Преступление с материальным составом

По особенностям конструкции признаков объективной стороны составы преступления подразделяются на: материальные, формальные и усеченные.

Материальный состав преступления — это состав, момент окончания которого законодатель связывает с наступлением преступного результата (последствий). Если же деяние, направленное на достижение преступного результата, обязательного для данного состава преступления, не привело к его наступлению, состава оконченного преступления не будет. Виновный в таком случае будет нести ответственность за покушение на совершение соответствующего преступления.

Формальными признаются составы, в которых для наличия оконченного преступления требуется лишь совершение деяния, указанного в законе, вне зависимости от наступления тех или иных последствий, которые могут быть вызваны этим деянием.

Фактически же наступившие последствия в формальных составах преступления могут выполнять роль либо квалифицирующих признаков, либо отягчающих наказание обстоятельств.

Усеченный состав преступления — это состав, для признания которого оконченным не требуется не только наступления преступного результата, но и доведения до конца тех действий, которые способны вызвать данные последствия. Усеченные составы преступлений законодатель считает оконченными на более ранней стадии преступных действий (разбой, бандитизм и др.).

В науке уголовного права составы преступления делятся на:

— основной, квалифицированный и привилегированный (по степени общественной опасности);

— простой и сложный (по структуре, то есть способу описания признаков);

— формальный и материальный составы, состав опасности (по законодательной конструкции, то есть особенностям описания в законе объективной стороны).

1) Основной состав содержит признаки, не повышающие и не понижающие степень общественной опасности преступления.

Квалифицированный (особо квалифицированный) состав включает признаки, повышающие степень общественной опасности содеянного.

Привилегированный состав содержит признаки, понижающие степень общественной опасности преступления.

Надо сказать, что не всегда в нормах УК последовательно предусмотрены признаки всех составов преступлений. Есть нормы только с основным составом преступления (например, в ст. 357 УК, имеющей лишь одну часть). С другой стороны, некоторые нормы УК содержат не только основной и квалифицированный составы, но и особо квалифицированный состав. Так, в ст. 159 УК предусмотрены признаки основного (ч. 1), квалифицированного (ч. 2) и особо квалифицированных (ч. ч. 3 и 4) составов мошенничества.

2) В простых составах признаки преступления указаны одномерно. Соответственно в сложных составах речь идет о нескольких объектах, нескольких деяниях, двух формах вины и т.д. Разновидностью сложного состава является альтернативный состав преступления, характеризующийся несколькими деяниями или последствиями, наличие которых (альтернативно любого) достаточно, при наличии других обязательных признаков, для наступления уголовной ответственности.

Материальный состав преступления

Размещено на http://www.allbest.ru/14

  • Введение
  • 1. Основания деления составов преступлений на виды
  • 2. Характеристика особенностей материального состава
  • Заключение
  • Список использованных источников и литературы

Введение

преступление формальный материальный правовой уголовный

Учение о составе преступления является краеугольным камнем уголовно-правовой науки. Несмотря на его достаточную теоретическую разработку, как отмечают многие ученые, нет единства мнений исследователей по ряду принципиальных вопросов. Одним из них является вопрос о классификации составов.

Классификация составов преступлений, осуществляемая в уголовно-правовой науке, позволяет выявить закономерности в строении преступлений, лучше понять конструкцию преступлений.

Задача различного рода классификаций — вскрыть и рассмотреть существенные черты, характеризующие определенные группы явлений. Как известно, вся Особенная часть Уголовного Кодекса построена в соответствии с описанием составов преступлений. В связи с этим одной из важнейших является классификация составов как основа построения Особенной части.

Объектом настоящего исследования выступает классификация составов преступления.

Предметом исследования является материальный состав преступления.

Целью настоящей работы является анализ особенностей материального состава преступлений, а также обоснованности разделения составов преступлений на формальные и материальные.

Для достижения поставленной цели в работе поставлены следующие задачи:

— проанализировать основания деления составов преступлений на виды;

— охарактеризовать особенности преступлений с материальным составом.

Методологической основой исследования выступили диалектический, сравнительно-правовой, логический, формально-юридический методы.

1. Основания деления составов преступлений на виды

Основанием деления составов преступлений выступает различное сочетание признаков, характеризующих один или несколько элементов преступления — объект и субъект, объективную и субъективную стороны. В специальной литературе часто утверждается, что в зависимости от особенностей конструкции объективной стороны составы делятся на формальные и материальные. Это не совсем так. В зависимости от комбинации признаков, характеризующих объективную сторону, выделяется также множество конструкций составов: конструкции составов с альтернативными действиями (в частности, ст. ст. 186 и 222 УК РФ), альтернативными способами (например, ст. ст. 131, 132 и 159 УК РФ), с двумя последствиями (ч. 4 ст. 111 УК); ближе к проблематике настоящей статьи — составы неоконченного и оконченного преступления.

Конструкции составов оконченного преступления подразделяется на несколько видов. Что выступает здесь основанием деления? Юридическая конструкция вообще — это правовая абстракция, которая охватывает собой несколько однопорядковых понятий. Тем самым юридическая конструкция содержит правовое суждение. Конструкции составов оконченного преступления содержат суждения о моменте окончания (завершения) преступления.

Момент окончания преступления в юридико-техническом смысле может передвигаться, перемещаться законодательной или судебной властью на тот или иной этап преступной деятельности с учетом, прежде всего, закрепленных в законе стадий совершения преступления, а также других обстоятельств. Возникает вопрос: зачем по-разному устанавливать момент окончания преступного деяния? Ответ на этот вопрос скрывается в самом предназначении юридических конструкций — связывать разные законоположения в комплекс с единым правовым режимом. Смысл конструкций оконченного преступления состоит в том, чтобы де-факто разные по моменту окончания преступления влекли одинаковые юридические последствия, чтобы неодинаковые по моменту завершения посягательства подчинялись общим правилам назначения наказания за оконченное преступление.

В результате сдвига момента окончания на ранние стадии совершения преступных деяний преследуются в первую очередь превентивные цели, решаются задачи предупреждения преступлений. С помощью юридических конструкций (связанных с моментом окончания преступления) можно усиливать или ослаблять ответственность, ужесточать или смягчать репрессивный потенциал нормы без изменения ее санкции. Перенос момента окончания на более позднюю стадию преступной деятельности означает более мягкий режим, а на раннюю — более жесткий. Если же вносить соответствующие изменения одновременно и в санкцию, и в диспозицию статьи УК РФ, можно с удвоенной силой ужесточать или, напротив, смягчать положения уголовного закона Безверхов А.Г., Решетникова Д.В. О классификации конструкций составов преступлений по моменту их юридического окончания // Общество и право. — 2010. — № 4. — С. 41. .

Полная классификация конструкций состава оконченного преступления в науке еще не разработана. В специальной литературе чаще всего говорится о двух видах таких конструкций: о составе формальном и материальном.

Материальный состав преступления — традиционная юридическая конструкция, построенная по типу «преступление — жертва», по принципу «нет преступления без общественно опасных последствий». Здесь в качестве обязательного признака состава специально указывается либо предполагается общественно опасное последствие. Материальными являются составы убийства (ст. ст. 105 — 108), причинения вреда здоровью (ст. ст. 111 — 115, 118), большинство форм хищения чужого имущества (ст. ст. 158 — 161) и др.

По конструкции формального состава для окончания преступления достаточно совершения действия (бездействия). Общественно опасные последствия (а, следовательно, и причинная связь) в указанной конструкции лежат за пределами состава преступления. Другими словами, это юридическая фикция, которая покушение признает оконченным преступлением. Формальными признаются составы похищения человека (ст. 126), клеветы (ст. 129), контрабанды (ст. 188) и др.

2. Характеристика особенностей материального состава

Как отмечается на страницах юридической литературы, деление составов на формальные и материальные это «одна из самых спорных и самых запутанных проблем в науке уголовного права»

Так в теории отечественного уголовного права составы преступлений принято делить на формальные и материальные. В основе деления лежит конструкция состава преступления, а точнее, строение объективной стороны преступления. Это является общепризнанным подходом. Практическое значение данной классификации в том, что при оценке преступлений с материальными составами необходимо устанавливать факт наступления последствий, а также причинную связь между ними и деянием, а при формальных составах устанавливать последствия не нужно. В результате создается возможность варьирования моментом окончания некоторых преступлений, которые традиционно относят к формальным, возникают противоречия в определении моментов окончания преступлений с одинаковыми действиями (например, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993г. в п. 3 действовавшего ранее постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами» Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 2 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (утрат. силу) // Бюллетень ВС РФ. — 1993. — №7. — С. 3. указывалось, что изготовление наркотическим средств считалось оконченным, когда были получены готовые к потреблению наркотики. В постановлении от 27 мая 1996г. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (утрат. силу) // Бюллетень ВС РФ. — 1998. — № 7. момент окончания изготовления наркотиков перенесен на более раннюю стадию — с начала совершения действий, направленных на получение готовых к использованию и потребление наркотических средств или психотропных веществ. На практике это вызвало соответствующие проблемы связанные с квалификацией действий. В очередном Постановлении от 15 июня 2006г. Пленум Верховного Суда РФ Постановление Пленума Верховного Суда РФ 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Бюллетень ВС РФ. — 2006. — № 8. вернулся к своей изначальной позиции, указав, опять же, что окончанием изготовления является получение готовых к использованию и потреблению наркотических средств).

Основные положения сторонников выделения формальных и материальных составов:

1. «Составы преступлений, в признаки которых входят указанные в законе последствия, в доктрине принято называть материальными, а составы, в которых последствия не указаны, называют формальными». Или «материальными составами преступлений принято считать такие, в которых объективная сторона представлена тремя обязательными признаками: деянием, последствием и причинной связью между ними. Объективная сторона в формальном составе не включает в число обязательных признаков последствия и причинную связь и выражается только в деянии».

2. Преобладающая позиция в рамках рассматриваемой теории — это отождествление состава преступления с диспозицией уголовно-правовой нормы.

3. Во всех материальных составах всегда есть последствия, а в формальных — последствия не являются необходимым элементом (Таким образом признается существование беспоследственных преступлений).

4. Признается смешение преступного действия и результата (в некоторых формальных составах).

5. Последствия имеют либо материальный (для материальных составов) либо нематериальный характер (для формальных составов), т.к. не обуславливаются объектом посягательства.

6. Отрицание различения фактического и юридического моментов окончания преступления.

7. Признавая существование формальных составов, законодатель облегчает работу правосудия и органов следствия от непосильной работы.

Последовательную критику рассматриваемых аргументов начал еще А.Н. Трайнин Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. — М., 1957. — С. 102, 105., затем продолжили Н.Ф. Кузнецова, Н.И. Ветров, Ю.А. Ляпунов, Р. Шарапов и др., отмечая их не только несостоятельность, но и противоречие общенаучной филосовско-психологической теории поведения и деятельности человека, правильность которой подтверждается разработками проблем уголовного права (преступного вреда, преступного деяния, субъективной стороны преступления).

Соглашаясь с указанным мнением ученых, представляется концептуально верным рассмотреть ряд теоретических посылок, являющихся по сути контраргументами выделения в теории уголовного права формальных и материальных составов.

1. Сторонники выделения материальных и формальных преступлений не представляют единого лагеря. Одни отмечают, что деление относится как к преступлениям, так и к составам преступления (А.А. Пионтковский) Пионтковский А. А. Наука уголовного права: Ее предмет, задачи, содержание и значение //Российский криминологический взгляд. -2007. — № 4. — С. 61., другие — только к диспозиции уголовно-правовой нормы (В.Н. Кудрявцев, сегодня это «нормативное» понимание состава преступления) Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. — М.: Госюриздат, 1963. — С. 125. , третьи к конструкции состава преступлений (А.С. Михлин) Михлин А. С. Роль последствий преступления в советском уголовном праве //Правоведение. — 1959. — № 3. — С. 87.. Так же отсутствует четкость в понимании преступного вреда, общественного опасного последствия, преступного вреда, неясность их соотношения между собой. В виду этого происходит подмена предмета классификации.

2. Если исходить из прямого закрепления последствий в диспозиции, т.е. внешнего текстуального их закрепления, то следует признать однобокость взгляда исследователя. За полем зрения и исследования остаются особенности приемов законодательной техники. При конструировании нормативной модели преступления законодатель не всегда дает исчерпывающий перечень всех элементов состава преступления.

3. В соответствии с этой классификацией (в формальных составах последствия не являются необходимым элементом) признается существование беспоследственных и, следовательно, общественно безвредных преступлений. Но если под последствиями понимать вред, ущерб объекту уголовно-правовой охраны, то тогда и формальные преступления имеют последствия, так как любое преступное посягательство ущербно для общественных отношений. По мнению Н.Ф. Кузнецовой, преступное последствие является обязательным элементом любого состава преступления Курс уголовного права. Общая часть: В 5 т. / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. — М., 1999. Т. 1: Учение о преступлении. — С. 184. .

4. Следует критически отнестись к смешению преступного действия и результата. Действие и результат — самостоятельные, обособленные и взаимно обусловливающие друг друга элемента. Общественная опасность действия определяется общественной опасностью его результата. Попытка включения преступного результата в действие является неправильной.

5. Не учитывают сторонники формальных составов также специфику объектов и предметов посягательств.

Вред или ущерб — это не что иное, как общественно опасное изменение в объектах вследствие преступных посягательств на них. Отсюда очевидно, что содержание объекта посягательства определяет содержание тех изменений, которые в нем производит то или иное преступление. Там, где объект — собственность, ущерб соответственно материальный, имущественный, экономический. Там, где объект — человек, его жизнь, здоровье, честь, соответственно — вред физический или психологический Курс уголовного права. Общая часть: В 5 т. / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. — М., 1999. Т. 1: Учение о преступлении. — С. 185.. В большинстве же других объектов общественно опасные последствия носят дезорганизационный характер. Они дезорганизуют, вносят дисфункции в соответствующие общественные от ношения — основы государственного строя, отправление правосудия, общественный порядок, государственную безопасность и т.д.

6. Что касается особенностей описания общественно опасных последствий в диспозициях норм, то далеко не всегда таковые называются в них прямо даже при характеристике бесспорно «материальных» составов. Например, состав кражи формулируется в ч. 1 ст. 158 УК как «тайное хищение чужого имущества». Ущерб и корыстная цель не названы. Однако, без сомнения, они являются обязательными элементами состава кражи. Они презюмируются законодателем: это всего лишь вопрос законодательной техники конструирования уголовно-правовых норм, относящихся к Особенной части УК РФ, с учетом практической возможности установления и фиксации правоприменительными органами количественных или качественных параметров преступных результатов. Уяснение состава преступления не возможно только при учете признаков прямо выраженных в законе. И это не является основанием для вынесения объективных или субъективных признаков за рамки состава преступления. Поэтому и формальные составы влекут за собой определенные социально-вредные последствия в виде деформации соответствующих правоохраняемых общественных отношений.

7. Важно различать моменты наступления последствий: юридический и фактический. С юридическим моментом законодатель связывает наступление определенных правовых последствий для лица совершившего преступное действие. Фактический момент окончания преступления означает реальное причинение вреда охраняемому уголовным законом блага. При этом фактический и юридический моменты преступления с точки зрения закрепления их законодателем могут совпадать (убийство), а могут — и нет (бандитизм). Иногда законодатель действительно с целью предупреждения причинения вреда охраняемому законом благу умышленно связывает наступление правовых последствий с более ранней стадией совершения преступления, (для так называемых формальных составов). Например, терроризм, юридический момент которого перенесен не на стадию деяния, а на стадию возникновения в результате деяния обстановки опасности наступления последствий. Фактическим моментом окончания терроризма следует считать наступление последствий в виде гибели людей, значительного имущественного ущерба и других широкомасштабных общественно опасных последствий.

Представляется, что большая часть институтов Общей части Уголовного Кодекса не адаптирована к существованию материальных и формальных составов. Так, законодатель не признает возможность совершения формальных по конструкции составов преступлений с неосторожной формой вины или, например, покушение на преступление с формальным составом признается невозможным, т.к. начать выполнять объективную сторону состава, состоящую из действия, не окончив состав, не представляется реальным. В связи с этим ученым приходится вырабатывать новые или подгонять уже существующие критерии для применения указанной классификации в рамках Общей и Особенной части УК. Это путаница и непоследовательность законодателя ведет к проблемам в правоприменительной практике (например, при квалификации).

Примечательно, что практические работники при квалификации по объективным признакам преступления весьма часто обращаются к конструкциям формальных и материальных составов, аргументируя избыточность анализа общественно опасных последствий отдельных преступлений именно тем, что это преступления с формальным составом.

В частности, в определении от 08.09.1999 № 33_Г99_23 Верховный Суд РФ указал, что «…коммерческий подкуп, как и взятка, считается оконченным с момента получения или передачи предмета подкупа и относится к формальным составам преступлений, не предусматривающих наступления определенных последствий» Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1999. — № 3.. Не менее показательно и то, что эти доводы (в отличие от приведенного примера) не всегда находят свое отражение в процессуальных документах и воспринимаются как само собой разумеющиеся, не требующие особого разъяснения положения.

«Живучесть» классификации материальных и формальных составов, ее приятие практикой объясняется, на наш взгляд, не столько состоятельностью обоснования данной группировки, сколько единодушием оппонирующих авторов относительно ее правового значения, сводящегося к чисто процессуальному вопросу о предмете доказывания. Так, Н.Ф. Кузнецова пишет: «Вопрос о «материальных» и «формальных» составах — это вопрос не о структуре преступлений или составов преступлений, а вопрос доказательств: нужно или нет специально, отдельно от анализа действия доказывать наличие последствий»5. При этом уголовно-правовое содержание классификации в целом и последствий в преступлениях с формальным составом в частности остается в «тени». И дело, как представляется, вовсе не в том, что «классификация составов на формальные и материальные не имеет научной достоверности, представляется бесполезной в практическом плане и по существу является ложным достижением науки уголовного права» Шарапов Р. Классификация составов преступлений на формальные и материальные: миф или реальность? // Уголовное право. — 2000. — № 3. — С. 54. Состав преступления, будучи набором типичных юридически значимых элементов и признаков, представляет собой конструкцию, которая должна максимально точно отражать структуру и содержание преступления.

Многообразие преступлений (актов поведения с юридически значимыми свойствами) обусловливает пропорциональное им количество составов преступлений. Любой иной научной разбивке (а точнее, объединению) преступлений на группы внутренне присуща условность. Тем более условно выделение групп составов преступлений. Однако без классификаций не обойтись: без них невозможно уяснить во всей полноте сущность исследуемых явлений.

Представляется, что существует необходимость и в классификации составов преступлений по такому критерию, как способ описания объективной стороны преступления в диспозиции статьи Особенной части УК РФ. Конструирование диспозиции статьи УК РФ с описанием законодателем последствий преступления либо без указания им последствий содеянного служит, полагаем, объективной основой выделения материальных и формальных составов преступлений. И если это так, то уголовно-правовое значение формальных составов сводится к тому, что данная конструкция прежде всего указывает на особый характер преступных последствий, кроме того, она позволяет при квалификации содеянного правильно определять юридический момент окончания преступления и тем самым способствует решению сопутствующих вопросов (о времени совершения преступления, об исчислении сроков давности и др.).

преступление материальный правовой уголовный

Если рассматривать состав преступления по особенности конструкции, то их может быть два вида. Первый вид — формальный состав преступления, и второй — материальный состав преступления.

При формальном составе преступления указывается деяние, которое признано общественно опасным, а при материальном указывается не только само деяние, но и его последствия, которые являются общественно опасными. В преступлениях, которые признаны с формальным составом, в соответствии с УК РФ, обязательным служит только деяние. Если говорить о том, каков материальный состав преступления, то в нём, как правило, существуют модели следующего типа: «Деяние, повлекшее (причинившее)…», которые употребляются в диспозициях норм УК РФ. Значит, можно сказать, что обязательным признакам преступлений, которые имеют материальный состав, принадлежат деяние, последствие и причинная связь между последними.

К преступлениям с материальным составом относятся, например, всевозможные нарушения правил техники безопасности или других правил охраны труда, если случившееся причинило тяжкий вред здоровью человека. Очень важно правильно определить вид состава преступления. Это важно не только теоретически, но и практически. Это связано с тем, что неточности конструкций состава преступления могут привести к ошибочному определению того момента, когда наступает окончание преступления. В зависимости от этого выносится и решение суда. Однако в теории уголовного права всё чаще встает вопрос об условности разделения составов преступлений на формальные и материальные.

Список использованных источников и литературы

Нормативные акты

1. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

Материалы практики

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Бюллетень ВС РФ. — 2006. — № 8.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (утрат. силу) // Бюллетень ВС РФ. — 1998. — № 7.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 2 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (утрат. силу) // Бюллетень ВС РФ. — 1993. — №7. — С. 3.

Литература

6. Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. — М.: Госюриздат, 1963. — 340 с.

7. Курс уголовного права. Общая часть: В 5 т. / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. — М., 1999. Т. 1: Учение о преступлении. — 480 с.

8. Михлин А. С. Роль последствий преступления в советском уголовном праве //Правоведение. — 1959. — № 3. — С. 87-89.

10. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. — М., 1957. — 486 с.

Размещено на Allbest.ru

Юридическая природа понятия преступления

Материальное и формальное определение понятия преступления

Характеризуя юридическую природу понятия преступления, в отечественной юридической литературе обычно ограничиваются анализом признака противоправности, фокусируя в нем в качестве основной проблемы его соотношение с общественной опасностью деяния. Если в этой связи попытаться группировать все известные дефиниции преступления, то с учетом специфики лежащего в их основе представления о соотношении материального и формального можно выделить три типа определений, которые с некоторой долей условности можно обозначить как формальные, материальные и материально-формальные. Согласно сложившихся ныне воззрений, отличительной чертой первого типа определений следует считать то, что в них упоминаются лишь юридические (нормативные, правовые, формальные) признаки понятия преступления. Сложилось мнение, что такого рода конструкция свойственна законодательству зарубежных государств, а в России она использовалась лишь в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., усматривающим в преступлении противозаконное деяние, и Уголовном уложении 1903 г., делавшем акцент на несколько ином: на воспрещенности деяния уголовным законом под страхом наказания. Примером второго – исключительно материального – подхода является основанное лишь на материальном признаке определение понятие преступления, сформулированное в ст. 6 УК РСФСР 1922 г. – преступлением признается всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени. Если дефиниция «преступление» включает в себя указание на общественную опасность и противоправность (запрещенность, предусмотренность) деяния, то она относится к материально-формальному типу определению понятия преступления (ст. 7 УК РСФСР 1960 г.).

Вопрос о соотношении формального и материального в едином понятии преступления возник и при подготовке ныне действующего УК РФ. Предложенный в одном из последних вариантов проект уголовного кодекса определял преступление как «запрещенное уголовным законом деяние (действие, бездействие), причиняющее вред или создающее угрозу причинение вреда личности, обществу или государству». Усматривая в таком решении вопроса продолжение традиций отечественного уголовного законодательства в использовании материального подхода к пониманию преступления, разработчики данного проекта сочли целесообразным сконструировать не материально-формальное, а формально-материальное определение. «Исходя из принципа законности, сформулированного в ст. 3 Проекта, – поясняли они свою позицию, – в качестве главного признака преступления закрепляется противоправность: преступлением является только действие (бездействие), которое прямо предусмотрено уголовным законом». Этот подход соответствует принципу «nullum crimen sine lege». Окончательная, принятая редакция статьи о понятии преступления, однако, не дает право считать, что идея приоритета формального над материальным нашла поддержку у законодателя. Тем не менее, и после вступления в силу нового Кодекса в юридической литературе высказывалось мнение о необходимости изменить традиционное для советской науки уголовного права соотношение формального и материального признаков в определении (понятии) преступления. «Необходимо, – пишет А. В. Наумов, – действительно отказаться от принятой трактовки взаимосвязи этих признаков, когда в основу определения кладется материальный признак (общественная опасность), а формальный признак (уголовная ответственность) объявляется производным от него».

Констатируя, что проблема соотношения материального и формального в понятии преступления не получила пока в юридической науке единого решения, следует заметить, что оно не может иметь место без уточнения юридической природы понятия преступления, представления о которой обычно сводятся к тому или иному толкованию содержания признака противоправности, характеризуемому как уголовная противоправность. Отмечая, что она обусловлена (порождена) общественной опасностью, выступает как некоторая ее оценка, авторы обычно не проводят никаких различий между противоправностью и тем, что именуется признаками запрещенности деяния, его предусмотренности в уголовном законе, наказуемости. Между тем, на наш взгляд, суть проблемы в том и состоит, что: а) юридическая природа понятия преступления ни в коей мере не должна сводиться к признаку противоправности (уголовной противоправности) и б) сам этот признак не может отождествляться с признаками запрещенности, предусмотренное™ и наказуемости деяния, каждый из которых имеет самостоятельное значение.

Статья 162 УК РФ — разбой, нападение в целях хищения имущества, применение насилия, опасного для жизни и здоровья. Комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Юридическая энциклопедия «МИП» » адвокат по уголовным делам » Статья 162 УК РФ — разбой

Разбой. Понятие

Разбой считается самым опасным видом преступлений против собственности. При совершении разбоя не только похищается имущество потерпевшего, но и ставится реальная угроза его здоровью и жизни. Законодателем в статье 162 УК РФ дано понятие разбоя как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Что же определяется под понятием «насилие, опасное для жизни и здоровья»? В данном случае можно говорить о насилии, повлекшем хотя бы легкий вред здоровью. Не говоря уже о более тяжких последствиях-причинение средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. Но не только последствия в виде вреда здоровью могут быть расценены как разбой.

В судебной практике нередки случаи, когда лицу вменяется совершение разбоя, даже если у потерпевшего не наступили последствия в виде вреда здоровью.

Так, Н. в целях хищения имущества подошел к ранее незнакомому Л. И ударил несколько раз деревянной палкой по голове, отчего потерпевший упал на землю. После чего Н. вытащил из кармана последнего денежные средства и мобильный телефон. С похищенным скрылся.

Согласно заключению эксперта, у потерпевшего имелись несколько кровоподтеков и синяков в области волосистой части головы, которые в совокупности не расцениваются как повлекшие вред здоровью. В то же время суд, исходя из того обстоятельства, что потерпевшего наносились удары в жизненно-важный орган – голову, посчитал примененное насилие опасным для жизни и здоровья потерпевшего и осудил Н. по статье «Разбой».

Таким образом, можно определить разбой как нападение с целью хищения имущества потерпевшего, который совершается с применением насилия, которое повлекло либо могло повлечь последствия для жизни и здоровья потерпевшего.

Следует отметить, что состав преступлений – формальный и усеченный. Так, разбой считается оконченным с момента нападения, независимо от того, виновник успел похитить имущество потерпевшего либо нет. Итак, мы рассмотрели понятие разбойного нападения. Перейдем к квалифицирующим признакам этого тяжкого преступления.

Квалифицирующие признаки разбоя

Квалифицирующие признаки разбоя практически идентичны рассмотренным в статье 158 УК РФ. Рассмотрим лишь те из них, которые могут быть вменены именно при совершении разбоя. именно начиная с части второй разбой переходит из тяжкого преступления в особо тяжкое.

Разбой, совершенный с применением оружия либо предметов, используемых в качестве оружия.

В судебной практике довольно много приговоров с осуждением виновных лиц по ч.2 ст. 162 УК РФ за нападение в целях хищения имущества с применением оружия как способа завладения таким имуществом. Это может быть как огнестрельное оружие либо холодное оружие. Для более точного определения понятия оружия следует руководствоваться Федеральным законом «Об оружии». По делам данной категории обязательно проведение баллистической экспертизы, которая и определяет, является ли орудие совершения преступления оружием либо нет.

К примеру. С целью совершения открытого хищения чужого имущества О. купил у ранее незнакомого лица пистолет Макарова с боевыми патронами. После этого зашел в квартиру своего знакомого Л. Угрожая принесенным с собой пистолетом, О. потребовал от последнего передачи ему денежных средств. Испугавшись за свою жизнь, Л. передал виновному все имеющиеся у него деньги.

В данном случае мы видим пример «классического» разбоя, когда виновное лицо похищает имущество с применением оружия.

Под предметами, используемыми в качестве оружия могут подразумеваться различные предметы, благодаря которым происходит совершение преступления. Это может быть палка, дубинка, нож, кастет и тд.

Судебной практике известны случаи совершения разбойного нападения с использованием животных.

Так, приговором суда Н. осужден по ч.2 ст.162 УК РФ за разбой, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия при следующих обстоятельствах. Н. держал у себя дома собаку бойцовской породы. Узнав, что у ранее незнакомого Г. в определенный день будет большая сумма денег, решил их открыто похитить. Изучив возможный маршрут передвижения Г., решил совершить их хищение. Когда Г. проходил рядом с Н., последний натравил на него собаку, которая повалила его с ног и несколько раз укусила в ногу и руку. Когда потерпевший отпустил сумку с деньгами, Г. схватил ее и убежал. Согласно заключению эксперта, у потерпевшего имелись телесные повреждения в виде рваных ран, которые в совокупности расцениваются как повлекшие вред здоровью средней степени тяжести. Суд верно квалифицировал его действия как разбой, совершенный с применением предмета, используемых в качестве оружия.

Еще один квалифицирующий признак разбоя-с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Это наиболее опасный вид посягательства. Здесь все достаточно просто: данный квалифицирующий признак вменяется в том случае, если в результате произошедшего потерпевшему причиняется тяжкий вред здоровью. Наиболее подробно о разновидностях тяжкого вреда здоровью расписано в статье 111 УК РФ. За данный вид преступления предусмотрено самое суровое наказания – до 15 лет лишения свободы.

В случае, если в ходе совершения разбоя причиняется смерть потерпевшему, требуется дополнительная квалификация по части второй статьи 105 УК РФ.

Обратимся к примеру. Д. в ходе распития спиртных напитков со своим знакомым Д. решил похитить имущество последнего путем разбоя. Взяв со стола стеклянную бутылку Д. со значительной силой нанес потерпевшему несколько ударов по голове, после чего совершил хищение ноутбука и мобильного телефона. Спустя некоторое время потерпевший от полученных телесных повреждений скончался. Действия Д. были верно квалифицированы как разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия, и как убийство, сопряженное с разбоем.

Ответственность за разбой

Согласно санкции статьи 162 УК РФ, наказание за совершение данного преступления предусмотрено только в виде лишения свободы. Часть первая статьи относится к тяжкому преступлению. Начиная с части второй разбой уже переходит в категорию особо тяжких преступлений. Еще один вид наказания-принудительные работы-пока не применяется в РФ. Судебная практика показывает, что в большинстве случаев виновным лицам назначается наказание в виде реального лишения свободы (особенно это касается частей второй и третьей статьи), условное осуждение применяется крайне редко, при наличии ряда смягчающих наказание обстоятельств.

Пример. Р. с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершил открытое хищение имущества своего знакомого Н. при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда. На время предварительного расследования в отношении обвиняемого была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В ходе судебного заседания Р. полностью признал свою вину и полностью возместил вред, причиненный преступлением. Кроме того, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления. Наличие на иждивении малолетнего ребенка также было признано смягчающим наказание обстоятельством. На основании этого, судом было принято решение о назначении наказания, не связанного с лишением свободы, ограничившись условным осуждением.

Отличие разбоя от вымогательства и грабежа

Теперь нам необходимо рассмотреть отличие этого тяжкого преступления от смежных составов-грабежа и вымогательства.

Разбой тесно примыкает к насильственному грабежу, что вызывает необходимость разграничения и этих составов преступлений. Различие между ними определяется, прежде всего, характером примененного к потерпевшему насилия. Разбой согласно закону представляет собой нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, а насильственный грабеж предполагает неопасное для жизни и здоровья воздействие на потерпевшего.

Так, П. с целью открытого хищения имущества пришел к ранее незнакомому М. Нанеся последнему несколько ударов по лицу и телу, П. открыто похитил имущество потерпевшего. Согласно заключению эксперта, у М. в результате произошедшего образовались гематомы на голове, которые расцениваются как повлекшие вред здоровью средней тяжести. Таким образом, учитывая последствия в виде вреда здоровью, П. был осужден за разбой.

Различие между разбоем и грабежом следует проводить также по моменту окончания этих преступлений. Если разбой считается оконченным с момента нападения, независимо от завладения имуществом, то для оконченного грабежа необходимо, чтобы виновный завладел чужим имуществом. При разграничении разбоя и грабежа следует учитывать способ действий виновного. Так, насилие с целью завладения имуществом, соединенное с применением оружия, всегда должно рассматриваться как разбой, независимо от характера наступивших последствий, это прямо прописано в ч.2 ст. 162 УК РФ.

Следовательно, общие признаки разбоя соответствуют признакам других форм хищения и в наибольшей степени схожи с признаками насильственного грабежа. Различия же между насильственным грабежом и разбоем заключается в характеристике насилия. Для грабежа оно является не опасным для жизни и здоровья, а для разбоя — опасным. Кроме того, в силу вступает такое понятие, как особенности конструкции состава преступления: грабеж имеет материальный, а разбой формальный состав.

Судебная практика испытывает трудности при разграничении разбоя и насильственного грабежа, особенно когда речь идет о таком способе совершения этих преступлений, как угроза применения насилия. Угроза в словесной форме часто носит неопределенный характер («будет хуже», «пожалеешь» и т.п.). Но, даже будучи выраженной определенно («убью», «зарежу») или в форме демонстрации оружия, она не обязательно воспринимается потерпевшим как реальная угроза жизни или здоровью. Поэтому ответственность должна быть дифференцирована в зависимости от того, применялось ли при завладении имуществом реальное физическое насилие или только угроза.

Возникают некоторые сложности и при разграничении разбоя и вымогательства. В литературе и судебной практике принято считать, что при разбое угроза насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, приводится в исполнение немедленно как только будет оказано сопротивление завладению имуществом, а при вымогательстве — в более или менее отдаленном будущем, если условие или требование передачи имущества не будет выполнено.

Решающим надо признать не это различие, а другое: именно при разбое лицо изымает имущество из владения потерпевшего, а при вымогательстве этого нет. При разбое насилие служит средством преодоления сопротивления или попытки сопротивления изъятию имущества, при вымогательстве угроза хотя и может приводиться в исполнение иногда немедленно, в случае отказа передать требуемое имущество, но не сопровождается насильственным реальным завладением его.

Допускаются ошибки и в тех случаях, когда насилие явилось актом грубого нарушения общественного порядка за отказ передать имущество, а не средством завладения или удержания.

В данной статье мы сочли необходимым разграничить групповое разбойное нападение, осуществляемое вооружёнными преступниками от бандитизма. Обязательным признаком банды, позволяющим отличить бандитизм от такого разбоя, является устойчивость группы. Устойчивость банды характеризуется стабильностью её состава и организационных структур, сплочённостью её членов, постоянством форм и методов преступной деятельности. Кроме того, в отличии от вооружённого группового разбоя вооруженность банды означает наличие у её членов газового, холодного или огнестрельного оружия, но и, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, пневматического оружия, различных взрывных устройств.