Преступления с двумя формами

Две формы вины

Преступление, совершенное с двумя формами вины

В ст. 27 УК предусмотрена ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Из данного законодательного определения преступления, совершенного с двумя формами вины, вытекают следующие выводы:

  • виновным совершается умышленное преступление;
  • такое умышленное преступление причиняет последствия, которые не охватываются умыслом виновного лица;
  • последствия по своему характеру относятся к тяжким, и они влекут более строгое наказание;
  • наступившие последствия причинно связаны с совершенным умышленным преступлением;
  • психическое отношение лица к наступившим последствиям характеризуется или легкомыслием, или небрежностью;
  • данные неосторожные последствия относятся к обязательным признакам состава совершенного умышленного преступления;
  • в целом данное преступление, несмотря на наличие причиненных по неосторожности более тяжких последствий, признается умышленным.

Уголовный кодекс РФ предусматривает немало составов преступлений, совершаемых с двумя формами вины — умыслом и неосторожностью, например, когда умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, похищение человека, торговля людьми, использование рабского труда, изнасилование, насильственные действия сексуального характера и др. повлекли по неосторожности смерть или иные тяжкие последствия.

Такие преступления можно разделить на две группы:

  • умышленные преступления, влекущие последствия, причиненные и умышленно, и неосторожно;
  • умышленные преступления, влекущие только последствия, причиненные по неосторожности.

К первой группе относится, например, преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК. При его совершении виновный умышленно причиняет потерпевшему вред, предусмотренный ч. 1 ст. 111 УК, — тяжкий вред здоровью, действия виновного влекут неосторожное последствие в виде смерти потерпевшего. Основной состав данного преступления предусматривает последствия точно так же, как и квалифицированный состав.

Ко второй группе относятся умышленные преступления, которые признаются квалифицированными при наличии неосторожных последствий, наступивших в результате их совершения, например изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей (п. «а» ч. 3 ст. 131 УК). Основной состав данных преступлений не предусматривает последствий в качестве обязательного признака в отличие от квалифицированного состава.

Наличие в УК норм, предусматривающих ответственность за преступления, совершаемые с двумя формами вины, порождает научную дискуссию и приводит к многочисленным правоприменительным ошибкам.

С точки зрения науки уголовного права спорными представляются следующие вопросы:

  • обоснование необходимости существования двух различных форм вины в рамках одного состава преступления;
  • определение возраста субъекта преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК (14 или 16 лет);
  • возможность покушения на совершение преступления, совершаемого с двумя формами вины;
  • решение вопросов соучастия в данных преступлениях.

Представляется, что отказ от законодательных конструкций, предусматривающих ответственность за преступления с формальным составом, квалифицированный вид которых образуют неосторожные последствия, был бы оправдан. Во-первых, признание преступлений, совершаемых с двумя формами вины, в целом умышленными преступлениями алогично. Во-вторых, данное законодательное признание не имеет особого практического значения. Предварительная преступная деятельность и соучастие в данных преступлениях невозможны. В-третьих, существование подобных законодательных конструкций не вызывается криминологической обоснованностью.

Многочисленные правоприменительные ошибки вызываются сложностью конструкции составов преступлений, совершаемых с двумя формами вины. Особенно это касается случаев, когда речь идет об умышленных преступлениях, предусматривающих и умышленные и неосторожные последствия.

Например, часто возникает проблема разграничения умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 4 ст. 111 УК) и убийства (ст. 105 УК). Разграничить данные составы преступлений представляется весьма проблематичным. В обоих случаях потерпевшему причиняется тяжкий вред, который приводит к его смерти. Однако в одном случае содеянное квалифицируется как преступление против здоровья по ч. 4 ст. 111, а в другом — как преступление против жизни. Разграничение проводится по признакам субъективной стороны. Преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК, исключает наличие какого-либо умысла на причинение последствий в виде смерти потерпевшего.

Так, граждане А. и Н. проживали в зарегистрированном браке. А. злоупотребляла спиртными напитками, не ночевала дома, продавала вещи, а деньги пропивала, и из-за этого между супругами возникали ссоры и скандалы. Однажды А. после употребления спиртных напитков пришла к М., где легла на кровать и уснула. Около 23 ч. туда же зашел Н. и, увидев жену пьяной, стащил ее на пол и стал наносить ей удары кулаками и ногами по различным частям тела. Он продолжал бить ее по пути к дому, а затем за волосы затащил в коридор, где также наносил удары. После этого Н. лег спать. Проснувшись в 5 ч. утра, он стал будить А., но она оказалась мертва. О случившемся Н. сообщил в милицию.

По данному делу была допущена судебная ошибка: областной суд признал Н. виновным в убийстве А. Объяснения гражданина Н., что он не имел умысла убить жену, а избил в связи с ее неправильным поведением, нашли подтверждение в материалах дела.

Две формы вины в одном преступлении

В УК включена ст. 27 под названием «Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины». В статье сказано: если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитываю на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

По своему внешнему проявлению то или иное преступление может быть весьма сложным. Преступление может состоять из одного либо из нескольких действий, при этом иногда наступают различные по характеру и тяжести общественно опасные последствия. Поэтому неодинаковым может быть психическое отношение лица к совершенным действиям (бездействию) и различным наступившим последствиям. Так, лицо может нанести ранение ножом в ногу потерпевшего и неосторожно относиться к наступившей в результате этого его смерти. Следовательно, возможны такие случаи, когда психическое отношение к действию (бездействию) и наступившим общественно опасным последствиям является неодинаковым. На несовпадении психического отношения лица к совершаемым действиям (бездействию) и наступившим последствиям и основывается уголовно-правовое понятие двух форм вины в одном преступлении.

Подобная форма психического отношения имеет место при преступлениях, в которых цель действия не совпадаете наступившими последствиями. При оценке содеянного и определении вины необходимо учитывать субъективное отношение лица и к действиям, и к наступившим последствиям. Однако правовая природа содеянного в таком случае и общественная опасность его зависят от отношения лица к наступившим в результате его действий (бездействия) общественно опасным последствиям.

В отдельных случаях при определении ответственности за содеянное в статьях УК учитывается не одно, а несколько последствий, психическое отношение к которым неодинаково. Примером этому могут быть преступления, ответственность за которые предусмотрена ч. 4 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) и ч. 3 ст. 123 УК (незаконное производство аборта, повлекшее смерть потерпевшей). Психическое отношение лица к последствиям разного порядка в таких случаях действительно неодинаково. Умышлено причиняя тяжкий вред здоровью потерпевшего, лицо может неосторожно относиться к наступлению другого последствия своих действий — смерти потерпевшего.

Установление двух форм вины в указанных случаях имеет практическое значение, так как в каждом конкретном случае даст возможность отграничивать названные деяния от смежных составов преступлений. Именно с учетом характера субъективной стороны проводится отграничение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), с одной стороны, от убийства (ст. 105 УК), а с другой — от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК). Если умысел лица был направлен не только на причинение тяжкого вреда здоровью, но и на лишение жизни, то содеянное следует квалифицировать как убийство. Если же лицо не имело умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, а психическое отношение к факту наступления смерти характеризуется неосторожной виной, то содеянное надлежит квалифицировать как причинение смерти по неосторожности.


Статья 27 УК РФ регламентирует ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины, т.е. со сложной формой вины. Согласно этой статье «если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Две формы вины могут параллельно сосуществовать только в квалифицированных составах преступлений: умысел как конструктивный элемент основного состава умышленного преступления и неосторожность в отношении квалифицирующих последствий.

Преступлений с двумя формами вины в уголовном законодательстве немного, и все они сконструированы по одному из следующих двух типов.

Первый тип образуют преступления с двумя указанными в законе и имеющими неодинаковое юридическое значение последствиями. Речь идет о квалифицированных видах преступлений, основной состав которых является материальным, а в роли квалифицирующего признака выступает более тяжкое последствие, чем последствие, являющееся обязательным признаком основного состава. Характерно, что квалифицирующее последствие заключается в причинении вреда другому, а не тому непосредственному объекту, на который посягает основной вид данного преступления.

Второй тип преступлений с двумя формами вины характеризуется неоднородным психическим отношением к действию или бездействию, являющемуся преступным независимо от последствий, и к квалифицирующему последствию. При этом квалифицирующее последствие состоит в причинении вреда, как правило, дополнительному объекту, а не тому, который поставлен под уголовно-правовую охрану нормой, формулирующей основной состав данного преступления. К этому типу относятся квалифицированные виды преступлений, основной состав которых является формальным, а квалифицированный состав включает определенные тяжкие последствия. В составах подобного типа умышленное совершение преступного действия (бездействия) сочетается с неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.

Подводя итог рассмотрению вопроса о преступлениях с двумя формами вины, можно сделать следующие выводы:

— они характеризуются сочетанием двух различных форм вины, т.е. умысла и неосторожности (сочетание прямого умысла с косвенным или легкомыслия с небрежностью не образует двух форм вины);

— эти формы вины устанавливаются по отношению к различным юридически значимым признакам общественно опасного деяния;

— в преступлениях с двумя формами вины неосторожным может быть отношение только к квалифицирующим последствиям, а значит,

— две формы вины могут существовать только в квалифицированных составах преступлений;

— преступления с двумя формами вины в целом, как это указано в законе, относятся к умышленным, что определяется умышленной формой вины в основном составе преступления.

Мотив и цель преступления.

Мотив и цель — факультативные признаки субъективной стороны преступления.

Под мотивом преступления имеется в виду побудительный стимул, источник активности человека.

Цель преступления есть представление человека о результате своей деятельности, или идеальный результат.

Эти психологические понятия очень тесно связаны между собой.

Исходя из определенных потребностей, человек испытывает сначала неосознанное влечение, затем — сознательное стремление к удовлетворению потребности. На этой основе формируется цель поведения.

Поэтому наиболее практически полезной представляется классификация, базирующаяся на моральной и правовой оценке мотивов и целей. С этой точки зрения все мотивы и цели преступлений можно подразделить на две группы: 1) низменные и 2) лишенные низменного содержания.

К низменным следует отнести те мотивы и цели, с которыми Уголовный кодекс связывает усиление уголовной ответственности либо в рамках Общей части, оценивая их как обстоятельства, отягчающие наказание, либо в рамках Особенной части, рассматривая их в конкретных составах преступлений как квалифицирующие признаки, либо в качестве признаков, с помощью которых конструируются специальные составы преступлений с усилением наказания по сравнению с более общими составами подобных преступлений (например, захват заложника — ст. 206 УК РФ — как частный случай незаконного лишения свободы — ст. 127 УК РФ).

Мотивы и цели, с которыми закон не связывает усиление уголовной ответственности ни путем создания специальных норм с более строгими санкциями, ни путем придания им значения квалифицирующих признаков, ни путем признания их обстоятельствами, отягчающими наказание, относятся к не имеющим низменного содержания (ревность, месть, карьеризм, личная неприязнь и т.п.).

Помимо этих двух групп мотивов и целей некоторыми учеными выделяется еще и группа мотивов и целей общественно полезного характера. Представляется, что ни мотив, ни цель, которые послужили психологической основой уголовно-противоправного деяния, не могут рассматриваться как общественно полезные, хотя в отдельных случаях они могут выполнять функцию обстоятельств, смягчающих наказание (мотив сострадания к потерпевшему, цель пресечения преступления или задержания лица, совершившего преступление).

Как и другие факультативные признаки состава преступления, мотив и цель могут играть троякую роль.

Во-первых, они могут превращаться в обязательные, если законодатель вводит их в состав конкретного преступления в качестве необходимого условия уголовной ответственности. Так, мотив корыстной или иной личной заинтересованности является обязательным признаком субъективной стороны злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), а цель завладения чужим имуществом — обязательным признаком пиратства (ст. 227 УК РФ).

Во-вторых, мотив и цель могут изменять квалификацию, т.е. служить признаками, при помощи которых образуется состав того же преступления с отягчающими обстоятельствами. В этом случае они не упоминаются законодателем в основном составе преступления, но с их наличием изменяется квалификация и наступает повышенная ответственность.

В-третьих, мотив и цель могут служить обстоятельствами, которые без изменения квалификации смягчают или отягчают наказание, если они не указаны законодателем при описании основного состава преступления и не предусмотрены в качестве квалифицирующих признаков. Так, совершение преступления по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы из мести за правомерные действия других лиц рассматривается как отягчающее обстоятельство (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ) и усиливает наказание за любое преступление.

Преступления с двойной формой вины

В отдельных случаях (довольно немногочисленных) законодатель конструирует состав преступления таким образом, что необходимо устанавливать двойную форму вины – вину по отношению к совершенному лицом общественно опасному деянию (действию или бездействию) и отдельно – по отношению к наступившим в результате этого деяния общественно опасным последствиям. Такое положение ограничивается случаями, когда преступление, образующее основной состав (без отягчающих обстоятельств), может быть совершено только умышленно (с прямым либо косвенным умыслом), а психическое отношение к наступившим последствиям, образующим квалифицированный (с отягчающими обстоятельствами) состав того же преступления, возможно только лишь в форме неосторожности (легкомыслия или небрежности). Примером таких составов являются преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 111 и ч. 3 ст. 123 УК РФ. В первом случае речь идет об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего. В этом случае виновное психическое отношение как бы раздваивается на отношение к причинению тяжкого вреда здоровью (прямой или косвенный умысел) и к наступившей в результате этого смерти потерпевшего (только неосторожность в виде легкомыслия или небрежности). Во втором случае вина устанавливается раздельно по отношению к незаконному производству аборта и к причинению в результате этого смерти потерпевшей либо причинению тяжкого вреда ее здоровью. Психическое отношение к действию (производству аборта) возможно лишь в форме умысла (учитывая специфику этого преступления – только прямого), а к смерти или причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшей – в форме неосторожности (как в виде легкомыслия, так и небрежности).

Особенности ответственности за преступление, совершенное с двумя формами вины, предусматриваются в ст. 27 УК РФ: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Иногда в теории уголовного права преступления с двойной формой вины именуются преступлениями со смешанной виной. Однако это наименование является неточным. В указанных случаях никакого «смешения» умышленной и неосторожной вины не происходит.

Выделение преступлений с двумя формами вины необходимо для квалификации преступлений и в особенности для разграничения некоторых смежных составов. Так, двойная форма вины в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), позволяет отграничить этот состав преступления, с одной стороны, от умышленного убийства, а с другой – от причинения смерти по неосторожности. От умышленного убийства этот состав отличается психическим отношением к наступлению смерти потерпевшего: при умышленном убийстве – только умысел на причинение смерти, при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, умысел направлен на причинение тяжкого вреда здоровью, а в отношении смерти налицо неосторожность. От причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) этот состав отличается направленностью умысла на причинение вреда здоровью, что отсутствует в причинении смерти по неосторожности.

Вместе с тем следует отметить, что и преступление с двойной формой вины в конечном итоге должно быть оценено однозначно, т.е. следует определять, является ли преступление в целом умышленным или неосторожным. Это необходимо, например, для отнесения преступления к категории особо тяжких преступлений, каковыми в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ признаются лишь умышленные преступления, за которые законом предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание. Для определения в этом случае формы вины, характеризующей преступление в целом как умышленное или неосторожное, за основу берется только психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию (действию или бездействию), образующему основной состав преступления (без отягчающих обстоятельств). В соответствии со ст. 27 УК РФ в целом преступления с двойной формой вины признаются умышленными.

Это имеет значение также для определения рецидива и особо опасного рецидива (ст. 18 УК РФ), для решения вопроса о признании преступления неоконченным (ст. 29, 30 УК РФ), совершенным в соучастии (ст. 32–35 УК РФ), для решения вопроса об отмене условного осуждения (ст. 74 УК РФ), для отмены условно-досрочного освобождения (ст. 79 УК РФ).

Двойная форма вины

Двойная форма вины — это соединение в одном составе двух различных ее форм, из которых одна характеризует психическое отношение лица к непосредственному, а вторая — к отдаленному общественно опасному последствию.

Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

Сложная (двойная) вина характеризуется различным отношением лица к деянию и к последствию, она возможна лишь в материальных преступлениях, которые содержат последствия в качестве самостоятельного признака объективной стороны. В формальных преступлениях последствие неотделимо от действия, слито с ним, а поэтому психическое отношение к действию и последствию является только однородным.

В случае наступления более тяжких производных последствий необходимо установление каждой из форм вины (умысла и неосторожности) отдельно к прямому и производному последствию. Это дает возможность отграничить преступления со сложной (двойной) виной от смежных преступлений. Наступление более тяжких производных последствий, причиненных по неосторожности, порой превращает основной вид преступлений в квалифицированный, отягчает ответственность.

Правовое значение двойной формы вины.

1. Анализ субъективного отношения виновного к отдаленным последствиям своего действия (бездействия) позволяет решить вопрос о наличии или отсутствии состава преступления (если, умышленно причинив тяжкий вред здоровью, лицо не предвидело, не должно было и не могло предвидеть наступления смерти потерпевшего, то его нельзя привлечь по ч. 4 ст. 111 УК).

2. Исследование субъективного содержания преступлений с двумя формами вины необходимо для их отграничения от умышленных, с одной стороны, и неосторожных — с другой в тех случаях, когда они сходны по объективным признакам, т. е., в конечном счете, для правильной квалификации.

Например, умышленное нанесение множества тяжких повреждений потерпевшему с целью лишить его жизни, от которых наступила смерть, следует квалифицировать как умышленное убийство. Здесь наличествует одна умышленная форма вины как к действиям, так и к последствиям. Далее, если при неосторожном лишении жизни не установлен умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, также нет двух форм вины и деяние следует квалифицировать как лишение жизни по неосторожности. Лишь сочетание умысла на причинение тяжкого вреда здоровью с неосторожностью в отношении наступившей смерти дает возможность квалифицировать деяние по ч. 4 ст. 111 УК и говорить о составе с двойной формой вины.

3. Наличие двойной формы вины в деянии, вменяемом лицу, позволяет оценить степень опасности совершаемых им действий (бездействия), что влияет на размер наказания.

4. Учет особенностей психического отношения виновного к деянию, его основному и дополнительному последствиям влияет, с учетом мотивов преступления, на индивидуализацию наказания.

б

Стадии совершения преступления и их уголовно-правовое значение

Стадии совершения умышленного преступления — это определенные в законе этапы его подготовки и непосредственного осуществления (этапы развития преступной деятельности).

Они отличаются друг от друга по характеру и содержанию виновных действий, а также по степени завершенности криминального деяния.

Закон закрепляет 3 стадии совершения преступления:

1. приготовление,

2. покушение неоконченные преступления.

3. оконченное преступление.

По формальным составам, где наказание устанавливается за само общественно опасное деяние, стадия покушения, как правило, невозможна. Исключением являются такие преступления, объективная сторона которых может выполняться в течение определенного времени. Например, посылка по почте клеветнического письма по месту работы потерпевшего, которое не было доставлено по назначению по причинам, не зависящим от воли виновного.

Стадия приготовления возможна как по материальным, так и по формальным составам.

По усеченным составам, где момент окончания преступления перенесен на стадию приготовления, предварительная преступная деятельность исключена. Организация вооруженных банд, например, будет оконченным преступлением в момент самих организаторских действий.

С субъективной стороны приготовление и покушение возможны только с прямым умыслом на совершение конкретного преступления. Оконченное преступление может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Правильность квалификации неоконченной преступной деятельности зависит, кроме того, от установления вида прямого умысла.

При конкретизированном (определенном) простом умысле лицо намечает точную цель, на достижение которой и направляет свои действия (лишение жизни, обман потребителей, кража в крупных размерах). Если по не зависящим от воли виновного причинам этот результат достигнут не был, но был причинен другой, менее тяжкий вред, формально позволяющий квалифицировать совершенное деяние как оконченное, но менее тяжкое преступление, то деяние, с учетом направленности умысла, необходимо квалифицировать как покушение на то более тяжкое преступление, к совершению которого стремился преступник.

При неконкретизированном умысле, когда виновному одинаково желателен любой из охватываемых его умыслом преступный результат, его деяние следует квалифицировать как оконченное в соответствии с фактически наступившими последствиями.

Аналогично должен решаться вопрос и при альтернативном умысле: ответственность наступает за тот из нескольких преступных результатов, который предвидел и желал виновный.

Стадии предварительной преступной деятельности тесно связаны между собой.

Общим для них является совершение общественно опасного деяния с прямым умыслом.

Разграничение между видами этой деятельности проводится по объективной стороне, т. е. по характеру (содержанию) действий субъекта и наличию либо отсутствию последствий.

При назначении наказания за неоконченное преступление учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца.

Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Срок и размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного УК за оконченное преступление.

Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление и покушение не назначаются.

Оконченное преступление- в котором содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

Для определения завершенности преступления необходимо в каждом случае устанавливать момент его окончания. Зависит он от законодательной конструкции конкретного состава преступления. Для преступлений, имеющих материальный состав, таким момен­том будет наступление предусмотренного данной статьей Особен­ной части УК или вытекающего из ее смысла общественно опасного последствия (наступление смерти, вред здоровью потерпевшего, имущественный ущерб).

Определяющими здесь являются два признака: преступление завершено лишь тогда, когда при­чинен вред, являющийся конструктивным признаком данного состава, и умысел виновного был направлен на причинение именно того последствия. Причинение иного ущерба (вреда здоровью вместо смерти) квалифицируется как покушение.

Для преступлений с формальным составом моментом их оконча­ния будет совершение в полном объеме деяния, предусмотренного конкретной статьей Особенной части независимо оттого, повлекло ли это деяние общественно опасные последствия. Так, оскорбление будет считаться оконченным преступлением, если виновный совер­шил действия, унижающие честь и достоинство потерпевшего, вы­раженные в неприличной форме (оскорбительная оценка, плевок в лицо, пощечина).

В отдельных случаях закон счи­тает преступление оконченным, если последствия не наступили, но имелась реальная угроза их наступления. Так, заведомое оставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией образует не покушение, а завершенное преступление (ч. 1 ст. 122 УК). Рав­ным образом оконченное преступление представляет угроза убий­ством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться ее осуществления (ч. 1 ст. 119 УК).

Иногда, исходя из особой опасности преступных деяний, совер­шаемых сплоченными и организованными преступными формиро­ваниями (преступным сообществом), преступление признается оконченным с момента образования такого формирования.

Приготовление к преступлению состоит в совершении различных действий: приискании, изготовлении или приспособлении лицом средств или орудий, приискании соучастников преступления, сговор на совершение преступления, иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом оно не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Характерным для приготовительных действий является то, что они:

1) лишь создают условия для совершения преступления;

2) не создают непосредственной угрозы объекту уголовно-правовой охраны;

3) прерываются вынужденно, по причинам, не зависящим от воли виновного.

Под орудиями и средствами преступления понимаются предметы (вещи материального мира), которые используются для его совершения, например, огнестрельное или холодное оружие, применяемое при убийстве, бандитском нападении, набор отмычек для проникновения в жилище при краже и т. п.

Орудия -любые предметы, с помощью которых непосредственно совершается преступление, т.е. выполняется полностью или час­тично его объективная сторона.

Это прежде всего все виды оружия как огнестрельного, так и холодного вне зависимости оттого, изго­товлено оно заводским либо кустарным способом (самодельные ножи, кинжалы, кастеты).

Средства совершения преступления в отличие от орудий пони­маются в теории и на практике менее однозначно. Некоторые спе­циалисты, а нередко и судебная практика, отождествляют средства и орудия. Действительно, в конкретной ситуации один и тот же предмет может быть либо орудием, либо средством совершения преступления. Так, принудительное введение значительной дозы сильного снотворного препарата выполняет роль средства, если ви­новный имеет целью усыпить потерпевшего для совершения кражи его имущества. Однако тот же препарат может быть применим с целью лишения жизни потерпевшего. В этом случае он является орудием преступления.

Вместе с тем большинство специалистов различают средства и орудия преступления, и такая трактовка представляется обоснован­ной. В отличие от орудия преступления средство лишь способствует совершению преступного посягательства, облегчает его осущест­вление. Так, средством преступления будет поддельный документ, используя который виновный намерен совершить хищение имуще­ства. К средствам могут быть отнесены лекарственные препараты, алкоголь, наркотики, одурманивающие вещества, вызывающие сон, состояние опьянения, лишающие потерпевшего возможности либо осознавать совершаемые преступником действия, либо ока­зать ему сопротивление.

Понятие приискания орудий и средств охватывает все виды получения их преступником в свое распоряжение на период подготовки и совершения преступления. Способы получения могут быть законными: покупка оружия в соответствии с Законом об оружии, получение в дар, в долг с обещанием последующего возврата либо незаконными: хищение бланков, печатей, ключей и т. д.

Приисканием следует также считать находку, например, найденный в лесу топор лицо использует при разбойном нападении.

Изготовление — это создание из полуфабрикатов, заготовок или сырья оружия, орудий или средств совершения преступления заводским либо кустарным способом.

Приспособление — такая обработка предметов (изменение их конфигурации, степени заточки), после которой они становятся пригодными для совершения преступления. Например, изменение формы ключа, заточка отвертки и т. д.

Приискание соучастников — характерно в большей мере для организатора преступления. Оно состоит в завязывании либо возобновлении знакомств с потенциальными соучастниками, побуждении их к участию в конкретном преступлении, обсуждении роли каждого и т. д.

Приискание соучастников как вид приготовления наказуем лишь в тех случаях, когда организаторская деятельность направлена на совершение конкретных тяжких и особо тяжких преступлений.

Сговор на совершение преступления предполагает, что два и более лица, достигших возраста уголовной ответственности, договариваются совместно совершить одно или несколько преступлений. Сговор касается преступления в целом, а не отдельных его деталей по сокрытию, например, следов преступления, транспортировке и сбыту похищенного и т. п.

Признаки, позволяющими отнести сговор к приготовлению:

1) цели объединения двух и более лиц — для совершения одного или нескольких преступлений, отнесенных законодателем к тяжким или особо тяжким;

2) сговор должен состояться до начала выполнения объективной стороны конкретного состава преступления; 3) подготовительная преступная деятельность прервана помимо воли виновных.

Иное умышленное создание условий для совершения преступления может выражаться в самых разнообразных действиях, не подпадающих под определение приискания, приспособления. Так, преступник может составить план помещения, из которого намечает совершить хищение, умертвить сторожевую собаку, отвлечь внимания сторожа, охраняющего склад и т. д.

По времени приготовительные действия предшествуют преступлению. Временной промежуток может быть различным: от нескольких месяцев до нескольких минут перед общественно опасным деянием. Место совершения подготовительных действий может не совпадать с местом преступления; иногда они могут находиться на значительном расстоянии друг от друга.

Наказание за приготовление назначается по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за данное преступление с обязательной ссылкой на ст. 30 УК.

Действия считаются приготовлением к преступлению при наличии 3 взаимосвязанных условий:

1) они были направлены на совершение тяжких или особо тяжких преступлений и создавали возможность причинения вреда объекту уголовно-правовой охраны;

2) виновный ограничился только приготовительными действиями и не приступал к действительному осуществлению задуманного, ибо в противном случае он будет отвечать за покушение либо за оконченное преступление;

3) приготовление должно быть остановлено по причинам, не зависящим от воли виновного. Если же лицо, совершившее приготовительные действия, по собственной воле не доводит преступление до конца, то оно наказывается лишь в том случае, если в уже совершенных им действиях содержится состав другого преступления.

Преступления, совершаемые с двумя формами вины

Исходя из психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию в подавляющем большинстве своем преступления характеризуются умышленной или неосторожной виной. При этом в зависимости от конструкции состава преступления в Особенной части УК РФ одни преступления могут совершаться только умышленно, например нанесение побоев (ст. 116 УК РФ), другие – только по неосторожности, например неосторожное повреждение или уничтожение имущества (ст. 168 УК РФ), третьи – как умышленно, так и по неосторожности, например заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК РФ). Однако в некоторых случаях объективные признаки совершаемого деяния носят сложный характер, когда требуется устанавливать отдельно форму вины но отношению к совершаемым лицами действиям или бездействию, а также по отношению к наступившим последствиям. Ответственность за содеянное в подобных ситуациях определяется исходя из требований ст. 27 УК РФ, в соответствии с которой, если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий, либо в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение. Такое положение складывается в двух ситуациях: 1) когда в диспозиции статьи Особенной части УК РФ указывается на преступность не только действия или бездействия, но и наступивших последствий, например, ст. 254 УК РФ и др.; 2) когда последствия рассматриваются в качестве квалифицирующего признака состава преступления, например, ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Например, двое юношей и девушка, находясь в лесу на рыбалке, промокли под дождем. Они развели костер и договорились по очереди всю ночь поддерживать огонь. Будучи пьяным, Б., сидя у костра, решил отрубить топором ногу у спящего С., так как Н-ва на него не обращала внимания и была влюблена в С. Б. отрубил ногу С., но тут же, придя в себя, вместе с Н-вой стал оказывать помощь С., понес его в ближайший населенный пункт. Однако в пути С. скончался от потери крови. В данном случае Б. совершил преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ, так как он не предвидел возможности наступления смерти С., хотя должен был и мог это предвидеть.

Особенность рассматриваемых преступлений, таким образом, состоит в том, что при их совершении наблюдается неоднородное психическое отношение лица к совершаемым действиям (бездействию) и к наступившим последствиям. Необходимость установления двух форм вины вызывается тем, что уголовная ответственность за совершение рассматриваемых составов преступлений обусловлена не просто нарушением виновным лицом каких-то правил, предписаний, обязанностей либо совершением или несовершением определенных действий, а и наступившими в результате этого последствиями.

В связи с этим при совершении преступлений с двумя формами вины психическое отношение лица к совершаемым действиям либо бездействию определяет в значительной мере и психическое отношение к наступившим последствиям. Так, при умышленной вине в отношении совершаемых действий либо бездействия в отношении последствий возможна только неосторожная вина. В целом же совершенное преступление при таком развитии субъективной стороны относится к числу умышленных, что закреплено в ст. 27 УК РФ.

Неосторожная вина в отношении действий либо бездействия исключает возможность умысла относительно последствий, ибо здесь может быть только неосторожность.

В теории уголовного права определение преступлений с двумя формами вины иногда дается в зависимости от различного психического отношения как к совершенным действиям, так и к наступившим последствиям.

В качестве примера таких преступлений с двумя формами вины приводятся преступления, совершенные на транспорте (ст. 263, 267 УК РФ и др.). Действительно, в этих случаях психическое содержание осложняется неодинаковым отношением виновного к совершенным им действиям и наступившим общественно опасным последствиям. К примеру, лицо может заведомо нарушить правила безопасности движения (превысить скорость) и в то же время неосторожно относиться к наступившим общественно опасным последствиям. Подобная форма психического отношения может быть во всех преступлениях, в которых цель действия не совпадает с наступившими последствиями.

Когда закон обусловливает ответственность за совершенное деяние наступлением общественно опасных последствий, то в качестве критерия вины он берет психическое отношение лица к этим последствиям. При оценке совершенного преступления, определении вины и ее степени необходимо учитывать субъективное отношение лица и к действиям, и к наступившим последствиям. Юридическая природа содеянного в таком случае и его общественная опасность зависят от отношения лица к наступившим в результате его действия (бездействия) общественно опасным последствиям. Именно такой подход к определению вины и совершенному на ее основе деянию является характерным для уголовного законодательства и судебной практики в России.

Установление наличия двух форм вины имеет значение не только для правильной квалификации преступления, но и назначения наказания виновному.