Контрафактность

Понятие контрафактных товаров

Обновлено 08.07.2019

Достаточно часто, особенно, в последние годы, появляются новости о контрафактных товарах, их изъятии и уничтожении. Как правило, речь идёт о носителях информации с определённым содержимым, однако, нередко упоминаются и одежда, алкогольная продукция и даже лекарственные средства. Вместе с тем, мало кто задаётся вопросами: «А что же такое контрафакт? Кто определяет, является ли конкретная продукция контрафактной? чем отличается контрафактная продукция от не-контрафактной?»

Термин «контрафакт» является заимствованным либо из английского языка (от «counterfeit» — подделка, фальшивка), либо из французского (от «contrefaçon» с аналогичным значением). Предполагается, что первоисточником является термин «contrafactio» из латинского языка. Изначально контрафактом называли именно поддельную продукцию, в том числе и фальшивую валюту. Другой пример: «contrafactio sigilli regis» (подделка печати короля). Затем этим термином стали называть также продукцию, произведённую с нарушениями интеллектуальных прав.

Понятие контрафакта в значении объекта, нарушающего интеллектуальные права, отнюдь не является новым. О контрафактных экземплярах произведения упоминается ещё в Бернской конвенции «По охране литературных и художественных произведений» от 1886 года. Согласно ст. 16 Бернской конвенции, контрафактные экземпляры произведения подлежат аресту в любой стране, ратифицировавшей данную конвенцию. Однако, определения данной правовой категории Бернская конвенция не содержит.

В российской юридической литературе можно найти следующее определение контрафактных товаров:

Контрафактными товарами являются товары, произведённые без разрешения правообладателей объектов интеллектуальной собственности, воплощённой в товаре

Частным способом такого разрешения правообладателя является предоставление лицензии. Соответственно, товар, содержащий объект интеллектуальной собственности, но произведённый без лицензии (а также вне её пределов) в отношении этого объекта ИС, может быть признан контрафактным. Отсюда и распространённый термин «нелицензионный товар».

Однако, данное определение представляется неполным, поскольку законодатель не ограничивает одним лишь неправомерным (в рассматриваемом случае — с нарушением интеллектуальных прав) изготовлением товара перечень нарушений, позволяющих признать данный товар контрафактным.

Законодательство РФ

В законодательстве РФ определение контрафактных товаров было дано ещё Законом РФ от 23.09.1992 N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (утратил силу). Согласно ст. 4 данного закона,

Товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Аналогичная норма была предусмотрена ст. 40 указанного закона в отношении наименования мест происхождения товаров. При определении понятия контрафактных экземпляров нельзя не отметить положения (также утратившего силу с введением в действие части 4 ГК РФ) ст. 48 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 09.07.1993 N 5351-1:

Контрафактными являются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав. Контрафактными являются также экземпляры охраняемых в Российской Федерации в соответствии с настоящим Законом произведений и фонограмм, импортируемые без согласия обладателей авторских и смежных прав в Российскую Федерацию из государства, в котором эти произведения и фонограммы никогда не охранялись или перестали охраняться.

Следует заметить, что понимая данную норму буквально, контрафактными также считались те материальные носители, в которых выражены результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, которые изначально были правомерно произведены (непосредственно правообладателем данного результата интеллектуальной деятельности либо управомоченным на это лицензиатом), но впоследствии, например, были неправомерно импортированы или неправомерно использованы (способами, не разрешёнными правообладателем).

Пример: правообладатель предоставил лицензиату право производить определённую продукцию, в которой выражен результат интеллектуальной деятельности, исключительное право на который принадлежит правообладателю, на территории Германии с правом введения в гражданский оборот данной продукции только на территории данной страны. Если же третье лицо без согласия правообладателя приобретёт у лицензиата данную продукцию и будет экспортировать её в Российскую Федерацию, данная продукция может быть признана контрафатной, несмотря на то, что была правомерна произведена и, по сути, будет абсолютно идентична продукции, ввозимой на территорию РФ правомерно правообладателем или лицензиатами, которым предоставлено такое право.

Разумеется, автор статьи с таким подходом, имеющим место в судебной практике, категорически не согласен, поскольку представляется верным разграничивать «параллельно импортированный» и контрафактный товар, однако сделать это можно лишь волевым решением законодателя.

В целях установления единообразия судебной практики, в том числе и по данному вопросу, 19 июня 2006 г. Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» в п. 16 было указано, что:

правомерно воспроизведенные и распространяемые на территории другой страны экземпляры произведений, не предназначенные для распространения на территории Российской Федерации, являются контрафактными при распространении на территории Российской Федерации. … Экземпляры произведений и фонограмм, изготовленные и (или) распространенные с нарушением существенных условий договора о передаче исключительных прав, являются контрафактными. В частности, если воспроизведение превышает тираж, предусмотренный в договоре, то превышение тиража следует рассматривать как нарушение авторского права и смежных прав. Контрафактными являются и экземпляры произведений и объектов смежных прав, в которых наряду с правомерно используемыми объектами авторского права и смежных прав используются неправомерно воспроизведенные (например, глава в книге, рассказ или статья в сборнике либо фонограмма на любом материальном носителе).

В настоящий момент в текущей редакции ГК РФ, в п. 4 ст. 1252 ГК РФ также даётся исчерпывающее определение контрафактным экземплярам, во многом повторяющие определения вышеуказанных нормативных актов. Согласно данной норме п. 4 ст. 1252 ГК РФ, материальные носители считаются контрафактными в том случае,

когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство.

Нормы п. 1 ст. 1515 ГК РФ уточняют положения вышеуказанной статьи в отношении товарных знаков:

Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Данное уточнение продиктовано самой сущностью данного средства индивидуализации и его размещения, поскольку даже не только идентичное, но и сходное до степени смешения обозначение может вводить потребителей в заблуждение относительно того, кем выпущен спорный товар. Аналогичная норма в отношении наименований мест происхождения товаров приведена в п.3 ст. 1519 ГК РФ.

Нередко компетентные органы, в том числе и суды, ошибочно полагают, что наличие признаков контрафактности в заключении эксперта или какие-либо очевидные внешние признаки позволяют считать товар контрафактным.

Согласно п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»,

Материальный носитель может быть признан контрафактным только судом.

Таким образом, до вступления в законную силу решения суда, и, тем более, до вынесения этого решения, спорные товары наиболее верно называть «товарами с признаками контрафактности». Ещё ранее, в п. 15 вышеуказанного Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 № 15 было указано, что:

Понятие контрафактности экземпляров произведений и (или) фонограмм является юридическим. Поэтому вопрос о контрафактности экземпляров произведений или фонограмм не может ставиться перед экспертом.

Постановление Пленума ВС РФ № 10 от 23.04.2019

В настоящий момент оба вышеуказанных Постановления не применяются в связи с прямым указанием в новом Постановлении Пленума ВС РФ №10 от 23.04.2019 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации». Однако, ключевые тезисы успешно перекочевали и в новое Постановление №10. Так, в п. 75 данного Постановления указывается:

Материальный носитель может быть признан контрафактным только судом. При необходимости суд вправе назначить экспертизу для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний. Так, контрафактность материального носителя, в котором выражена неправомерно переработанная программа для ЭВМ, может быть установлена с учетом заключения эксперта, установившего признаки такой переработки.

Иными словами, эксперт и иные компетентные лица вправе устанавливать только признаки контрафактности, свидетельствующие о нарушении интеллектуальных прав. Юридическую оценку данных признаков в совокупности с другими доказательствами даёт суд.

Данное решение является наиболее мудрым, поскольку не всегда наличие признаков контрафактности однозначно свидетельствует о том, что конкретный экземпляр произведён с нарушением интеллектуальных прав. Известны случаи, когда правомерно произведённая лицензиатом в строгом соответствии с лицензионным договором продукция имеет признаки контрафактности в виде отсутствия указания правообладателя и изготовителя, низкого качества полиграфического вкладыша (для аудиовизуальной продукции на CD/DVD/Blu-Ray носителях), отсутствия «защитных» голограмм и т. п.

Поэтому наиболее правильно ставить точку в вопросе о том, является ли спорный товар контрафактным только тогда, когда судом установлено нарушение интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности либо средство индивидуализации, воплощённые в данном товаре.

Примечательно, что в Постановлении №10 не применяется термин «контрафактность» в отношении программ для ЭВМ. Приведённый в п. 75 пример с неправомерно переработанной программой для ЭВМ (или, как часто говорят, нелицензионным программным обеспечением) указывает лишь на контрафактность материального носителя, содержащего такую программу.

Учитывая это и часто употребляемое по тексту Постановления словосочетание «контрафактные экземпляры (товары)», можно сделать вывод, что ВС РФ применяет термин «контрафактность» исключительно к материальным носителям. Однако, такая позиция не следует напрямую из ГК РФ. Так, в ст. 1301 ГК РФ говорится о «контрафактных экземплярах произведения», при этом очевидно, что экземпляры вполне могут быть выражены и в цифровой форме — в виде компьютерных файлов. А в ст. 1312 ГК РФ и вообще упоминается об «объектах смежных прав, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными».

И если это не просто ошибки и несовершенства законодательства, то это значит, что законодатель, в отличие от ВС РФ, всё же предполагает контрафактность не только в отношении материальных носителей, но и даже в отношении самих объектов интеллектуальной собственности.

Не следует приравнивать фальсифицированные товары к контрафактным, поскольку данные термины абсолютно не являются равнозначными по своим правовым значениям. Не случайно в Федеральном законе от 12.04.2010 N 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств», законодатель дал отдельные определения данным категориям. Так, согласно ст. 4 указанного закона,

контрафактное лекарственное средство — лекарственное средство, находящееся в обороте с нарушением гражданского законодательства.

При этом отмечается, что

фальсифицированное лекарственное средство — лекарственное средство, сопровождаемое ложной информацией о его составе и (или) производителе.

Совершенно очевидно, что указанные определения относятся к разным видам нарушений и не являются синонимами.

Вывод

Исходя из вышеизложенного, контрафактными товарами являются те, изготовление, любое использование (включая продажу), импорт, перевозка или хранение которых приводит к нарушению исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, выраженные в данных товарах.

Таким образом, главным и ключевым отличием контрафактной продукции от не-контрафактной является именно данное нарушение интеллектуальных прав. Вопрос о контрафактности товаров является юридическим и не имеет отношения сам по себе к качеству товара. Да, нередко контрафактные товары имеют более низкое качество относительно изготовленных правообладателем или его лицензиатами, но может быть и совершенно наоборот.

Любой материальный носитель может быть признан контрафактным только судом.

5.4. Контрафакт и признаки контрафактности товара, содержащего объекты интеллектуальной собственности

Неразрешенное использование объектов ИС является нарушением прав. Нарушения создают проблемы на национальном уровне, наносят вред интересам обладателей прав ИС, замедляют научно-технический прогресс. В то же время стало очевидным, что законы, которые принимаются в странах для защиты ИС, оказывают существенное влияние на международную торговлю.

Во-первых, экономическая активность в мире становится все более наукоемкой. В результате этого продукция содержит значительную часть технологических новинок, которые являются объектами прав ИС. Производители в этом случае заинтересованы в том, чтобы их права были адекватно защищены для того, чтобы компенсировать расходы на НИОКТР.

Во-вторых, в связи со значительными иностранными инвестициями у развивающихся стран появились новые возможности для организации производства запатентованных товаров по лицензии или на совместных предприятиях. Процесс будет активно развиваться, если инвесторы смогут обеспечить защиту их прав собственности, чтобы они не были незаконно использованы местными партнерами.

В-третьих, средства имитации и воспроизводства стали более простыми и дешевыми. В странах, где законы по правам ИС не соблюдаются в достаточно строгой мере, это привело к увеличению производства подделок и пиратской продукции не только для продажи на внутреннем рынке, но и для экспорта.

Товары считаются подделками, когда они предлагаются для продажи под хорошо известными товарными знаками, прав на использование которых у продавцов нет. Обычно это товары, которые требуют высокого уровня трудозатрат на научные исследования и которые могут быть проданы по более высокой цене благодаря использованию известного товарного знака. К такого рода изделиям относятся одежда, обувь, часы, косметика, кожаные и меховые изделия, спортивные и бытовые товары.

Товары считаются пиратскими в том случае, если они производятся с нарушением авторских либо смежных прав. Жертвами таких нарушений являются книгоиздатели, производители фонограмм, дисков, фильмов, пленок, кассет. Технический прогресс сильно упростил процесс копирования товаров, содержащих права ИС. Индустрия производства программного обеспечения является лидирующей жертвой той скорости, с которой в настоящее время ИС может быть скопирована нелегально и доставлена в любую точку мира.

Кейс 13. Примеры конфликтных ситуаций с правами на товарный знак (ТЗ) в сети Интернет.

1. Конфликт интересов владельцев ТЗ и владельцев доменов (обозначений, идентифицирующих конечное устройство в сети Интернет): в доменном имени используется обозначение, сходное с зарегистрированным ТЗ.

В российский суд обращается владелец ТЗ “relbi”, зарегистрированного в Англии для распространения дезодорантов. Юридическое лицо РФ зарегистрировало доменное имя “relbi.ru”, и на сайте по этому адресу распространяет дезодоранты. Владелец ТЗ требует прекратить использование доменного имени, идентичного его ТЗ.

Вопрос: Имеет ли место факт недобросовестной конкуренции и будет ли удовлетворено это требование?

2. Иски к поисковой системе Google.

Два французских турагентства подали в суд на французское отделение Google, которое продавало словосочетания Bourse des Vols и Bourse des Voyages в рамках контекстной рекламной программы AdWords, позволяющей компаниям и частным лицам размещать рекламу на странице результатов поиска по определенному слову. Суть конфликта в том, что сайт названных компаний располагается по адресам с аналогичным названием. В результате при поиске по торговым маркам на странице с результатами поисков периодически появлялась реклама конкурентов.

Информация о результате: Суд города Нантер принял решение в пользу туристических агентств и обязал Google выплатить им 70 тыс. евро.

Слово «контрафактный» от франц. contrefacon — нарушение прав ИС. Контрафакт — экземпляры произведений и фонограммы, изготовление или распространение которых производилось без согласия правообладателя, в том числе импортируемые в Россию.

Например, если воспроизведение превышает тираж, предусмотренный в договоре, то превышение тиража следует рассматривать как нарушение авторского права и смежных прав.

Следует отметить, что понятие «контрафактность» является юридическим. Поэтому назначение экспертизы для определения контрафактности экземпляра произведения недопустимо, необходимо ставить вопрос только об определении «признаков контрафактности».

В большинстве случаев незаконного использования экземпляры произведений и фонограмм будут по тем или иным параметрам (признакам) отличаться от легальных копий. Отличия, выявленные экспертами, позволяют сделать вывод о наличии признаков контрафактности товаров и будут служить косвенными доказательствами нарушения авторских и смежных прав. Окончательный вывод о контрафактности товаров можно сделать лишь на основании подтверждения юридического факта отсутствия разрешения правообладателя на конкретный способ использования товара.

Признаки контрафактности:

  • — отсутствие маркировки, содержащей наименование лицензиата и номера лицензии на корпусе аудио- или видеокассеты, на корпусе (защитном кожухе) иного магнитного или немагнитного носителя, а также на внутреннем кольце оптического диска вокруг установочного отверстия со стороны считывания;
  • — наличие на одном оптическом носителе двух и более фильмов (аудиовизуальные произведения в формате DVD в гражданский оборот выпускаются по одному фильму на каждом диске), а также наличие на диске фильмов, выпуск которых только планируется (по информации РАПО);
  • — отсутствие документов, предоставляющих право использовать аудиовизуальные произведения путем их распространения;
  • — двусторонние носители (склеенные между собой стандартные компакт-диски), поскольку такая продукция не выпускается в России и за рубежом, отсутствует какая-либо техническая документация на их изготовление;
  • — на полиграфическом оформлении отсутствуют данные о правообладателе, производителе;
  • — лицензия на носителе не соответствует лицензии на полиграфическом оформлении;
  • — товар перевозится навалом или в разукомплектованном виде (компакт-диски, видео-, аудиокассеты и др.);
  • — компакт-диски, нанизанные на стержень, незаписанные материальные носители;
  • — компакт-диски, аудиокассеты, видеокассеты без указания маркировки, содержащей наименование лицензиата и номера лицензии на корпусе аудио- или видеокассеты, на корпусе (защитном кожухе) иного магнитного или немагнитного носителя, а также на внутреннем кольце оптического диска вокруг установочного отверстия со стороны считывания;
  • — магнитная лента и корпуса для видеокассет поставляются раздельно;
  • -отсутствие данных о заключенных лицензионных договорах;
  • — несовпадение наименования страны происхождения, указанного на товаре (упаковке), со страной вывоза товара;
  • — инструкция по применению товара является фото- или электронной копией;
  • — текстильные товары без указания состава ткани, инструкции по уходу;
  • — товар перевозится навалом или в разукомплектованном виде (духи, часы, одежда и др.);
  • — существенно занижена стоимость товара или сумма страховки по сравнению с товарами (страховкой) подобного типа;
  • — товары представляют собой этикетки, наклейки, бирки, ярлыки, вкладыши, обложки, футляры, маркированные коробки или штампы;
  • — отсутствие импортера или получателя товаров в списках лицензиатов;
  • 114
  • — ввоз (вывоз) осуществляется через пограничные пункты пропуска, которые не использует импортер (экспортер) подлинных товаров;
  • — ввоз осуществляется из страны, которая не является местом изготовления подлинных товаров;
  • — товары маркированы товарными знаками, сходными до степени смешения с указанными в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания, таможенном реестре объектов интеллектуальной собственности;
  • — низкое качество упаковки (в том числе полиграфии, отсутствие защитных идентификационных марок и знаков) и самой продукции.

Незаконное использование исключительных прав на объект делает его контрафактным или нет?

Какой товар является контрафактным? Кто признает его таковым? Вправе ли поставщик требовать оплаты контрафактного товара? Недавно ВС РФ на примере сложившейся судебной практики ответил на эти вопросы. Рассмотрим подробности.

Суть дела

ЗАО «А» поставило ООО «А» лекарственные препараты. Речь идет о широко используемых фармацевтами и врачами на территории России препаратах, которые не имеют привязки к строго определенному составу и конкретному производителю и относятся к лекарствам, изготавливаемым в аптеке. Они часто упоминаются в периодических изданиях по медицинской тематике, научной литературе, а также в нормативно-технической документации.

ООО «А» указанную поставку не оплатило. При этом после поставки ООО «А» узнало, что исключительное право на товарные знаки поставленных лекарств принадлежит ЗАО «Н», которое сразу же уведомило о нарушении его прав на товарный знак всех участников фармацевтического рынка. В связи с этим ООО «А» было вынуждено приостановить деятельность по реализации спорных лекарственных препаратов.

Регистрация в качестве товарного знака обозначения, которое уже используется другими хозяйствующими субъектами в их деятельности, не запрещена законодательно. Поэтому многие недобросовестные лица регистрируют на себя такие обозначения, а потом выдвигают требования о прекращении использования другими хозяйствующими субъектами товаров с указанными обозначениями и пытаются продать им права на товарный знак. Данные действия противоречат концепции добропорядочности, разумности и справедливости конкурентного поведения, поэтому часто признаются актом недобросовестной конкуренции.

Узнайте об ответственности за нарушение лицензионного договора из «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Похожим образом поступило и ЗАО «Н». ФАС России пришла к выводу, что общество использовало гражданские права в целях ограничения конкуренции на рынке. Решением ФАС России действия ЗАО «Н», связанные с приобретением и использованием исключительных прав на спорные лекарственные препараты, признаны недобросовестной конкуренцией (п. 2 ст. 14 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» в прежней редакции). Законность данного решения подтверждена вступившим в силу судебным актом.

Спустя некоторое время правопреемник ЗАО «А» по договорам уступки права требования – компания «С» – обратился в Арбитражный суд Московской области с иском к ответчику ООО «А» о взыскании задолженности по договору поставки и штрафных санкций.

Как указано в договоре поставки, ЗАО «А» гарантирует, что предмет поставки не обременен обязательствами перед третьими лицами, а сама поставка товара не нарушает исключительные права третьих лиц на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. На основании этого суд первой инстанции отметил: поскольку выяснилось, что исключительное право на товарные знаки поставленных лекарств принадлежит другому юридическому лицу, поставленный товар является контрафактным.

КРАТКО

Реквизиты решения: Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26 мая 2016 года № 305-ЭС16-1323.

Требования заявителя: Отменить решение Арбитражного суда Московской области от 30 марта 2015 года по делу № А41-66964/2013, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июля 2015 года № 10 АП-3104/15 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 ноября 2015 года № Ф05-15130/15 по тому же делу, удовлетворить исковые требования в полном объеме.

Суд решил: Удовлетворить кассационную жалобу, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники правоотношений должны действовать добросовестно (п. 3 ст. 1 ГК РФ). Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). Не допускается заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав – злоупотребление правом (п. 1 ст. 10 ГК РФ).

Арбитражный суд Московской области пришел к выводу, что ЗАО «А» поставило ООО «А» контрафактный товар, а значит, правопреемник ЗАО «А» – компания «С» – не имеет права на взыскание оплаты данного товара. На этом основании в удовлетворении исковых требований было отказано (решение Арбитражного суда Московской области от 30 марта 2015 года по делу №А41-66964/13).

Суд апелляционной инстанции согласился с таким выводом и напомнил, что никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (п. 3 ст. 1484 ГК РФ). Таким образом, ООО «А» длительное время было лишено возможности распоряжаться полученными лекарственными препаратами в своей предпринимательской деятельности. Кроме того, Суд заметил: компания «С» не смогла опровергнуть доводы ООО «А» об умышленном сокрытии факта наличия исключительного права на спорные товарные знаки у другого юридического лица. Десятый арбитражный апелляционный суд подтвердил законность ранее вынесенного решения (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июля 2015 года № 10АП-3104/15 по делу № А41-66964/13). Аналогично поступил и Арбитражный суд Московского округа (постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 ноября 2015 г. № Ф05-15130/15 по делу № А41-66964/13).

Позиция ВС РФ

Не согласившись с принятыми решениями, компания «С» подала в высшую судебную инстанцию кассационную жалобу, в которой указала, что права ЗАО «Н» на товарный знак не распространяются на обязанность покупателя оплатить поставленный товар (ст. 309, ст. 310 ГК РФ).

Рассмотрев указанную жалобу, ВС РФ пришел к выводу: спорный товар не являлся контрафактным. Контрафактным лекарственным средством признается лекарственное средство, находящееся в обороте с нарушением гражданского законодательства (п. 39 ст. 4 Федерального закона от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств»). В случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены ГК РФ (п. 4 ст. 1252 ГК РФ). Материальный носитель может быть признан контрафактным только судом (п. 25 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»). При этом вступившим в законную силу судебным актом установлено только наличие в действиях ЗАО «Н» признаков недобросовестной конкуренции. Таким образом, выводы судов о контрафактности поставленных лекарственных средств противоречат законодательству и ранее принятым судебным постановлениям.

МНЕНИЕ

Денис Мурашов, управляющий партнер юридической компании Murashov & Assistants:

«Для надлежащего рассмотрения данного спора суду первой инстанции необходимо было либо полностью исследовать вопросы, связанные с признанием продукции контрафактной (в том числе вопросы тождественности нанесенных на товар изображений зарегистрированному товарному знаку и вопросы нарушения прав правообладателя этого товарного знака), либо признать эти вопросы не подлежащими доказыванию в соответствии с ч. 2 ст. 69 АПК РФ. При этом нужно учитывать, что преюдиция может быть применена только в рамках спора между теми же лицами. Однако в указанном споре суды сослались на факты, установленные актами арбитражных судов, вынесенными в рамках дела об оспаривании решения антимонопольного органа, – то есть принятые между иными лицами. Остается неясным, по какой причине суды не исследовали самостоятельно вопросы «контрафактности» поставленных товаров и не учли того, что арбитражный суд отказал правообладателю товарных знаков в защите принадлежащего ему права».

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ определила отменить решения нижестоящих судов и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26 мая 2016 года № 305-ЭС16-1323).

Термином «контрафакт» обозначают любой товар, изготовленный с нарушением прав интеллектуальной собственности какого-либо лица. Типичный пример контрафакта — нанесение на товар чужого, более известного на рынке товарного знака или наименования фирмы-производителя. Понятие «контрафакт» носит юридический характер, при этом ключевое значение для отнесения предмета к контрафактному имеет ущемление авторских и других интеллектуальных прав в результате создания такого товара. Качество же товара при этом роли не играет.

Контрафакт, в принципе, может быть очень неплохого качества — этим он отличается от фальсификата (фальсифицированными принято считать поддельные вещи низкого качества, выдаваемые за настоящие).

Определение контрафактного товарного знака уточняет ст. 1515 ГК РФ: непосредственно сам товар или его упаковка, на которую нанесен товарный знак или знак, сходный по внешним признакам с товарным знаком, считается контрафактным.

Виды контрафакта. Контрафакт весьма многообразен, его можно подразделить на несколько типов:

  1. Использование фирменного наименования или товарного знака, очень похожего на обозначение какой-либо из «раскрученных» марок. При таком контрафакте, как правило, в названии известной марки на этикетке меняются 1-2 буквы (к примеру, Salamandder вместо Salamander), в результате чего многие не обращают на это внимания и покупают контрафакт, полагая, что становятся обладателями фирменной вещи.
  2. Использование чужого логотипа без внесения в него изменений одновременно с копированием внешних черт товара. Контрафакт в такой форме встречается реже, чем предыдущий, поскольку факт правонарушения в данном случае налицо, а значит, и привлечь к ответственности распространителя гораздо проще.
  3. «Пиратство» — продажа копий музыкальных, художественных, литературных произведений без разрешения автора или правообладателя. В эту группу можно отнести и безвозмездный контрафакт — распространение таких произведений в сети Интернет.
  4. Применение изобретений, разработок (в т. ч. компьютерных программ), права на которые зарегистрированы на других лиц.

Основным признаком контрафакта является отсутствие разрешительной документации от владельца интеллектуальной собственности на реализацию товара или распространение объектов авторского права нематериального характера без согласия владельца. Примером могут быть контрафактные сигареты, алкоголь, косметические средства, аудио и видеопродукция.

Наказание за торговлю и изготовление контрафактной продукции, нарушение авторских прав предусмотрено статьями 146, 147 УК РФ.
Распространение нематериальных объектов считается преступлением, если объекты публикуются без получения согласия автора произведения. Независимо от наличия вины, лицо, осуществляющее торговлю контрафактом, привлекается к ответственности. Все действия по пресечению торговли и уничтожению нелегальной продукции производятся за его счет. Лицо может быть освобождено от ответственности при наличии доказательств воздействия непреодолимой силы. Так как на практике это сложно представить, то делаем вывод – отсутствие умысла не освобождает продавца от ответственности и обязанности устранения последствий.

Преступление считается совершенным с момента причинения собственнику убытков незаконным распространением контрафакта.

За продажу контрафактной продукции предусмотрено несколько видов ответственности: гражданско-правовая, административная, уголовная.

В рамках гражданской ответственности происходит изъятие контрафакта из оборота. Изъятая продукция подлежит утилизации за счет распространителя. Владелец интеллектуальной собственности имеет право подать в суд на возмещение причиненных убытков. Точная сумма устанавливается в судебном процессе. В соответствии со ст. 1253 ГК РФ, если права интеллектуальной собственности нарушались систематически, прокурор может выставить суду требование о ликвидации виновного юридического лица или о прекращении деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя.

Уголовная ответственность наступает в случае причинения владельцу ущерба в крупном размере, свыше 100 тыс. рублей. Незаконное распространение объектов интеллектуальной собственности квалифицируется по ст. 147 УК РФ, наказывается штрафом до 200 тыс. рублей или в размере зарплаты за полтора года, обязательными, исправительными, либо принудительными работами или лишением свободы до 2 лет.

Распространение контрафакта в особо крупном размере на сумму более 1 миллиона рублей, наказываются принудительными работами на срок до 5 лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом или без такового в размере до 500 тыс. рублей или в размере зарплаты за 3 года.

по материалам УЭБиПК ГУ МВД России по Самарской области

Примеры мероприятий по борьбе с незаконной торговлей, вы можете посмотреть

Сотрудники полиции осуществляют проверки в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, только по обращениям граждан. Во избежание негативных последствий обращаем внимание на недопустимость приобретения контрафактной продукции.

Не оставайтесь безучастными. Если вы владеете информацией о противоправной деятельности, в том числе через сеть «Интернет», сообщите в полицию. По каждому сообщению будет проведена проверка. Обратиться в полицию можно следующими способами:

  • в Главное управление МВД России по Самарской области по телефону 8(846) 278-22-22 и в ближайший отдел полиции — по телефонам дежурных частей или 020 (102 – с мобильных телефонов федеральных операторов сотовой связи);
  • оставив обращение на официальном интернет-сайте https://63.мвд.рф через сервис «Прием обращений»

Людмила Солдатова, старший референт отделения информации