падению нефтяных цен до $61 за баррель со $147 — при том, что Россия принадлежит к крупным экспортерам, это оказалось вторым существенным ударом. В итоге темпы роста экономики РФ значительно сократились, а с ними и государственные проекты по строительству и развитию инфраструктуры.

Российские золотовалютные резервы «подтаяли» на 25%. Финансовый сектор страны и экономику России выручило наличие толстенной «кубышки» с запасами — ФНБ и Резервного фонда.

Уроки кризиса 2008

Если в 2000 году многие пребывали в неподдельной эйфории от высоких технологий, интернета и новых возможностей, то мировой финансовый кризис 2008 года оказался весьма рукотворным. Банки, в отличие от инвесторов, должны были понимать сложившуюся ситуацию — рыночные пузыри не новость в этой среде. При этом последствия кризиса отразились на множестве простых людей, тогда как в 2000 году пострадали в основном биржевые игроки. Этим 2008 год был похож на Великую Депрессию. К счастью, спад был достаточно быстро преодолен и чрезвычайных мер вроде гувервилей, уличных похлебок и изъятия золота у населения (имевшего место в 1933 году) удалось избежать. Для оживления экономики использовалась минимальная процентная ставка, а также программа количественного смягчения.

При всех минусах финансового кризиса для корпораций и населения, для инвесторов любой серьезный кризис — это время возможностей. Особенно для новых инвесторов и особенно для молодых. Известный теоретик и практик инвестиций Бернштайн так и пишет: «если вы молоды, то встаньте на колени и помолитесь о падении фондового рынка». Покупки в кризис сделали состояние многих инвесторов, в том числе Баффета. Кризис подобен распродаже — та же вещь, что вчера, сегодня имеет ценник со скидкой 30% или 40%. В реальной жизни вы непременно будете считать такую покупку выгодной, но на рынке вас пугает постоянное снижение цены и разговоры о крахе. Тем не менее зайдете ли вы в магазин, зависит только от вас.