Публичных нормативных обязательств: что это?

Публичные нормативные обязательства, их виды. Расходы бюджетов на исполнение публичных нормативных обязательств: состав, формы, направления повышения эффективности.

Публичные нормативные обязательства — публичные обязательства перед физическим лицом, подлежащие исполнению в денежной форме в установленном соответствующим законом, иным нормативным правовым актом размере, за исключением выплат физическому лицу, предусмотренных статусом государственных (муниципальных) служащих, а также лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, работников казенных учреждений, военнослужащих, проходящих военную службу по призыву (обладающих статусом военнослужащих, проходящих военную службу по призыву), лиц, обучающихся (воспитанников) в государственных (муниципальных) образовательных учреждениях (БК РФ, ст 6).


В свою очередь, публичные обязательства- обусловленные законом расходные обязательства публично-правового образования перед физическим или юридическим лицом, иным публично-правовым образованием. (БК РФ, ст 6).

Примеры Публичные нормативных обязательств (из Перечня публичных нормативных обязательств Российской Федерации):

· Компенсация в возмещение вреда гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие радиационных аварий,

· Дополнительное ежемесячное материальное обеспечение инвалидов вследствие военной травмы.

Публичные нормативные обязательства могут быть связаны с:

· осуществлением социального обеспечения населения. Бюджетные ассигнования на исполнение указанных публичных нормативных обязательств предусматриваются отдельно по каждому виду обязательств в виде пенсий, пособий, компенсаций, субсидий, субвенций и других социальных выплат, а также осуществления мер социальной поддержки населения.

· или не связаны с социальным обеспечением населения . Например, расходное обязательство Российской Федерации по выплате лицам, ведущим активную, плодотворную просветительскую и миротворческую деятельность, способствующую утверждению непреходящих нравственных ценностей, консолидации общества и получившую широкое общественное признание в России, государственной премии Российской Федерации, установленное Указом Президента Российской Федерации от 20 марта 2006 г. № 233 «О Государственной премии Российской Федерации за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности.

Публичные нормативные обязательства подлежат исполнению за счет средств соответствующих бюджетов и обусловлены реестром расходных обязательств. Под реестром расходных обязательств понимается используемый при составлении проекта бюджета свод законов, муниципальных правовых актов, обусловливающих расходные обязательства с указанием оценки объемов бюджетных ассигнований, необходимых для исполнения включенных в реестр обязательств. (БК РФ)

Так, Публичные нормативные обязательства могут возникать исходя из:

· Федеральных законов ,Постановлений Правительства РФ, указов Президента Российской Федерации

· Законов субъектов РФ и Постановлений Правительств субъектов РФ

· Из законов муниципальных образований

Исполнение Публичных нормативных обязательств может осуществляться и за счет межбюджетных трансфертов. Пример: Субвенции бюджетам субъектов Российской Федерации на обеспечение мер социальной поддержки для лиц, награжденных знаком «Почетный донор СССР» и «Почетный донор России, Субсидии бюджетам субъектов Российской Федерации на выплату ежемесячного пособия на ребенка.

Общий объем бюджетных ассигнований федерального бюджета на исполнение публичных нормативных обязательств на 2013 год в равен 534 млрд рублей, на 2014 год он составил 557 млрд. рублей.

Направления повышения эффективности:

· совершенствование практики формирования госпрограмм (особенно социального назначения)

· совершенствование методик по анализу исполнения публичных нормативных обязательств

· повышение адресности использования бюджетных средств

Источники финансового обеспечения государственной социальной защиты граждан в Российской Федерации. Расходы бюджетов бюджетной системы Российской Федерации на государственную социальную защиту граждан, их состав, формы, направления повышения эффективности.

Социальная политика — область деятельности государства по отношению к формированию жизненного уровня населения, воспроизводству человеческого капитала, социальной защите, оказанию социальных услуг и развитию социальной инфраструктуры на федеральном, региональном и местном уровнях. Социальная политика позволяет реализовать основные конституционные права граждан. Основными инструментами реализации социальной политики служат законы, программы, нормы и нормативы финансирования, соответствующие стандарты. В соответствии с Конституцией РФ, Россия является социальным государством, что означает высокую государственную значимость формирования системы социальных гарантий и законодательного регулирования социальной сферы. Ориентация на экстенсивный путь развития социальной политики означает увеличение расходов на социальную сферу. Общим для всех стран мира по социальной защите населения являются основные функциональные направления: социальное обеспечение, социальное страхование и социальное вспомоществование. Рассмотрим содержание социальной защиты и процесс ее поэтапного формирования:

1. Из всего населения выделяются целевые группы, нуждающиеся в социальной защите.

2. Выбираются методы, обеспечивающие целенаправленную помощь. Для этого осуществляется привязка помощи к конкретным регионам страны и социальным группам населения.

3. Проводится оценка уровня жизни, необходимая для правильного определения целевых групп, обследуются семейные бюджеты с учетом всех доходов в денежной и натуральной форме. В целях определения объектов социальной помощи применяется Концепция минимально необходимого уровня потребления, т.е. определяется минимальная потребительская корзина.

4. Осуществляется выбор способов предоставления пособий, дотаций, льгот. Они могут предоставляться в денежной и в натуральной формах.

Для обеспечения стабильности финансирования социальной сферы необходимо реализовывать социально-ориентированный механизм бюджетного выравнивания:

1. Четкое разграничение ответственности между федеральными, региональными, местными органами власти в решении задач социального развития и закрепление за соответствующими бюджетами необходимых источников доходов.

2. Расширение полномочий в решении социальных задач региональных и местных органов власти, что должно сопровождаться увеличением обеспеченности собственными средствами.

3. Повышение обоснованности финансовых нормативов путем уточнения структуры, прожиточного минимума в целом по стране и по регионам, а также постепенного приближения минимальных размеров заработной платы, пенсий, стипендий и социальных пособий к реальной величине прожиточного минимума.

4. Утверждение и обеспечение общефедеральных социальных гарантий, принятие законов и механизмы из реализации.

5. Обеспечение полного финансирования из федерального бюджета государственных пособий гражданам, имеющим детей, социальной защите инвалидов, социальной помощи ветеранам и другие направления.

6. Уточнение перечня расходных статей бюджета, относящихся к социальному блоку путем их объединения в специальный раздел бюджетной классификации с экономическим обоснованием размеров отдельных расходов, а также приоритетов в их распределении.

Целями дальнейшего реформирования социальной сферы являются:

1. Социальная защита наиболее уязвимых домохозяйств, объективно нуждающихся в государственной поддержке.

2. Всеобщая доступность и приемлемое качество базовых социальных благ в сфере социального обслуживания населения, в сфере здравоохранения, образования, культуры.

3. Создание экономических условий позволяющих трудоспособному населению на коммерческой основе обеспечивать более высокий уровень социального потребления.

4. Создание законодательной и нормативно-правовой базы для реализации стратегии социальной политики государства.

5. Развитие институтов в социальной сфере, создающих возможность широкого выбора населения предоставляемых социальных благ и услуг.

Стратегия социальных реформ основана на том, что финансовые ресурсы государства, которые могут быть направлены на развитие социальной сферы, ограничены. В рыночной экономике имеет место многоканальность финансирования социальной сферы:

1. государственное и муниципальное финансирование;

2. частное финансирование;

3. целевое кредитование;

4. благотворительные взносы;

5. иностранное финансирование.

Центральное место в источниках финансирования занимают средства бюджетов всех уровней и государственных социальных внебюджетных фондов. Ассигнования на проведение социальной политики государства подразделяются на следующие статьи:

1. учреждения социального обеспечения и службы занятости;

2. социальная помощь;

3. молодежная политика;

4. пенсии военнослужащим;

5. пенсии и пособия правоохранительных органов;

6. миграционная политика;

7. прочие мероприятия в области социальной политики.

Источники формирования фондов по социальной защите:

1) бюджетные средства;

2) средства внебюджетных фондов.

1) Бюджетные ассигнования на социальную политику:

Наиболее крупные ассигнования из бюджетов по разделу «Социальная политика» выделяются на финансирование учреждений социального обеспечения (12%), социальную помощь (16%), пенсии военнослужащим (16%) и работникам правоохранительных органов (10%). Из общей суммы бюджетных средств, выделяемых на социальную политику, большая часть – свыше 60% проходит через региональные (40%) и местные бюджеты (20%).

Важное место в расходах федерального бюджета на проведение социальной политики занимает финансирование федеральных программ «Дети-сироты», «Дети-инвалиды», «Дети Севера», «Планирование семьи», «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и др.

Расходы на пенсии, пособия планируются по видам пенсий, пособий, исходя из среднегодового числа получателей и среднего расхода на одного получателя. При этом используются статистические данные органов Министерства здравоохранения и социального развития РФ, демографические расчеты и утверждения размеры пенсий и пособий. Расходы на содержания домов-интернатов планируются по числу мест в них, среднегодового расхода на одного человека.

2) Внебюджетные источники финансирования социальной политики:

Пенсионный фонд РФ предназначен для государственного управления пенсионным обеспечением граждан. Средства фонда используются для выплаты государственных трудовых пенсий, пенсий инвалидам, компенсаций пенсионерам и др. Главным источником доходов ПФР являются страховые взносы предприятий всех форм собственности на обязательное пенсионное страхование, средства федерального бюджета.

Фонд социального страхования Российской Федерации образован с целью финансирования выплат пособий по временной нетрудоспособности, беременности и родам, при рождении ребенка, уходу за ребенком до полутора лет, финансирование организации санаторно-курортного лечения и отдыха и др. Источники формирования ФСС РФ: страховые взносы предприятий и организации, ассигнования из республиканского бюджета РФ, добровольные взносы юридических и физических лиц и др.

Территориальные внебюджетные фонды:

1) Фонд по материальному обеспечению пенсионеров предназначен для дополнительного, сверх гарантированного действующим законодательством материального обеспечения ветеранов труда, войны и других нетрудоспособных граждан. Средства фонда формируются из внебюджетных источников отчислений от прибыли предприятий, образованных местными администрациями, средств, передаваемых юридическими и физическими лицами в виде благотворительных сумм, и др.

2) Фонд социальной защиты. За счет средств этого Фонда финансируются расходы, связанные с оплатой дополнительных видов материального обеспечения пенсионеров с учетом минимального потребительского бюджета для данного района, в том числе доплаты к минимальному размеру пенсий; надбавка на уход к пенсиям одиноких пенсионеров, нуждающихся в посторонней помощи. Финансируются мероприятия по оказанию помощи в трудоустройстве, организации общественных работ и т.п.

3) Фонд общественных работ предназначен для финансирования затрат, связанных с организацией общественных работ (дорожное строительство, реконструкция объектов коммунального хозяйства, благоустройство населенных пунктов и др.). Для оказания социальной помощи лицам с ограниченной трудоспособностью местные администрации заключают договора с предприятиями о создании на них специальных рабочих мест.

4) Другие фонды.

Расходы бюджетов бюджетной системы Российской Федерации на государственную (муниципальную) финансовую поддержку коммерческих организаций производственных отраслей экономики, их состав, формы, направления повышения эффективности.

Для предотвращения спада отраслей экономики, ее восстановления и стабилизации нужны и бюджетные вложения, поэтому заметное место в расходах консолидированного бюджета занимают расходы на государственную поддержку и развитие отраслей производственной сферы экономики.

В бюджетные расходы на производственные отрасли включаются расходы:

— на государственную поддержку угольной промышленности;

— на научно-техническое и проектное обеспечение предприятий промышленности;

— на конверсию оборонной промышленности;

— на государственную поддержку отраслей промышленности;

— на реализацию программы «Использование спутниковых навигационных систем для геодезического обеспечения территории России»;

— на государственные капитальные вложения на безвозвратной основе;

— на государственную поддержку строительства и др.

Средства федерального бюджета предоставляются предпри­ятиям, кроме предприятий с иностранными инвестициями, че­рез федеральные органы исполнительной власти, администра­ции субъектов РФ, банки и другие юридические лица, являю­щиеся агентами Правительства РФ.

Правительство РФ предоставляет также государственные га­рантии (в рамках предела внутреннего долга) российским инвесторам под заемные средства в качестве страхования рисков проектов, кредитуемых банками. Это позволяет небольшими суммами поддерживать сразу множество проектов. На помощь государства могут рассчитывать те предприятия, которые не нарушают антимонопольное законодательство, не завышают из­держки и цены, оплату труда, не снижают искусственно выпуск продукции, гарантируют получение дополнительных доходов.

Для государственной финансовой поддержки формируется Бюджет развития как составная часть федерального бюджета, предназначаемая на капитальные расходы. Объемы денежных средств, направляемых в Бюджет развития, устанавливаются за­коном о федеральном бюджете на очередной финансовый год. Денежные средства Бюджета развития аккумулируются на спе­циальных счетах органов Федерального казначейства Минфина России в учреждениях Банка России.

Бюджет развития — составная часть бюджета, обеспечивающая целе­вое инвестиционное бюджетное финансирование и предусматриваю­щая механизм выделения бюджетных ассигнований на инвестицион­ные цели.

К источникам формирования бюджета развития относятся:

• связанные иностранные инвестиционные кредиты под гарантии Правительства РФ;

• фиксированная доля поступлений в бюджет от реализа­ции всех форм государственных долговых обязательств на внутренних и внешних рынках.

В составе бюджета развития учитываются:

• связанные иностранные инвестиционные кредиты, рас­пределяемые на конкурсной и возвратной основе;

• средства из источников внутреннего заимствования;

• доля средств от приватизации;

• доля в обязательствах РФ, номинированных в иностран­ной валюте, — евробонды.

Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации проводит анализ, оценку и отбор инвестиционных проектов для предоставления денежных средств и государственных гарантий, обеспечивает согласованное финансирование инвестиционных проектов за счет средств инвесторов и средств, выделяемых из бюджета.

Предоставление средств осуществляется при условиях:

• более высокого уровня отдачи в федеральный бюджет на каждый рубль предоставляемых средств и гарантий по сравнению с другими инвестиционными проектами;

• наличия у заемщика собственных средств в размере не менее 20% полного объема финансирования проекта, а по крупным инвестиционным проектам (не менее 50 млн долл.) — не менее 10% указанного объема;

• разделения риска государства с частным капиталом (на­личия у инвестора средств, не покрытых государственной гарантией, соинвесторов и кредиторов).

Выделение средств осуществляется в двух формах:

а) кредитование отобранных на конкурсах инвестиционных проектов;

б) прямые инвестиции в имущество коммерческих организаций при соответствующем увеличении доли государства в их уставных капиталах. Для каждого инвестиционного проекта разрабатывается индивидуальная схема его финансирования, в том числe график перечисления денежных средств, обеспечения их и возвратности. Правительство РФ может передавать органам исполнительной власти субъектов РФ право проведения инвестиционных конкурсов Бюджета развития по отдельным категориям проектов.

Общая теория публично-правовой обязанности (А. Н. Жеребцов, 2013)

2.1. От многообразия теоретических концепций правоотношения к практике публично-правового отношения

«Истина в своей основе есть не суждение, а живое бытие, данное в форме личности».

Франк С. Л. «Свет во тьме»

Проблема понимания правоотношения длительное время является предметом научных дискуссий как в теоретико-правовой науке, так и в отраслевых юридических науках. Существующее многообразие подходов к определению понятия правоотношения видится нам в различной оценке понимания сущности данного явления. А это, как следствие, напрямую связано с методологией познания бытия исследуемого явления, объективной интерпретации методологического основания исследования. Кроме того, в основе понимания сущности правоотношения лежит сформированный концепт правопонимания. Именно эти обстоятельства, прежде всего, лежат в основе осмысления сущности изучаемого явления. В связи с этим следует признать, что как дореволюционная, так и советская и постсоветская юридическая наука сформировала три основных подхода к сущности правоотношения: нормативный (легистский), социологический и естественно-правовой подходы. Специфика развития российского государства и общества в XX в. привела к становлению в России именно нормативной концепции понимания правоотношения, которая является господствующей в современной юридической науке и практике. Данное обстоятельство обосновывается простотой и прагматичностью интерпретации правоотношения, ясностью для практикующего юриста его смысла. С другой стороны, данный подход не позволяет решать целый ряд сложных теоретических и практических проблем развития общественных отношений и, как следствие, правотворчества и правоприменения в современных условиях развития общества. Это обстоятельство вызывает целый комплекс проблем сущности правоотношения:

1) высказывается достаточно спорное мнение о том, что нормы права регулируют правоотношения (с этим не всегда можно согласиться);

2) имеет место проблема соотношения формы и содержания правоотношения, где до настоящего времени нет единства мнений, а существующее многообразие теоретических подходов не позволяет признать убедительной ни одну из высказанных точек зрения на данную проблему;

3) при анализе понятия правоотношения его сущность определяется через содержание и происходит подмена сущности и содержания исследуемого явления, что, в общем-то, не одно и то же;

4) как утверждал В. Н. Протасов, «иногда элементом правоотношения называют его (“юридическое” – права и обязанности или “материальное” – фактическое поведение субъектов). В действительности содержание не может быть отождествлено не только с отдельно взятым элементом, но и даже с составом в целом. Не содержание – элемент состава, а напротив, состав есть одна из сторон содержания (наряду со структурой). Содержанием может быть только единство состава и структуры – структурно-организованное единство элементов. А тот факт, что категория “содержание” – элемент системы понятий теории правоотношения, еще не означает, что реальное содержание правоотношения является именно элементом правоотношения»;

5) до настоящего времени является спорной проблема внутренней организации правоотношения. Из чего же правоотношение состоит, как внутренне организуется? По данному вопросу также не существует единства мнений, что порождает различные подходы к конструированию (моделированию) правоотношения в нормативно-правовой системе.

Решение перечисленных проблем представляется нам необходимым условием раскрытия сущности правоотношения и, как следствие, является необходимой предпосылкой правовой модернизации российской правовой системы. Отход от легистского (позитивистского) понимания права дает возможность оценить важную особенность правоотношения, ведь именно правоотношение является необходимым условием формирования права как системы позитивных норм. Наиболее важные общественно значимые отношения, лежащие в основе отношений по производству, обмену, распределению и потреблению материальных благ, являются отношениями, предопределяющими формирование сфер частного и публичного права и, как следствие, права в целом. Данные положения определяют то важное обстоятельство, что право не всегда регулирует, а чаще всего закрепляет (опосредует) и охраняет существующую систему отношений по производству, обмену, распределению и потреблению материальных благ. И лишь в сфере формирования институтов государственной власти, моделировании отношений общества (отдельного индивида) с государством происходит процесс правового регулирования функционирования институтов государства, которые реализуют его основные внутренние и внешние функции. В этом контексте публичное право является регулятором общественных отношений, частное же право опосредует эти отношения. Это обстоятельство позволяет говорить о неоднородности функционального назначения права. Отмечаемые в современной теоретической науке регулятивные и охранительные функции права являются функциями исключительно публичного права. Частное же право таких функций не имеет. Не вдаваясь в обоснование приведенного тезиса (это задача гражданско-правовой науки), нам представляется, что основной функцией частного права является функция обеспечения имущественного (товарного) оборота. Единство юридических функций права, свойственное советской и постсоветской юридической науке, обосновывается тем, что в рамках позитивистской концепции правопонимания исключалось деление права на частное и публичное и потому право всегда регулировало и охраняло отношения, осуществляя тем самым регулятивные и охранительные функции.

Другим проблемным аспектом правоотношения является определение его сущности. Традиционно представители так называемого марксистского (материалистического) правопонимания определяли сущность права через категории формы и содержания. Причем в этом контексте имеются позиции, где сущность очень часто противопоставляется содержанию, и это противопоставление лежит в плоскости формы рассматриваемого явления. Так, Д. А. Керимов отмечал, что «если сущность права обнаруживает, волю какого именно государства право выражает и закрепляет, то содержание права определяет, какие именно требования эта воля предписывает. Если далее внутренняя форма придает всем правовым нормам обязательную силу, то внешняя форма определяет степень юридической силы каждой правовой нормы по отношению к другим правовым нормам». Содержание права нельзя сводить исключительно к воле государства – это классический нормативизм; в данном аспекте кроется противоречивость позиции Д. А. Керимова. Сущность правоотношения состоит в решении проблемы понимания категорий «содержание» и «форма». Именно неоднозначная интерпретация данных явлений приводит к ошибке в раскрытии сущности правоотношения. Следует признать, что соотношение содержания и формы правоотношения в отечественной юридической науке рассматривалось достаточно широко. Все это обширное многообразие мнений о соотношении формы и содержания правоотношения сводится к следующим основным научным подходам: 1) формой правоотношения являются субъективные юридические права и обязанности, а его содержанием – правомерное поведение субъектов; 2) формой правоотношения является регулируемое нормой права общественное отношение, а содержанием – само общественное отношение. Детальный анализ особенностей научно-теоретических концепций о соотношении формы и содержания правоотношения приводили в своих фундаментальных исследованиях Р. О. Халфина и Б. Л. Назаров.

Постановка вопроса о соотношении формы и содержания правоотношения возникла не случайно и основывается на постулате, что правоотношение есть форма выражения реального общественного отношения, или, иначе, правоотношением является облеченное в правовую форму общественное отношение. В связи с этим следует признать, что наиболее полное раскрытие сущности правоотношения возможно через раскрытие его формы и содержания.

Содержание и форма – парные философские категории, основанные на следующих основных положениях:

– отражают взаимосвязи двух сторон социальной реальности и являются взаимоотношениями противоположностей, характеризующимися как единством содержания и формы, так и противоречиями между ними;

– упорядочивают совокупность элементов и социальных процессов в социальной среде;

– отражают способ существования содержания и выражение этого содержания;

– форма имеет внутреннее выражение содержания и внешнее ее проявление. Характеризуя форму явления, Г. В. Ф. Гегель писал: «При рассмотрении противоположности между формой и содержанием существенно важно не упускать из виду, что содержание не бесформенно, а форма в одно и то же время и содержится в самом содержании, и представляет собой нечто внешнее ему»;

– структура и внутренняя упорядоченность – необходимый компонент содержания;

– изменение структуры и компонентов содержания приводит к изменению самого содержания;

– форма фиксирует изменение содержания;

– в процессе развития содержание и форма взаимодействуют путем воздействия компонентов содержания на форму и компонентов формы на содержание; причем это происходит с учетом объективной субординации содержания и формы;

– содержание определяет решающую сторону явления, а форма отражает изменения в самом содержании;

– обладая относительной самостоятельностью, форма оказывает активное воздействие на содержание;

– форма, соответствующая содержанию, ускоряет его развитие, в то время как форма, противоречащая изменившемуся содержанию, тормозит его развитие;

– противоречия между содержанием и формой обусловливают появление (формирование) новой формы.

Приведенные положения, характеризующие соотношение формы и содержания, позволяют раскрыть сущность социального явления, однако сущность не может быть раскрыта лишь через выявление самого содержания и формы: необходимо рассмотреть характер связи между данными явлениями.

Признавая то обстоятельство, что правоотношение есть объективное социальное явление, в рамках которого осуществляется право, и одновременно правовая категория, давно устоявшаяся и активно используемая в правовой науке, следует признать необходимым исследовать его в единстве проявлений его содержания, формы и социальных связей, возникающих между ними. При этом не следует разграничивать понятия «общественное отношение» и «правоотношение» – отношение между людьми либо есть, либо их нет. Это значит, что общественное отношение как явление объективной действительности лежит в основе изучения правоотношения и рассматриваться изолированно не может. Именно соотношение формы и содержания правоотношения позволит раскрыть суть правоотношения как общественного отношения.

Форма правоотношения, как ранее отмечалось, имеет два аспекта: формализованная (внешняя) форма и содержательная форма (форма внутренней организации явления), т. е. форма «от явления» и форма «в явлении». Внешняя форма правоотношения – это то, что мы воспринимаем в реальности, т. е. реальное поведение, деятельность людей, осуществляемая ими в повседневной жизни. В. М. Перфильев в связи с этим отмечал, что общественные отношения в целом могут быть определены как «деятельность людей, т. е. как деятельность общественная, внешняя, чувственно-практическая, предметная, как практическая энергия людей». Внешняя форма правоотношения находит воплощение на любом из уровней человеческого поведения (образа жизни), где осуществляются субъективные права и юридические обязанности лиц – участников данного правоотношения. Но ведь действие человека не всегда осуществляется в отношении, значит, внешняя форма правоотношения характеризуется не только действием (поведением) индивида в этом отношении, но и волевой природой отношения, в котором данный индивид действует. Волевой характер действия индивида в отношении и вне отношения очевиден. Однако в правоотношении характер воли отличен от индивидуальной воли субъекта действия вне правоотношения. Как справедливо отмечал Ю. К. Толстой, «правоотношение является волевым, во-первых, потому, что его возникновение немыслимо без нормы права, в которой воплощена воля господствующего класса, имеющая общеобязательное значение, и, во-вторых, потому, что для осуществления правоотношения необходимы волевые акты, по крайней мере, одного из его участников». Хотя волевой характер правоотношения – это критерий, характеризующий содержание правоотношения, вместе с тем он напрямую связан с его формой. Именно связь внешней формы правоотношения с ее волевым характером позволяет в полной мере воспринимать правоотношение как объективное социальное явление.

Внутренняя форма правоотношения представляет собой строение, внутреннюю организацию правоотношения как социальной системы. Следует отметить, что в отечественной юридической науке различают понятия «структура правоотношения» и «состав правоотношения». Необходимо признать, что данный подход в выделении «структуры» и «состава» правоотношения является весьма обоснованным. Решение данной проблемы видится нам в характере содержания правоотношения. Поскольку содержание столь сложного явления, как правоотношение, не может быть определено однозначно и односложно, постольку внутренняя форма правоотношения «содержится в самом содержании». Это обстоятельство позволяет решить проблему соотношения «структуры» и «системы» правоотношения. В современной теории права существует мнение, что «отношения существуют между явлениями, а внутри отношения отсутствуют всякие элементы (явления, предметы, вещи), поскольку “элемент” – это тоже вещь, хотя и рассматриваемая в особом смысле. Элементы в ряде случаев сами призваны продуцировать в системе целесообразные отношения и в силу своей природы могут находиться только в системе, но не в отношении. Структурные отношения связывают элементы в систему, но сами их не содержат». Так, В. Н. Протасов утверждал, что само отношение и образует систему, но одновременно системой являться не может. С подобным утверждением можно согласиться лишь отчасти. Если правоотношение рассматривать как волевую связь между действующими субъектами, то совершенно очевидно, что такое отношение не имеет внутренней организации. Но ведь правоотношение не равно общественному отношению, оно от него отличается целым комплексом признаков и особенностей. Это возможно выявить лишь на основе анализа содержания правоотношения.

Исследование проблем содержания правоотношения основывается на целом ряде бесспорных положений, в частности, правоотношение:

– и есть общественное отношение;

– это определенная волевая связь между субъектами, в нем участвующими;

– предопределяется характером и сущностью уже существующей системы общественных отношений;

– не может существовать вне нормы права.

Данные положения закладывают аксиоматику дальнейшего исследования данного явления, что дает возможность выдвинуть следующую гипотезу: в содержании правоотношения выделяется три аспект а: материальный, прагматический и формально-юридический. Эти три аспекта в своем единстве позволяют раскрыть содержание правоотношения как единого юридического явления, а в совокупности с приведенным пониманием формы правоотношения дают возможность раскрыть социальные связи между формой и содержанием и, как следствие, сущность данного явления.

Материальному аспекту содержания правоотношения уделялось достаточно внимания в советской юридической литературе. Так, С. С. Алексеев указывал: «Правоотношения являются составной, необходимой частью всей системы общественных связей, существующих в данном классовом обществе. По своей социальной природе правоотношения представляют собой надстроечные явления, обусловленные в своем существовании и развитии экономическим базисом данного классового общества. Надстроечные потому, что, выступая как связи между лицами через их права и обязанности, правоотношения опосредствуют государственную волю, закрепленную в юридических нормах». И далее: «Материальное содержание правоотношения – это то фактическое поведение, которое управомоченный может, а правообязанный должен совершить». Данный подход являлся господствующим в советской правовой доктрине, остается таковым и для постсоветского периода развития правовой науки. Но он не является единственным. В советской правовой науке высказывалось мнение о том, что правоотношение в материальном смысле есть производственные отношения, которые предопределяются характером отношений собственности на средства производства и являются базисными по отношению к надстроечным правовым отношениям. Право не может регулировать базисные отношения, поскольку является надстройкой по отношению к нему. Так, А. К. Стальгевич отмечал: «Материальные общественные отношения являются производственными отношениями, совокупность которых составляет экономическую структуру общества, его реальную основу – базис. Материальные отношения складываются помимо воли и сознания человека как (результат) форма деятельности человека, направленная на поддержание его существования». Такой различный подход к интерпретации материальных отношений ведет к различному пониманию правоотношения. В первом случае правоотношение – это общественное отношение, урегулированное нормами права; во втором – особое идеологическое отношение, возникающее в результате воздействия норм права на поведение людей и «представляющее собой связь прав одного лица с корреспондирующими обязанностями другого лица». В связи с этим следует отметить, что нельзя противопоставлять правоотношение и общественное отношение – они суть одно и то же, однако в правоотношении (в отличие от общественного отношения) содержание имеет и другие аспекты – прагматический и формально-юридический.

Материальный аспект содержания правоотношения заключается в том, что в основе возникновения правоотношения лежит обширная система общественных отношений, в том числе и экономических, производственных отношений. В. М. Сырых указывал: «Согласно материалистическому пониманию общества, экономические отношения представляют собой разновидность социальныхотношений, в которые вступают формально равные и независимые друг от друга люди и их коллективные образования в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ… Основу экономических отношений составляют отношения собственности, т. е. взаимоотношения людей, характеризующие их отношение к средствам производства и произведенным материальным благам, как своим или чужим». Далее В. М. Сырых отмечал, что право не может регулировать не только экономические отношения, но и любые иные общественные отношения. «Симптоматично, что основоположники материалистического правопонимания, характеризуя процесс опосредования законом формы экономических отношений, не применяли термин ”регулирование общественных отношений“, весьма распространенный в работах советских и российских правоведов, предпочтя ему термины ”санкционирует“, ”возводит“, ”закрепляет“ и т. д. Более того, они с иронией относились ко всякого рода попыткам представить право как регулятор общественных отношений». Право выступает лишь средством правового регулирования; действительным регулятором, по мнению В. М. Сырых, является государство, которое и создает нормы позитивного права. Законотворческий процесс является познавательным процессом, в котором решающую роль играет не конструирование, изобретение права как регулятора общественных отношений, «а прежде всего объективно-истинное познание состояния регулируемых экономических отношений и точное воспроизводство законодательством формы этих отношений, т. е. позитивного права. Соответственно, и процесс формирования позитивного права сводится не к разработке регулятора общественных отношений, а лишь к санкционированию объективного права позитивным, или, как говорил Ф. Энгельс, непосредственному переводу экономических отношений в юридические принципы». И далее он подчеркивал, что «санкционирование объективного права позитивным начинается со всестороннего познания соответствующих экономических отношений, в ходе которого требуется выявить права и обязанности участников отношений, но не в том виде, как они представляются заинтересованным индивидуумам, а в их непосредственной объективности, обусловленности экономическим содержанием и детерминирующими его закономерностями». Приведенные положения подчеркивают наш тезис о том, что правоотношение возникает как необходимое условие, выражающее объективно отраженную в позитивных нормах потребность действовать именно таким образом, который отвечает реальным экономическим отношениям, сформированным в конкретно-исторический период развития общества. Данные обстоятельства позволяют утверждать: 1) материальный аспект содержания правоотношения характеризуется всей системой экономических отношений, которые формируют право как меру дозволенного и необходимо полезного поведения людей в конкретных жизненных условиях; 2) этот аспект правоотношения лежит в основе зарождения правоотношения, являясь связующим звеном между системой общественных отношений, осуществляемых в обществе, и правоотношением как опосредованием наиболее важных, социально значимых, объективно необходимых и иных их видов; 3) именно материальный аспект правоотношения позволяет признать, что правоотношение не регулируется правом, а им опосредуется, санкционируется, облекается в правовую форму.

Связь данного аспекта содержания правоотношения с его внешней формой заключается в том, что вся система общественных отношений, происходящих в обществе, есть не что иное, как образ жизни людей, т. е. их действия и операции, составляющие различные уровни человеческого поведения. Именно поведение людей находит выражение в общественных отношениях, происходящих в обществе, включая экономические (базисные) отношения.

Прагматический аспект содержания правоотношения дает нам возможность судить о правоотношении как объективном и реальном общественном отношении, представляющем собой не что иное, как социальную связь лиц, участвующих в нем. В советской и постсоветской юридической науке утверждается, что связь субъектов в рамках правоотношения осуществляется через систему субъективных прав и юридических обязанностей, причем субъективное право управомоченного корреспондируется обязанностью правообязанного лица, и, наоборот, правообязанное лицо приобретает в рамках правоотношения субъективное право, которое корреспондируется обязанностью управомоченного. Более того, многими учеными высказывается положение о том, что единство прав и обязанностей является принципом права. В рамках данного аспекта содержания правоотношения субъективное право и юридическая обязанность понимаются как определенное действие субъектов, осуществляющих правомочия, долженствования или обременения. В чем же здесь социальная связь? Вряд ли действия субъектов по осуществлению правомочий, долженствований или обременений можно считать связью в рамках правоотношения. Вместе с тем их нельзя исключать из прогностического содержания правоотношения. Социальная связь, основанная на взаимности субъективных прав и юридических обязанностей, невозможна без индивидуальной воли субъектов и публичной воли государства. Б. Л. Назаров указывал, что «в правоотношении практически выступает не только государственная воля, но также индивидуальная воля субъектов данных правоотношений. Здесь государственная воля вступает в конкретную непосредственную связь с волей отдельных граждан». Л. С. Явич, и с ним солидарен Ю. К. Толстой, отмечали, что «если юридические нормы имеют своим непосредственным содержанием государственную волю, то в правовых отношениях воля не составляет их содержания. Своим непосредственным содержанием они имеют волевое поведение субъектов, предусмотренное как должное или возможное государственной волей, выраженной в праве». Таким образом, прагматический аспект содержания правоотношения заключается в социальной связи субъектов данного отношения, которая заключается в осуществлении посредством индивидуальных волевых действий этих субъектов субъективных прав и юридических обязанностей.

Конец ознакомительного фрагмента.

Публичные нормативные обязательства

Публичные нормативные обязательства — публичные обязательства перед физическим лицом, подлежащие исполнению в денежной форме в установленном соответствующим законом, иным нормативным правовым актом размере или имеющие установленный порядок его индексации, за исключением выплат физическому лицу, предусмотренных статусом государственных (муниципальных) служащих, а также лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, работников казенных учреждений, военнослужащих, проходящих военную службу по призыву (обладающих статусом военнослужащих, проходящих военную службу по призыву), лиц, обучающихся (воспитанников) в государственных (муниципальных) образовательных учреждениях.

Определение из нормативных актов

«Бюджетный кодекс Российской Федерации» от 31.07.1998 N 145-ФЗ (ст. 6):

«Публичные нормативные обязательства — публичные обязательства перед физическим лицом, подлежащие исполнению в денежной форме в установленном соответствующим законом, иным нормативным правовым актом размере или имеющие установленный порядок его индексации, за исключением выплат физическому лицу, предусмотренных статусом государственных (муниципальных) служащих, а также лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, работников казенных учреждений, военнослужащих, проходящих военную службу по призыву (обладающих статусом военнослужащих, проходящих военную службу по призыву), лиц, обучающихся (воспитанников) в государственных (муниципальных) образовательных учреждениях.».

Разъяснение

«Исходя из положений статьи 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации публичные нормативные обязательства устанавливаются законами или иными нормативными правовыми актами. Тогда как расходные обязательства, связанные с выплатой опекунам или попечителям вознаграждений, возникают в результате заключения с ними договоров. Таким образом, принимая во внимание, что договор об осуществлении опеки или попечительства предусматривает выплату исполнителю вознаграждения и относится к категории договоров возмездного оказания услуг, расходные обязательства по осуществлению указанной выплаты не могут быть отнесены к публичным нормативным обязательствам.» (Письмо Минфина России от 03.06.2014 N 02-05-11/26678)

К примеру, Постановлением Правительства Москвы от 22.09.2009 N 1018-ПП утвержден Порядок санкционирования финансовыми органами города Москвы оплаты денежных обязательств получателей средств бюджета города Москвы и администраторов источников финансирования дефицита бюджета города Москвы и ведения лицевых счетов для учета операций исполнения бюджета города Москвы по расходам и источникам финансирования дефицита бюджета.

14.01.2020

Дополнительно

Расходные обязательства — обусловленные законом, иным нормативным правовым актом, договором или соглашением обязанности публично-правового образования (Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования) или действующего от его имени казенного учреждения предоставить физическому или юридическому лицу, иному публично-правовому образованию, субъекту международного права средства из соответствующего бюджета.

Публичные обязательства — обусловленные законом, иным нормативным правовым актом расходные обязательства публично-правового образования перед физическим или юридическим лицом, иным публично-правовым образованием, подлежащие исполнению в установленном соответствующим законом, иным нормативным правовым актом размере или имеющие установленный указанным законом, актом порядок его определения (расчета, индексации).

Словари:

Словарь

Налоговый словарь

Словарь бухучета

Юридический словарь

Словарь инвестора