Конституция развитого социализма

Новая Конституция СССР

“РАЗВИТОЙ СОЦИАЛИЗМ”

С момента ввода в действие прежней Конституции 1936 г. прошло более 40 лет, и приближающийся шестидесятилетний юбилей советской власти побудил руководство СССР активизировать работу конституционной комиссии под председательством Л. И. Брежнева. Новая Конституция должна была закрепить произошедшие изменения в социальной, экономической и национальной сфере, в большей мере соответствовать нормам международного права и знаменовать собою достижения советской вла-сти за прошедшие десятилетия. 4 июня 1977 г. был опубликован проект Конституции, в обсуждении которого приняло участие в различных формах (в том числе и формально) 140 млн человек. Были внесены изменения в 118 статей из 173 и добавлена еще одна новая статья о наказах избирателей. 7 октября 1977 г. текст Конституции был утвержден на внеочередной сессии ВС СССР.

В Конституции провозглашалось построение в СССР развитого социализма, складывание новой исторической общности людей — советского народа и переход от диктатуры трудящихся к общенарод-ному государству рабочих, крестьян и интеллигенции, законом жизни которого является забота всех о благе каждого и забота каждого о благе всех. В статье 6 законодательно закреплялась роль КПСС, про-возглашенной «руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической сис-темы» Далее в этой статье говорилось, что, «вооруженная марксистско-ленинским учением, Коммунистическая партия определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придает планомерный, научно обоснованный характер его борьбе за победу коммунизма».

Конституция утвердила в дополнение к прежним правам положения о всеобщем среднем образовании, о праве на выбор профессии и на жилье. Помимо перечисления прав, в Конституции были определены гарантии их выполнения. Так же, как и в предыдущей Конституции, провозглашались основные, демократические свободы: слова, собраний, шествий и демонстраций, совести и т. д. В Основной закон были включены десять положений Хельсинкского акта о принципах межгосударственных отношений. Конституционно закреплялась уголовная ответственность за пропаганду войны.

Основным направлением развития политической системы советского общества в статье 9 Конституции провозглашалось «дальнейшее развертывание социалистической демократии: все более широкое участие граждан в управлении делами государства и общества, совершенствование государственного аппарата, повышение активности общественных организаций, усиление народного контроля, укрепление правовой основы государственной и общественной жизни, расширение гласности, постоянный учет общественного мнения». Статья 5 Конституции вводила институт референдума. Число общественных организаций в 70-е гг. значительно увеличилось, как и их роль в советском обществе. В Советах всех уровней в начале 80-х гг. работало 2 млн 270 тыс. народных депутатов. Существовало около 250 тыс. комитетов народного контроля. При всей заформализованности деятельности этих организаций это был пусть и ограниченный, но опыт местного самоуправления, уступка правящих кругов возросшей общественной активности в начале 70-х гг.

Вместе с тем провозглашение Конституции развитого социализма обозначило определенный самодостаточный застой в общественной жизни СССР. В этих условиях политические права часто являлись фикцией и не соблюдались. Политические изменения не коснулись верхов, где в этот период фиксировались многочисленные примеры коррупции. Нарицательной впоследствии стала деятельность министра внутренних дел Щелокова. За период с 1975 по 1982 г. он получил безвозмездно 80 тыс. рублей (в том числе 30 тыс. рублей на ремонт квартиры). Под видом служебных из фондов МВД производилась оплата содержания 9 квартир Щелокова, его родственников и друзей. К тому же он имел 3 личные дачи (одна из них стоимостью 200 тыс. рублей), несколько бесплатных «мерседесов-бенц», выделенных якобы для обеспечения безопасности во время Олимпиады-80, антикварные ценности на 248,8 тыс. рублей, украшавшие квартиру министра и его родственников, спецмагазин МВД исключительно для членов его семьи, а также возможность бесплатно получать живые цветы стоимостью до 15 тыс. рублей в год, якобы возлагаемые к Мавзолею Ленина и могиле Неизвестного солдата.

И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История Советской России

ОСНОВЫ ОБЩЕСТВЕННОГО СТРОЯ СССР ПО КОНСТИТУЦИИ 1977 Г.

Глава 1. Политическая система

Статья 1. Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое общенародное государство, выражающее волю и интересы рабочих, крестьян и интеллигенции, трудящихся всех наций и народностей страны.

Статья 2. Вся власть в СССР принадлежит народу. Народ осуществляет государственную власть через Советы народных депутатов, составляющие политическую основу СССР. Все другие государственные органы подконтрольны и подотчетны Советам народных депутатов.

Статья 3. Организация и деятельность Советского государства строятся в соответствии с принципом демократического централизма: выборностью всех органов государственной власти снизу доверху, подотчетностью их народу, обязательностью решений вышестоящих органов для нижестоящих. Демократический централизм сочетает единое руководство с инициативой и творческой активностью на местах, с ответственностью каждого государственного органа и должностного лица за порученное дело.

Статья 4. Советское государство, все его органы действуют на основе социалистической законности, обеспечивают охрану правопорядка, интересов общества, прав и свобод граждан. Государственные и общественные организации, должностные лица обязаны соблюдать Конституцию СССР и советские законы.

Статья 5. Наиболее важные вопросы государственной жизни выносятся на всенародное обсуждение, а также ставятся на всенародное голосование (референдум).

Статья 6. Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза. КПСС существует для народа и служит народу. Вооруженная марксистско-ленинским учением, Коммунистическая партия определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придает планомерный научно обоснованный характер его борьбе за победу коммунизма. Все партийные организации действуют в рамках Конституции

СССР.

Статья 7. Профессиональные союзы, Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи, кооперативные и другие общественные организации в соответствии со своими уставными задачами участвуют в управлении государственными и общественными делами, в решении политических, хозяйственных и социально-культурных вопросов.

Статья 8. Трудовые коллективы участвуют в обсуждении и решении государственных и общественных дел, в планировании производства и социального развития, в подготовке и расстановке кадров, в обсуждении и решении вопросов управления предприятиями и учреждениями, улучшения условий труда и быта, использования средств, предназначенных для развития производства, а также на 320

социально-культурные мероприятия и материальное поощрение. Трудовые коллективы развивают социалистическое соревнование, способствуют распространению передовых методов работы, укреплению трудовой дисциплины, воспитывают своих членов в духе коммунистической нравственности, заботятся о повышении их политической сознательности, культуры и профессиональной квалификации.

Статья 9. Основным направлением развития политической системы советского общества является дальнейшее развертывание социалистической демократии: все более широкое участие граждан в управлении делами государства и общества, совершенствование государственного аппарата, повышение активности общественных

организаций, усиление народного контроля, укрепление правовой основы государственной и общественной жизни, расширение гласности, постоянный учет общественного мнения.

Из Конституции СССР 1977 г.

КРИТИКА ПОЛОЖЕНИЙ КОНСТИТУЦИИ

1. Конституция — основной закон государства. Она должна не только определять экономическую и политическую систему (государственный строй), но и дать правовые основы, четко сформулированные положения закона, исполнение которых может быть подвергнуто объективной проверке.

Между тем большинство статей Конституции записаны в виде деклараций, а не конкретных правовых норм.

В качестве примера можно привести ст. 5 о референдумах.

Какие «наиболее важные» вопросы государственной жизни, в каких случаях, в каком порядке должны ставиться на всенародное обсуждение (референдум)? Как проверить, соблюдается или нарушается ст. 5 Конституции?

Этот вопрос приобретает особое значение в силу того, что за все время существования советского государства, т. е. за 60 лет, не было проведено ни одного референдума. Всенародное одобрение государство получает на специально организуемых митингах, где произносятся парадные (заранее тщательно отработанные) речи и раздается торжественное «ура»!

Несмотря на то, что упоминание о референдуме содержалось и в прежней Конституции, вопрос о вторжении советских войск в Чехословакию в 1968 г. был решен не только без всенародного обсуждения или голосования, но и без извещения народа о подготовке и осуществлении этой акции.

Таких примеров декларативности, неконкретности статей Конституции можно привести десятки. Именно отсутствие характерных черт закона, правовых основ превращает этот важнейший для жизни народа документ в трескучую и хвастливую декларацию.

С этой точки зрения особых возражений заслуживает преамбула Конституции, которая никакого отношения к основному закону как к правовому документу не имеет.

2. Основным пороком Проекта является вопиющее и ничем не прикрытое противоречие между ст.ст. 1 и 2 и ст. 6.

Ст.ст. 1 и 2 декларируют СССР как общенародное государство, в котором народ осуществляет государственную власть через Советы народных депутатов, составляющие политическую основу СССР.

В то же время ст. 6 ядром политической системы объявляет КПСС. Более того, вторая часть ст. 6 прямо устанавливает, что все важнейшие государственные вопросы решают не Советы, а КПСС (практически — высшее руководство КПСС).

По существу нового здесь ничего нет. Новое и имеющее значение состоит лишь в том, что открыто закрепляется и усиливается существующее положение, при котором именно руководящий орган КПСС решает все политические, экономические и международные вопросы (т.е. все вопросы, подлежащие компетенции государства). Даже важнейшие международные соглашения подписываются не главой государства и не правительством страны, а партийным руководителем.

Обсуждая этот вопрос, мы не можем игнорировать то обстоятельство, что на протяжении десятилетий не было ни одного случая, чтобы Верховный Совет СССР не одобрил и не придал силу закона какому-либо решению Политбюро или Пленума ЦК КПСС.

(…)

Никакая степень свободы и демократии немыслима без борьбы идей. Монопольное положение единственной в стране партии, подчинение идеологии этой партии всех сторон государственной, политической, экономической и общественной жизни может быть признано полезным или вредным для общества, но не может быть, не должно именоваться демократией.

Мы уже устали удивляться тому, что главы государств подписывают международные договора и соглашения не с главой СССР, а с партийным руководителем. Теперь удивляться уже не надо. Конституция закрепляет законодательно то положение, что основой политического строя нашей страны являются не Советы депутатов трудящихся, а КПСС.

о главе 2

Не затрагивая большого и самостоятельного вопроса о степени эффективности социалистической экономики, позволю себе сделать по главе 2 следующие замечания:

1. Ст. 13 Проекта декларирует свободный труд советских людей как источник роста общественного благосостояния народа.

Такая декларация не вызывает возражений сама по себе, но должна обязательно сопровождаться категорическим указанием на недопустимость всех форм принудительного труда…

2. Ст. 16 Проекта декларирует участие коллективов трудящихся и общественных организаций в управлении предприятиями и объединениями. Однако не установлено форм и способов этого участия.

Не установлено процедуры разрешения могущих иметь место конфликтов в сфере управления производством, в решении вопросов организации труда и быта и т.д.

С.В. Каллистратова. Некоторые замечания по поводу «Проекта Конституции СССР» 1977 г.

“РУКОВОДЯЩАЯ И НАПРАВЛЯЮЩАЯ РОЛЬ”

РГ: Любопытно: в сталинской конституции 1936 года «партия» упоминалась всего один раз, в ряду других общественных организаций, в самом конце текста. Выходит, не так уж последователен был Леонид Ильич, коль скоро нарушил такой важный сталинский завет?

Бурлацкий: Когда готовилась брежневская конституция, в которую Александр Бовин вкатил пассаж о руководящей роли партии, я сделал ему замечание: но этого даже в сталинской конституции нет. В сталинской, говорит, нет, зато есть прямое указание Леонида Ильича. Кстати, Брежнев и меня хотел к себе помощником взять, отбился с большим трудом. То был еще один способ «успокаивать» реформаторов — давать посты, втягивать их в свой «меловой круг».

Вот когда ко мне пришло настоящее разочарование в своей деятельности: что я делаю в ЦК? для чего я здесь? Я ученый и неплохой журналист, не вписываюсь в тот политический поворот, который произошел в стране, значит, надо уходить. С этим и пришел к Андропову: прошу меня отпустить в отставку, я не аппаратный человек. Он не стал возражать, потому что и сам висел на волоске. Я ушел от него в полном расстройстве, рассчитывал все-таки на другой разговор.
Российская газета

Конституционный переворот 1977 года: как это делалось в СССР


В истории России и Советского Союза в ХХ веке не раз имели место конституционные перевороты. Начиная ещё со столыпинского «третьеиюньского» госпереворота, и заканчивая горбачёвскими и ельцинскими переворотами 1988-1993 годов. Но и в СССР, в самую спокойную и ровную эпоху его существования, в 1977 году, имел место один переворот, тесно связанный с изменением Конституции. Хотя не все воспринимают его в таком качестве.
Сперва немного предыстории. Почему новая Конституция, которую неофициально прозвали «брежневской», была принята взамен Сталинской, именно в 1977 году? Не раньше, не позже? Ведь работа над новой Конституцией СССР официально началась ещё аж в… 1962 году, была создана Конституционная комиссия. Но шла она ни шатко, ни валко, целых 15 лет, и никто, кажется, не горел желанием побыстрее принять Конституцию. И вдруг в 1977 году события приобрели ускорение. Что же случилось? А случилось вот что: в Политбюро ЦК, на самом верху кремлёвского руководства, разгорелась нешуточная борьба. Во главе новой оппозиции Генеральному секретарю ЦК Брежневу стал Николай Викторович Подгорный, формальный глава Советского государства — Председатель Президиума Верховного Совета СССР.

Николай Подгорный (1903—1983)
Подгорный почти не остался в памяти советских людей, настолько он был неяркой фигурой. Есть множество анекдотов про генсека Брежнева, сравнительно немного — про главу правительства Косыгина. А про Подгорного мне встретились лишь единичные анекдоты, один из которых высмеивал его (и главы Украины Шелеста) внешнее сходство с Хрущёвым: «Что будет, если спустить Хрущёва с горы? Подгорный. А если пропустить его через кукурузу? Шелест». Хрущёв однажды со своей грубоватой прямотой выразился о Подгорном (в его присутствии) так: «Что с него взять? Был сахарным инженером — им и остался. Мы его вытащили с Украины потому, что он там все дела проваливал. Чем он в Москве занимается, какую пользу приносит, я понять не могу».

«Сначала Подгорный во всём поддерживал Брежнева, — рассказывал бывший член Политбюро Кирилл Мазуров. — К середине 70-х годов он по многим вопросам стал с ним спорить». Если рассматривать политическую позицию Подгорного, то, пожалуй, она была чуть-чуть «левее» позиции Леонида Ильича. Так, он выступал за более жёсткую линию в дипломатии с США, посмеивался над брежневской разрядкой и «борьбой за мир». Выражая сложившееся в руководстве мнение, зять генсека Юрий Чурбанов позднее писал, что Подгорный «становился уже совершенно нетерпим, амбициозен и всё хуже и хуже работал… Такого человека, как Подгорный, можно было бы освободить и раньше, здесь Леонид Ильич, я считаю, проявлял излишнюю мягкость и терпел, как говорится, до последнего».
В качестве козырной карты против генсека Подгорный попытался использовать тему его здоровья. В середине 70-х годов, когда Брежнев лежал в больнице, глава государства внезапно решил его навестить. Лечивший генсека врач Евгений Чазов писал: «Для меня это было странно и неожиданно, потому что никогда прежде он не только не навещал Брежнева в больнице, но и не интересовался его здоровьем… Я успел сообразить, что он пришёл неспроста, хочет увидеть Брежнева… а затем «сочувственно» рассказать на Политбюро о своём визите к своему давнему другу и о том, как плохо он себя чувствует». Конечно, это могло бы стать поводом к отстранению Брежнева по состоянию здоровья.
Но Чазов встал в дверях перед главой государства и не пустил его, пользуясь «правом врача». Тот, естественно, пришёл в негодование:
— Ты что, Председателя Президиума Верховного Совета СССР не знаешь? Не забывай, что незаменимых людей в нашей стране нет.
— Сейчас ему нужен покой, — твёрдо возразил врач. — Ни я, ни вы не знаем, как он воспримет ваш визит. Он может ему повредить…
Ворча, недовольный Подгорный удалился. А Чазов немедленно сообщил о происшедшем главному чекисту — Андропову. Тот был крайне обеспокоен услышанным и с тревогой повторял: «Что же делать? Подгорный может рваться к власти». Встревожились и другие сторонники Брежнева в Политбюро — Суслов и Кириленко. Они риторически спрашивали: «Зачем нам нужно иметь двух Генеральных секретарей?». Решили сообщить о случившемся самому генсеку, когда он лучше себя почувствует. Леонид Ильич сразу понял, к чему идёт дело.
— Хватит бездельничать, — заявил он, — надо приглашать товарищей и садиться за подготовку к съезду.
После этого и развернулся первый раунд борьбы против Подгорного. Многие считают, что все выборы в СССР носили чисто формальный характер. Но на самом деле это было не совсем так. При выборах делегатов на XXV съезд партии на конференции в своей Харьковской парторганизации Подгорный неожиданно получил огромное количество голосов «против» (около 250 из 650), и едва набрал необходимое большинство, чтобы попасть в делегаты. Это был для него «первый звонок». Второй звонок прозвучал на самом съезде в 1976 году — при выборах ЦК, пользуясь тайным голосованием, многие делегаты вычёркивали его фамилию из списка. Он получил 193 голоса против — это были огромные цифры. Тем не менее Подгорный устоял, хотя почва под ним и зашаталась. Так что первый раунд борьбы с ним закончился, можно сказать, вхолостую. Но вот только Брежнев никогда в таких случаях не отступал и не сдавался…
Вёл себя Подгорный по-прежнему уверенно. Журналисты Владимир Соловьёв и Елена Клепикова писали: «Весной 1977 года Подгорный отправился в длительное путешествие по африканским странам. Судя по внезапным изменениям маршрутов, по незапланированным визитам, по высокомерию и самоуверенности почётного путешественника, его вояж носил импровизаторский, вдохновенный и независимый характер. Так путешествует полноправный руководитель страны, а не третий член её триумвирата… Впервые его путешествие обратило на себя внимание всего мира. Он возвращался на крыльях победы в Москву…»
А в Москве тем временем вовсю шёл второй раунд борьбы с ним, связанный уже с принятием новой Конституции. Дело в том, что «гвоздём» этой Конституции была знаменитая «шестая статья» о КПСС, которая гласила:
«Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза. КПСС существует для народа и служит народу. Вооружённая марксистско-ленинским учением, Коммунистическая партия определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придаёт планомерный научно обоснованный характер его борьбе за победу коммунизма. Все партийные организации действуют в рамках Конституции СССР.»

Казалось бы, какое деловое значение могла иметь эта вроде бы вполне декларативная или, как говорят, «рамочная» статья в борьбе за власть в Кремле? Но авторов проекта интересовало именно сугубо практическое применение данной статьи… Хотя об этом, похоже, до последней минуты не догадывался и тот, в кого она напрямую была нацелена — то есть сам Н. Подгорный. В мае 1977 года проект Конституции был готов, и руководству партии известен (5 июня его вынесли на всенародное обсуждение). А знакомство с проектом логично рождало вопрос: если КПСС отведена такая роль в обществе, то не должен ли Генеральный секретарь ЦК заодно возглавлять и государство?
И вот 24 мая 1977 года по Подгорному был нанесён финальный политический удар. Случилось это на пленуме ЦК КПСС. Сам Подгорный говорил, что всё произошло для него совершенно неожиданно: «Я сижу на Пленуме ЦК, Лёня рядом, всё хорошо, вдруг выступает из Донецка секретарь обкома Качура и вносит предложение: считаю, что целесообразно совместить посты Генсека и Председателя Президиума Верховного Совета. Я обалдел. Спрашиваю: «Лёня, это что такое?» Он говорит: «Сам не пойму, но, видать, народ так хочет, народ…»»
Окончательно же добил Подгорного другой выступавший на пленуме, который предложил вдобавок вывести его из Политбюро. Совершенно неожиданно услышав эти предложения, Подгорный побагровел, вскочил с места и попросил слова. Вёл заседание сторонник Брежнева Михаил Суслов, который сказал ему:
— Ты посиди, подожди. Ничего пока!
Подгорный растерянно сел обратно, а Суслов… поставил вопрос на голосование. Все проголосовали «за»… Маленький «государственный переворот» совершился. Подгорный был ошеломлён такой стремительностью и напором. Формально он, впрочем, ещё оставался — на две-три недели — главой государства. «Пленум закрылся, — вспоминал Виктор Гришин. — В комнате президиума сразу после окончания пленума растерянный Н.В. Подгорный сказал: «Как всё произошло неожиданно, я работал честно», и расстроенный ушёл». П. Шелест замечал по поводу этих событий: «И вновь знакомый приём: внезапность, быстрота и натиск». Это был фирменный стиль политической борьбы Леонида Ильича: медленная, скрупулёзная, тщательная, вкрадчивая подготовка «на кошачьих лапках», а затем молниеносный финальный удар, не оставляющий противнику никакого шанса на сопротивление. Так он одержал верх и над Хрущёвым, и теперь…

А 16 июня 1977 года Брежнев был уже формально избран главой Советского государства. Подгорный при этом триумфе генсека даже не присутствовал. О событиях этого дня сам Леонид Ильич писал заболевшему соратнику Константину Черненко: «Заседание сессии Верховного Совета прошло хорошо, я бы сказал, великолепно. Бесконечные аплодисменты. Особенно бурно было встречено выступление Михаила Андреевича Суслова. После него я выступил с благодарностью… Мой ответ был принят депутатами очень тепло. Считай, что ты был среди них».

Конституция СССР была официально принята чуть позже, 7 октября 1977 года. А в фольклоре происшедшее отразилось в анекдотах:
«— Почему Подгорный пошёл под гору?
— По собственной не-Брежности. Вместо «дублёнка» он говорил «дуб-Лёнька».
Другой анекдот: «К Подгорному, который был уже на пенсии, приехал как-то приятель и стал его укорять:
— Что ты, Коля, засел у себя на даче, как бирюк, ничем не интересуешься, и газет не читаешь?
Тот отвечает:
— Нет, и не переживаю!
— Так ты, даже, небось, не в курсе, кого новым Папой римским выбрали?
Подгорный, после долгой паузы:
— …Не может быть!..»
Почтовый блок, посвящённый принятию новой Конституции. 1977 год

25 апреля 1962 г. ВС СССР принимает постановление о выработке проекта новой Конституции и формирует соответствующую комиссию. Но лишь к маю 1977 г. проект был создан и 4 июня 1977 г. опубликован в печати. Также стоит отметить, что всенародное обсуждение проекта Конституции началось 4 июня 1977 года. В ходе обсуждения было высказано около 400 тыс. предложений с поправками и дополнениями. 7 октября 1977 г. по докладу Л.И. Брежнева была принята Конституция на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва. Конституция состояла из преамбулы, 9 разделов, 21 главы, которые включали 174 статьи.

Конституция СССР 1977 вошла в историю как «Конституция развитого социализма» (чаще называют — «Брежневская»). Конституция подчеркивала свою преемственность с предшествующими ей конституциями (1918, 1924, 1936гг.). Основой экономической системы признавалась социалистическая собственность на средства производства, основой политической системы – Советы (диктатура пролетариата выполнила свою задачу и советское государство стало общенародным. Конституция закрепила систему органов власти и управления, сложившуюся к тому времени. Высшим органом власти являлся Верховный Совет СССР, состоявший из двух палат: Совета Союза и Совета Национальностей. Полномочия его были увеличены с 4 до 5 лет).

Но в Конституции закреплялась «руководящая и направляющая» роль Коммунистической партии. Конституция закрепляла новые формы «непосредственной демократии»: всенародное обсуждение и референдум; новые гражданские права: право на обжалование действий должностных лиц, на судебную защиту от посягательств, на честь и достоинство и на критику государственных и общественных организаций и т.д. Впервые были закреплены права на охрану здоровья, жилище, на пользование достижениями культуры, свободу творчества. В апреле 1978 г. был опубликован проект Конституции РСФСР, вскоре утвержденный Верховным Советом РСФСР. В 1976 г. принято постановление «О подготовке и издании Свода законов СССР». В декабре 1977 г. Президиум Верховного Совета СССР издал постановление об организации работы по приведению законодательства Союза ССР в соответствие с Конституцией.

Конституция СССР 1977 г. создала некоторые необходимые предпосылки для совершенствования хода общественного развития страны. Но реализовать заложенные конституцией возможности не удалось. На рубеже 70-80-х годов в обществе продолжались застойные процессы, множились нерешенные проблемы и трудности. Существенно ослабла система экономических инструментов власти и управления, образовался механизм торможения социально-экономического развития.

Конституция закрепила СССР как союзное, федеративное государство. За каждой союзной республикой сохранялось право свободного выхода из СССР. Таким образом, и в конце 70-х годов государство продолжало линию на «строительство наций» и их огосударствление.

Вместе с тем, с 1966 г. (и до 1989 г.) в официальном языке имелось понятие «советский народ». Суть его была в том, что на стадии «развитого социализма» возникла эта новая историческая общность, имеющая ряд характерных признаков. Критики этой концепции усматривают в ней замысел советского государства путем ассимиляции ликвидировать этническое многообразие общества, заменив народы неким безнациональным homo sovieticus (но это уже что-то очень утопическое). Ни в каких документах советского государства таких программных положений нет.

Если же судить по реальной практике государства, то, согласно принятым в этнографии критериям, национальная политика в СССР на ассимиляцию направлена не была. Так, четыре переписи населения (с 1959 по 1989 г.) показали небольшое, но постоянно снижение доли русских в населении СССР (с 54,6 до 50,8%). Численность же малых народов, которые первыми исчезают при ассимиляции, регулярно росла (даже столь малочисленных народов, которые по западным меркам теоретически не могут уцелеть и не раствориться — тофаларов, орочей, юкагиров и др.).

С иных позиций критиковали понятие «советский народ» те, кто отрицал возникновение общности советских людей и считал народы и этносы СССР конгломератом, не связанным в одно целое. Это — схоластические утверждения, преследующие чисто идеологические цели. Советский народ сложился как продукт длительного развития единого государства (до СССР — Российской империи). Граждане этого государства разных национальностей воспринимали СССР как отечество, и проявляли лояльность к символам этого государства. Согласно всем современным представлениям о государстве и нации, советский народ был нормальной полиэтнической нацией, не менее реальной, чем американская, бразильская или индийская нации.

Тем более важно, что, признав свершившимся становление советской нации (народа), последняя Конституция СССР подтвердила федерализм национально-государственных образований, отказавшись от перехода к территориальному федерализму. В Комментариях к конституции прямо указывалось, что «в состав СССР входят не географические или административные единицы, а национальные государства».

Видимо, возможность перейти к территориальному федерализму, который укрепил бы СССР как единое государство, реально существовала лишь в 1945-53 гг., но необходимость этого шага на фоне победных настроений не осознавалась. Во времена Хрущева и Брежнева республиканские элиты настолько окрепли, что центр уже был неспособен посягнуть на их власть и интересы. Негласно, под лозунги интернационализма, проводилась «коренизация» нового типа — вытеснение русских кадров и обеспечение преимуществ не всех нерусских народов, а лишь статусных наций». Это в полной мере выявилось в ходе перестройки.

Конституция 1977 года (как и конституции любого тоталитарного государства) может быть названа таковой лишь условно. Современная концепция конституции и конституционности государства опирается на соотношение права и закона и схематично может быть представлена следующим образом. Государство связано правом. Поэтому все принимаемые им законы, включая конституцию, должны гарантировать основные (естественные) права личности, а также механизмы волеизъявления народа. Государство и гражданин, с точки зрения права — формально равные субъекты общественных отношений. Поэтому конституция правового государства связывает власть независимым от нее ограничителем: неотъемлемыми правами и свободами личности.

Раздел первый — Шестая статья закрепляла руководящую и направляющую роль КПСС в советском обществе, объявляя ее ядром политической системы. Основу экономической системы СССР составляла социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности. Социальную основу СССР составлял, как отмечалось в этом разделе, союз рабочих, крестьян и интеллигенции. Закреплялись основные принципы внешней политики.

Раздел второй — «Государство и личность» — содержал перечень прав и обязанностей граждан. К числу их прав и свобод относились: равенство вне зависимости от пола, происхождения, социального, национального и имущественного положения, а также «все социально-экономические, политические и личные права и свободы». Расширен был по сравнению с предыдущей Конституцией и перечень обязанностей (включавший теперь уважение национального достоинства, прав и законных интересов других лиц, заботу о воспитании детей, оказание детьми помощи родителям, сбережение природы, заботу о сохранении исторических памятников и культурных ценностей, содействие развитию дружбы и сотрудничества с другими народами).

Третий раздел закреплял традиционное национально-государственное устройство СССР.

Четвертый раздел определял систему и принципы формирования и деятельности Советов народных депутатов. Новым в сравнении с Конституцией 1936 г. было предоставление права выдвижения кандидатов в депутаты общественным организациям.

Пятый раздел утверждал высшие органы государственной власти и управления СССР. Статья 125 предусматривала создание из числа народных депутатов постоянных комиссий для предварительного рассмотрения и подготовки вопросов, относящихся к ведению Верховного Совета.

Шестой раздел подтверждал традиционные права союзных республик. Их круг по сравнению с 1936 г. не изменился.

Седьмой раздел определял условия деятельности правосудия, арбитража и прокурорского надзора. Срок полномочий прокуроров всех уровней ограничивался пятью годами. Предусматривалось избрание народных судей путем всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании сроком на 5 лет, а народных заседателей — на собраниях граждан по месту их работы или жительства открытым голосованием на два с половиной года.

Раздел восьмой подтверждал прежние герб, флаг, гимн и столицу СССР.

Девятый раздел подтверждал прежний порядок изменения Конституции СССР.

В тоталитарном (и любом ином внеправовом) государстве законы могут либо прямо отражать неограниченную власть правителя (в каком бы качестве он ни выступал) над жизнью и смертью своих подданных, либо служить своего рода идеологическим прикрытием такой власти. В последнем случае, а именно этот вариант характерен для советских конституций, текст Основного закона не отражает реальных отношений человека с государством, народа с властью и т.п., а конструирует некую витрину, прикрывающую реальные действия властей и позволяющую творить произвол, формально не входя в противоречие с конституцией.

Текст этой конституции советского периода, как это было показано в анализе, менялся по мере упрочения и стабилизации режима. Происходящие изменения определялись не реальными переменами в отношениях личности и государства, а политическими и идеологическими факторами.

Устаревшие детали идеологической доктрины (типа “диктатура пролетариата”, “мировая революция”, “пролетарский интернационализм” и т.п.) уступили место новым (“общенародное государство”, “развитое социалистическое общество” и т.п.), и это побуждало менять не только отдельные положения, но и общую юридическую конструкцию конституции.

Однако ее функциональная роль — маскировка реального механизма власти — сохранялось в неизменном виде. Декоративный характер советской конституции предопределял и ненужность какого-либо органа, контролирующего соответствие принимаемых законов действующей конституции. Не могло быть и речи о прямом действии конституции. Этот вопрос не рассматривался даже теоретически. Но поскольку конституция была лишь завесой, витриной, декорумом реальной власти, то последнюю с полным основанием можно назвать теневой.

На самом деле не советы всех уровней, официально учрежденные конституцией, осуществляли государственную власть. Они были лишь придатком разветвленной, всепроникающей и жестко централизованной структуры аппарата КПСС.

Стоит отметить и некоторые недостатки Конституции: Конституция должна не только определять экономическую и политическую систему (государственный строй), но и дать правовые основы, четко сформулированные положения закона, исполнение которых может быть подвергнуто объективной проверке. Между тем большинство статей Конституции записаны в виде деклараций, а не конкретных правовых норм.

Основным пороком Проекта является вопиющее и ничем не прикрытое противоречие между ст. 1 и 2 и ст. 6. ст. 1 и 2 декларируют СССР как общенародное государство, в котором народ осуществляет государственную власть через Советы народных депутатов, составляющие политическую основу СССР. В то же время ст. 6 ядром политической системы объявляет КПСС. Более того, вторая часть ст. 6 прямо устанавливает, что все важнейшие государственные вопросы решают не Советы, а КПСС (практически — высшее руководство КПСС).

По существу в Конституции ничего нового нет.

После принятия Конституции СССР 1977 г. в апреле-мае 1978 г. приняты новые основные законы союзных и автономных республик. Конституция РСФСР была принята 12 апреля 1978 г.

Конституция утратила юридическую силу с роспуском Союза ССР 8.12.1991 г.