Открыть крематорий

Свой бизнес: как открыть крематорий

* В расчетах используются средние данные по России 25 000 000 руб.

Инвестиции

4-5 лет

Срок окупаемости

4000-5000 тыс. руб.

Стоимость кремации (без доп. услуг)

от 15-20 тыс. руб.

Стоимость кремации (с ритуальными услугами)

В России постепенно растет число людей, желающих быть кремированными после смерти. Также наблюдается спрос на услуги кремирования домашних животных. Что нужно для открытия крематория в России?

Похоронный бизнес считается одним из самых прибыльных, поэтому нет ничего удивительного в том, что конкуренция в этом сегменте огромная. Однако большинство предпринимателей интересует организация традиционных похорон. А ведь, помимо захоронения останков в земле, довольно широко распространена и процедура кремирования.

Кремация распространена во многих странах мира. Например, только в США работает более 1,5 тысяч крематориев, а в Великобритании было построено более 350 крематориев. Среди стран, где традиционному захоронению предпочитают кремацию, можно назвать Японию и Китай (кремируют около 98% всех усопших), Чехию (95 %), Великобританию (70 %), Данию (68%) и Швецию (65 %).

Количество крематориев в разных странах мира

СТРАНА

КОЛИЧЕСТВО КРЕМАТОРИЕВ

ПРОЦЕНТ КРЕМИРУЕМОГО НАСЕЛЕНИЯ

Соединенные Штаты Америки

40%

Великобритания

69%

Чехия

95%

Китай

98%

Франция

40%

В нашей же стране, к 2018 году существует всего 24 действующих крематория. Большинство из них принадлежат государству. Сразу стоит отметить, что согласно действующему закону “О погребении и похоронном деле” (N122-ФЗ), что четко сформулированных правовых оснований для функционирования частных крематориев нет, поэтому частные крематории существуют де-факто, а не де-юре. Доля кремации в целом по России невысока и составляет всего 10%. Однако в тех городах России, где крематории уже есть, процент кремации может доходить до 70% (Москва, Екатеринбург, Санкт-Петербург) и до даже 95% (Норильск).

Что такое крематорий? Говоря простыми словами, крематорий – это специально оборудованное здание, где проводится сжигание умерших. Как правило, в этом здании есть два основных помещения: в одном родственники прощаются с усопшим, а другое представляет собой так называемый кремационный зал. Стоит отметить, что процедура кремации не противоречит традициям РПЦ и православным канонам, хотя и не приветствуется церковными иерархами. К крематориях даже может быть разрешена процедура отпевания усопших.

Во время кремации используются гробы из горючего материала. В процессе кремации температура внутри печати составляет от 870 до 1090 градусов Цельсия. Под воздействием столь высоких температур ткани и кости разрушаются на мелкие фрагменты. Длительность этой процедуры зависит от модели кремационной печи. Как правило, кремация тела взрослого человека средней комплекции занимает от полутора до двух часов.

После того, как останки остынут, они перемещаются во временный контейнер, где тщательно измельчаются. В дальнейшем они пересыпаются в урну из древесины, керамики или бронзы и передаются родным или близким усопшего. Иногда прах в урне помещается в колумбарий, хоронится в земле или же развеивается на специально отведенной для этого площадке.

Итак, потребность в услугах такого похоронного заведения довольно велика, в том числе и в России. Однако открытие крематория требует большого стартового капитала. Такой проект хотя и отличается высокой рентабельностью, но все же долго окупается. Перед тем как приступать к поиску участка для его строительства, тщательно проанализируйте ситуацию с похоронными компаниями в вашем регионе, изучите спрос, численность населения и уровень смертности.

Три главные проблемы, которые встают перед предпринимателями, планирующими такой бизнес: большой стартовый капитал (покупка земли под строительство, дорогостоящее оборудование, оформление всех необходимых документов) и поиск земельного участка, который бы соответствовал всем требованиям и высокая конкуренция с традиционным способом погребения.

Как и где можно открывать крематорий

Открывать крематорий в небольшом городе с населением менее 700 тысяч человек не имеет смысла – вы просто не окупите свои расходы. Специалисты рекомендуют работать на область, но лишь в густонаселенных регионах. В этом случае большое значение имеет правильный выбор месторасположения крематория, чтобы к нему было удобно добираться из различных населенных пунктов. В городах с населением свыше 700 тысяч человек открывать крематорий будет рентабельно лишь при полном отсутствии конкурентов. Похоронные бюро и ритуальные агентства являются вашими косвенными конкурентами.

Перед началом строительства нужно разработать архитектурный проект будущего крематория и получить большое количество разрешений от местных органов власти. В Москве есть фирмы, которые предлагают услуги по получению всех необходимых документов. Они выступают в качестве посредников и занимаются оформлением бумаг, в том числе и в других городах.

К месту расположения крематория предъявляются определенные требования. Оно должно соответствовать всем нормативным требованиям, находиться на специально отведенной для этого территории за чертой города, чтобы минимизировать вредное воздействие на окружающую среду. В некоторых случаях при согласовании с муниципальными властями можно открыть крематорий и в черте города (но располагаться он должен минимум за три километра от жилых домов). Как правило, для его размещения выбирается территория городского кладбища.

Строительство крематория из кирпича обойдется достаточно дорого и займет много времени. Поэтому зачастую владельцы крематориев стараются сэкономить на строительстве, отдавая предпочтение не капитальным кирпичным стенам, а постройкам из металлических конструкций. Использование при строительстве легких конструкций позволяет возводить комплекс зданий из готовых элементов в короткие сроки.

Комплекс крематория обычно состоит из одноэтажных ритуального и технического корпусов, а также галереи, которая их соединяет. Ритуальный корпус включает в себя зал прощаний, вестибюль, медпункт, хозяйственные помещения. Технический корпус состоит из кремационного зала, бытовых, подсобных и технических помещений. Также нужно будет позаботиться о стоянке для автомашин.

Когда крематорий открывает компания, у которой уже есть свой похоронный бизнес, то она может снизить издержки за счет строительства лишь кремационного зала. В качестве места прощания родственников с усопшим можно использовать помещения в существующем здании (обычно около кладбища). На территории крематория укладывается плиточное тротуарное покрытие, устанавливаются скамьи, разбиваются газоны и цветники.

Какое оборудование необходимо для открытия крематория

В качестве оборудования для кремационного зала вам понадобятся специальные печи. В большинстве случаев они состоят из двух камер. В самой большой камере происходит кремирование тела с гробом. Во втором ее отделении из отходящих газов выжигаются все продукты сгорания (вредные примеси, твердые дымообразующие частицы). Таким образом, из труб печи выходит лишь нагретый воздух без следов дыма и гари и неприятного запаха. Гроб загружается в печь при помощи гидравлических тележек различных моделей или автоматизированных тележек с рельсовой дорогой (для кремационных печей большой мощности).

Помимо печей, потребуется холодильная камера, где хранятся тела в ожидании кремации, и кремулятор, который сначала при помощи магнита-ловушки удаляет из кремированных останков несгоревшие металлические предметы (например, зубные протезы), а затем измельчает прах. Лучшее кремационное оборудование, которое соответствует самым жестким экологическим требованиям, производится в США, Чехии и Германии. Оно достаточно долговечно. В среднем такие машины требуют капитального ремонта спустя 5-6 тысяч кремаций (примерно 3-5 лет эксплуатации). Ремонт заключается в замене огнеупорных материалов пода и свода основной кремационной камеры, огнеупорных материалов камеры дожига, выхода отработанных газов и облицовки горелок. Можно проводить капитальный ремонт своими силами или же вызвать специалиста из-за рубежа. В последнем случае стоимость ремонта увеличивается до 75-80 тысяч рублей.

Список дополнительного оборудования включает в себя поддоны для пепла из нержавеющей стали и алюминия, временные пластиковые или картонные контейнеры для праха, таблички для крепления на этих контейнерах или же урнах, ручные магниты для удаления из праха металлических предметов, щетки для удаления праха из печи, инструменты для обслуживания кремационного оборудования.

Для персонала крематория заказывается спецодежда, которая состоит из маски, защитных очков, респираторов, рабочих халатов, перчаток, фартуков. Форма может представлять собой также комбинезон из плотной хлопковой ткани, чулки для обуви и капюшон. Она защищает от пыли и грязи, а специализированные фартуки с алюминиевыми вставками и защитные рукава используются при удалении праха и чистки печи с целью защиты от ожогов.

Процесс кремирования занимает, как уже упоминалось выше, больше часа. Из ритуального корпуса гроб, установленный на ручную передаточную тележку, транспортируется по крытой галерее в технический корпус – в кремационный зал. Затем он передается к загрузочному окну, через которое перегружается на подину печи. По завершении кремации продукты сгорания собирают в специальный контейнер в окне выгрузки, а затем поступают на участок измельчения. После чего они пересыпаются в урну, которая хранится в техническом корпусе до выдачи клиенту. Расход природного газа одной печи составляет около 25 м3/час.

Самое дешевое оборудование для кремирования обойдется в сумму от 5 до 10 миллионов рублей. Качественное же оборудование, соответствующее всем требованиям, стоит раза в два-два с половиной дороже. Для открытия крематория понадобится минимум 25-30 миллионов рублей. В эту сумму входит приобретение печей и другого оборудования, покупка или аренда земли, строительство крематория, фонд заработной платы. Средний срок окупаемости предприятия составляет минимум 4-5 лет.

Хотя стоимость кремации составляет порядка 4-5 тысяч рублей (по данным для Москвы и Санкт-Петербурга), дополнительно оплачиваются ритуальные принадлежности: гроб, постель и подушка в гроб, траурное покрывало и пр., транспортировка, оформление зала прощаний, музыкальное сопровождение и т.д. В итоге, чтобы кремировать усопшего, требуется минимум от 15-20 тысяч рублей, а V.I.P. услуги могут стоить почти 200 тыс. рублей. Организационная структура такого предприятия включает в себя управляющих (директора), бухгалтера, механика, слесаря, оператора печи (минимум 6-8 человек), распорядителя и сторожа.

Услуги кремации для животных

Открытие крематория – очень сложное, хотя и прибыльное дело. Из-за необходимости иметь большой стартовый капитал или привлекать инвесторов для его открытия, предприниматели стараются найти пока еще пустующие и менее затратные ниши. К таким относится, например, крематорий для домашних животных. Это очень перспективное направление, ведь российское законодательство запрещает хоронить тела домашних животных в земле. Тем более, их нельзя выбрасывать в мусорные контейнеры.

Между тем, специализированных кладбищ домашних животных в большинстве российских городов нет. Поэтому кремация представляет собой самый оптимальный вариант утилизации останков. На Западе крематории для животных распространены довольно широко. Они предлагают не только услуги по утилизации останков, но и по хранению их праха и даже изготовлению различных памятных «сувениров» (кулоны с частицами праха, специальные кувшины и урны и пр.). Постепенно такие предприятия стали появляться и в российских городах. Сейчас они существуют в Москве, Санкт-Петербурге, Томске, Екатеринбурге, Новосибирске и других крупных городах страны.

Открыть крематорий для домашних животных намного проще и дешевле, нежели обычный. Так как кремация животных относится к ветеринарным видам деятельности, то она не требует лицензирования. Правда, специальное оборудование для кремирования в нашей стране не купишь. Печи и все остальное придется заказывать в Европе (Германия, Великобритания). Но даже в этом случае они будут стоить на порядок меньше, нежели оборудование для обычных крематориев. И вы сможете быть уверены в качестве оборудования и в его соответствии всем экологическим нормам и требованиям.

Кроме того, продавец пришлет все свидетельства и сертификаты на технику. Стоимость оборудования для кремации животных зависит от мощности и объема печи. Печь вместимостью 100 килограмм, размерами два метра в длину и один в ширину стоит около 400-500 тысяч рублей. Требования к помещению те же, что и для обычных крематориев. В первое время можно обойтись без колумбария (хранилища урн с прахом). Для такого крематория нет необходимости в ритуальном корпусе, поэтому он объединяется с техническим. В дальнейшем можно будет расширить площади и предложить клиентам дополнительные услуги.

Крематории для животных предлагают два варианта кремации животного: обычную процедуру и индивидуальную. Последняя отличается от обычной тем, что перед кремированием печь тщательно очищается, чтобы не допустить перемешивания останков с прахом других животных. Тело животного помещают в картонную коробку, обернутую изнутри полиэтиленом.

Затем коробка либо отправляется в морозильную камеру, если нужно отложить процедуру, либо сразу же в печь. Печь разогревается очень быстро, коробка горит сначала при 600 градусов Цельсия, а потом температура увеличивается в два раза. Дым, который выделяется при сжигании, дожигается дополнительным газом. На выходе получают угарный газ и горсть пепла, который собирается в специальный пластиковый контейнер, а затем выдается хозяину.

При желании за дополнительную плату можно заменить пластиковый контейнер на специальную урну. Вся процедура кремирования от розжига печи до ее полного остывания занимает около шести часов. Тело полностью превращается в пепел за три часа, еще столько же потребуется, чтобы печь полностью остыла, так как толщина ее стенок составляет около десяти сантиметров.

На Западе производство и продажа авторских урн для хранения праха представляет собой дополнительный источник доходов крематориев. Однако российские заказчики, как правило, предпочитают не хранить прах четвероногого питомца у себя дома, а хоронят его в земле, что не противоречит российским законам и санитарным нормам.

Услуги крематориев для домашних животных очень востребованы, но без рекламы все же не обойтись. Прежде всего, необходимо разместить объявления в ветеринарных клиниках города. Как показывает практика, именно туда в первую очередь обращаются владельцы умерших животных с вопросами о том, где можно похоронить питомца. Многие компании активно используют интернет для продвижения своих услуг. Так, например, томский крематорий для домашних животных предлагает на своем сайте специальную услугу «виртуальная память»: владельцы умерших животных могут разместить в электронной галерее некролог с фотографией своего любимца.

Стоимость кремации составляет, в среднем, около 1000-2000 рублей, в зависимости от веса животного или раза в полтора больше, если речь идет об индивидуальной кремации. Сожжение тела небольшого животного (например, кошки) стоит порядка 500 рублей, мелкого грызуна – около 300 рублей.

Открытие крематория для животных окупается в течение 1-2 лет, в зависимости от региона, стоимости услуг и спроса. Казалось бы, этот бизнес никак не зависит от фактора сезонности, так как животные умирают от старости или болезней в течение всего года. Однако владельцы таких компаний отмечают, что наибольшим спросом их услуги пользуются в период с конца осени до середины весны, а в теплое время года наблюдается значительный спад. Он связан с тем, что, несмотря на строгие запреты, владельцы кошек и собак все же предпочитают хоронить погибших животных в земле и обращаются к услугам крематориев лишь в холодное время года, когда земля промерзает и выкопать могилу становится невозможно. Одно из направлений для расширения такого бизнеса – организация завода по утилизации биологических отходов.

Кремационная печи TAБO VL-A

Название TAБO известно как стандард для кремационных печей во всем мире. Существует ограниченное количество кремационных печей,которые используются также широко, как кремационные печи фирмы ТАБО. TAБO производит печи крематориев начиная с 1932 года, главную роль в производстве всегда играет наивысшее качество. На мировом рынке существует большое количество копий оригинальной кремационной печи ТАБО, но оригинальные, высококачественные кремационные печи марки ТАБО бывают только шведского производства.
Кремационная печь ТАБО — это результат тщательного изучения процесса кремации и так же значительной практики и опыта, накопленных в течение многих лет. Благодаря современной технике, кремационная печь ТАБО отличается также экологичностью и экономностью в потреблении энергии. Она удовлетворяет требования крематориeв с большой мощностью и гигиенические условия для процесса без дыма, запаха и пыли. Кроме того, в качестве основных преимещуств крематория ТАБО следует отметить очень низкий уровень громкости и большую мощность кремационной печи, в которой кремация, как правило, проводится в течение 30-60 минут.
Coврeмeннaя тexникa нa cлужбax экoлoгии
Вce пocтaвляeмoe oбoрудoвaниe cиcтeмaтичecки дoпoлняeтcя кoллeктивoм cпeциaлиcтoв фирмы на основе последних достижений нaуки и тexники.

Сергей Якушин, «Новосибирский крематорий»: «Похоронная отрасль позволила себя втянуть в криминальный бизнес»

Основатель первого в России частного крематория о том, как зарабатывать на этом бизнесе 150 млн рублей в год и зачем создавать Музей мировой погребальной культуры

Фото: Ринат Назметдинов

Муниципальному некрополю в Казани еще только предстоит открыться, но первый частный некрополь в России появился еще в 2003 году в поселке Восход пригорода Новосибирска. Его основал Сергей Якушин, который также является президентом международной выставки «Некрополь». В интервью «Реальному времени» он рассказал об особенностях бизнеса, о том, как похоронная индустрия погрузилась в теневую экономику, а также о том, откуда в крематории могут взяться кошки и верблюд.

«Сергей, я решил тебе дать крематорий»

— Расскажите, как вы открыли первый в Новосибирске крематорий?

— Изначально я даже не планировал открывать крематорий. У нас в выставке «Некрополь» много лет подряд участвовал чешский производитель кремационного оборудования. И на девятый год он меня нашел, неудобно сказать, прямо в туалете. Я стою там, он подходит и говорит: «Сергей, я решил твою проблему!» Я отвечаю: «У меня нет проблемы!» Он говорит: «Сергей, я решил тебе дать крематорий. Без денег. Надоели мне ваши мэры…» А я после каждой выставки знакомил его с мэрами наших городов, он показывал им кремационные технологии. Он говорил: «Во идея, нравится! Но денег нет, казна пустая». И он решил: «Я тебе верю, давай построим крематорий, и пусть это будет плацдармом. К тебе будут приезжать, перенимать опыт». И оказался прав, в дальнейшем все крематории в России создавались благодаря тому, что люди приезжали к нам.

Крематорий — это объект похоронного назначения, по которому нормативов нет. Но есть множество нюансов, которых архитекторы не знают. Поэтому мы делаем эскиз, с которым в дальнейшем люди идут в архитектурное бюро. Сегодня я в этой сфере достаточно большой специалист, ведь я изучил более 200 крематориев перед тем, как открыть собственный. Со мной сотрудничают.

— Были ли на старте какие либо проблемы?

— Никаких.

— Может, с представителями традиционных религий?

— Нет, нет. Перед тем, как построить крематорий в 2003 году, я обошел всех представителей традиционных религий. Иудейский священник сказал: «Я ничего не смогу сделать, знаю, что людей будут кремировать. Я не могу противиться». А имам сказал: «У вас все будет. У меня мечеть в многонациональном городе, и браки заключаются межнациональные. Я никак не смогу контролировать, если кто-то из супругов выберет кремацию». И мусульманские священнослужители приезжают в крематорий, расстилают свои коврики рядом с печью и, пока идет кремация, произносят молитву. С точки зрения мировоззрения противоречия нет, ведь они занимаются обрядом, который посвящен душе, а не телу.

Фото bigpicture.ru Крематорий — это объект похоронного назначения, по которому нормативов нет. Но есть множество нюансов, которых архитекторы не знают. Поэтому мы делаем эскиз, с которым в дальнейшем люди идут в архитектурное бюро

— Тем не менее в СМИ есть информация, что на заре бизнеса к вам предъявляли аж 18 судебных исков.

— Это мой конкурент, монополист на погребение в землю. С кладбища «съем» денег много больше, и они испугались. Похоронщики города создали мини-союз, и каждый месяц они запускали ложный слух против крематория. Что там вырывают золотые зубы, что одежду с покойников снимают и продают, что кремируют без гроба — всякую чепуху. Каждый раз мы писали в газету «Вечерний Новосибирск» опровержение, 30 текстов. А потом я решил, что не буду больше реагировать. И мало-помалу люди увидели, что это честный бизнес.

Иски же подавали по формальным причинам, вроде нарушения требований пожарной или экологической безопасности. От всех исков нам удалось отбиться.

Широкая география кремации

— Сколько сейчас в среднем проходит кремаций в день?

— Около 400. Прием заказов у нас 24 часа, все годы мы так работаем. И удельный вес ночных заказов — до 30 процентов.

— Сколько крематорий приносит денег?

— Около 150 млн рублей в год. Прибыль у меня сын считает, я этим не интересуюсь даже (сын Сергея Якушина Борис Якушин назвал «Реальному времени» сумму чистой прибыли в 36 млн в год, — прим. ред.). Я знаю, что это крайне рентабельный сервис. Сама кремация для заказчика стоит 5 500 рублей. В общей сложности, если сторонняя фирма привозит нам тело на кремацию, а мы делаем только предподготовку тела, проводим траурное шествие и церемонию, то они платят нам 12 тысяч. Если мы сами принимаем заказ, то общая стоимость 30—45 тысяч.

Это иллюзия, что похоронщики зарабатывают много денег. Это медленный бизнес, в нем нет рывков, да и не может быть. Но это стабильный бизнес. Мне, как пожилому человеку, пора думать о завещании, и этот бизнес я передаю своим детям — они уже сейчас в нем работают. Я думаю, что они будут существовать достаточно безбедно, но крутыми бизнесменами они не станут.

— А сторонние фирмы только из Новосибирска или из других городов?

— Из других городов и даже из других стран. Из Казахстана много возят, из Улан-Удэ. Буряты привозят, а то у них кремация до сих пор на костре идет. Красноярск возит, Томск, Омск — все возят.

— В 2015 году в Новосибирске открылся второй крематорий. Как изменился бизнес с пришествием такого конкурента?

— Никак. У них где-то 1,5 тысячи кремаций, у нас — 6 тысяч кремаций в год.

Прибыль у меня сын считает, я этим не интересуюсь даже. Я знаю, что это крайне рентабельный сервис

«За шедеврами стоит смерть. Потому что смерть учит правильно жить»

— Ваш крематорий даже по меркам похоронной индустрии — необычное место. К примеру, при нем есть Музей мировой погребальной культуры, единственный в России. Как он появился?

— Музей появился в первый же год. Я еще в 1992 году, когда придумал выставку «Некрополь», поехал в Лондон по делам. Там я пошел на антикварный рынок и вдруг увидел там пять гравюр XIX века. Я их купил, сложил в чемодан, привез. Эти пять гравюр стали основой музея. На следующий год мне повезло, я купил коллекцию ручек от гробов XVIII века, я их выставил на главной площади на московской выставке. И так каждый год я покупал, покупал… Сегодня у меня 12 тысяч гравюр, более тысячи живописных полотен (я провожу конкурс «Тема смерти в современном искусстве» и выкупаю лучшие работы). У меня 10 тысяч открыток на тему смерти и очень много скульптур и фарфора.

Сегодня это не просто художественный музей, где мы выставляем предметы, связанные с погребением. Сегодня мы говорим о культуре памяти. Мы говорим о предметах великого искусства, которые создавались людьми в моменты острого горя. Сегодня доказано, что высшие произведения в истории искусства были созданы авторами в момент утраты близкого человека. В момент получения известия о смерти у человека происходит огромный выброс энергии, сравнимый с мини-оргазмом. Когда все уходит, человек чистится энергетически, новая, чистая энергия позволяет людям творить. (А что еще делать? Без любимого человека он деморализован!) Он берет кисть и создает шедевры. За шедеврами стоит смерть. Потому что смерть учит правильно жить.

— Хорошо, а что тогда насчет верблюда по кличке Фараон, который живет при крематории?

— Опять же я был в Лондоне, объезжал крематории. В одном из них собрались люди на похороны. Я поворачиваю голову в сторону ворот и вижу: в воротах появляется женщина в брючном костюме, в котелке и с тростью. А дальше — лошади, и заезжает конный лафет с гробом. Я просто очарован был этой картиной! И сделал у себя конный лафет. Лошадей купили, вороных.

И через 3—4 года один конь у нас пал. Все работники говорят, что его отравил конкурент наш. Я поехал покупать замену. Приехал на конный завод и вижу: по степи снежной идет верблюд. И он как шел, смотрит на меня такими большими глазами… Не знаю, что произошло, но я прочитал в его глазах «Забери меня отсюда». Я спрашиваю: «Верблюд-то продается?», мне ответили, что да. И я его купил, почему — не знаю.

musei-smerti.ru Мы сделали для верблюда загон. И он стал набирать друзей. Он вот как на меня успокоительно подействовал, также действует и на других посетителей крематория

Мы сделали для верблюда загон. И он стал набирать друзей. Он вот как на меня успокоительно подействовал, так же действует и на других посетителей крематория. У него очень много друзей. Например, женщина похоронила мужа у нас и каждый месяц привозит для верблюда ведро морковки. Люди приезжают с сетками хлеба, зерно привозят. Он у нас состоит на довольствии, но он служит.
У нас директор новосибирского зоопарка был возмущен страшно, спрашивал «что он там, зоопарк в крематории решил сделать?» А потом мы еще кошек завели!

— Ну тут тоже какая-то египетская загробная тематика прослеживается…

— Дело не в этом. Я видел, как в Чехии в крематории живут кошки, они там ловят крыс. Там гробы выставляют открытыми, для коронера (должностное лицо в некоторых странах, специально расследующее смерти, — прим. ред.). Если крыса вдруг попадет в открытый гроб, она съест ухо или ноздрю. Я подумал, что мы тоже в чистом поле, и мы завели кошек.

Как «похоронка» уходила в тень

— У широкой аудитории иногда складывается впечатление, что похоронная индустрия — очень криминализированная отрасль. Что вы об этом думаете?

— Это соответствует действительности. С одной стороны, похоронная отрасль позволила себя втянуть в этот криминальный бизнес, потому что раньше она не была такой, естественно. Во многом этому способствовали руководители муниципалитетов, депутаты, чиновники. Вначале это выглядело очень прилично. В ельцинское время, когда была большая потребность в деньгах для будущих депутатов, для будущих мэров, которым нужно было выполнять предвыборные обещания, они обращались ко всем, не только к похоронщикам. Говорили: «Дайте нам денег, нам нужно детскую площадку построить». И похоронщики давали. А потом это превратилось в чемоданы денег, и мэры почувствовали вкус. В какой-то момент они фактически присвоили себе кладбища.

Вот у нас государственная земля, земля на кладбище дается бесплатно человеку. Но что там бесплатного? Ничего. А кому реально принадлежит земля? Не муниципалитету. Управляет конкретный человек, и мздоимство процветает. Мы с этим боремся. Мой похоронный дом — и это все знают — пример того, что в «похоронке» можно быть честным. Мы никогда не мздоимствовали, не укрывали информацию, никогда не срывали похороны и никогда не покупали информацию — ни у скорой помощи, ни у полиции. При этом мы лидеры в Новосибирске.

Фото funeral-nsk.ru У крематория 2 года назад отняли землю, 6,5 гектара. Я в свои 60 с лишним лет не ожидал, что против меня выступит власть, которая ни копейки не вложила в создание крематория…

Во многом в сложившейся ситуации виновато государство, которое не создает условий для того, чтобы «похоронка» была честной. Вот даже указ президента прошлогодний по похоронному делу не выполнили. Там был огромный указ, все губернаторы были обязаны проанализировать, выявить проблемы, создать предложения по новому законодательству…

— А вы за время существования крематория сталкивались с давлением с чьей-либо стороны, с попытками «крышевать» бизнес?

— У крематория 2 года назад отняли землю, 6,5 гектара. Я в свои 60 с лишним лет не ожидал, что против меня выступит власть, которая ни копейки не вложила в создание крематория. Просто взяли и отняли, подлог сделали. Я судился и выиграл 19 исков за прошлый год, и землю вернул. То есть у меня 18 исков на старте бизнеса подал конкурент, и 19 исков в прошлом году. Но сейчас вроде бы все доказано, все успокоились. Того главы нет, его сняли (вероятно, речь идет об уволенном в декабре 2018 года Александре Полищуке, главе Дзержинского района, где расположен крематорий, — прим. ред.). Но никто не гарантирует, что никому не понадобится лакомый кусок.

Александр Артемьев

Справка

Сергей Борисович Якушин — основатель первого в России частного крематория в Новосибирске и президент международной промышленной выставки «Некрополь» (Москва).

Родился 6 июня 1953 года. По своей первой специальности — преподаватель английского и немецкого языков. Работал преподавателем английского, гидом-переводчиком Интуриста, журналистом Новосибирского ТВ, корреспондентом АПН «Новости», инструктором обкома КПСС.

В конце 80-х основал выставочную компанию «Сибирская ярмарка», ставшую третьим по величине выставочным центром в России. В 1993 году основал проект выставки похоронного искусства «РитуалСиб», которая в дальнейшем развилась в проект «Некрополь». В 2003 году Сергей Якушин построил Новосибирский крематорий и в дальнейшем основал при нем первый в России Музей мировой погребальной культуры.

БизнесУслуги