Рокфеллеры и ротшильды состояние

Первый Корсар

Крупнейший банк США J.P. Morgan Chase контролирует Федеральную резервную систему, а значит, и весь мир — именно так считают американские конспирологи. Они уверены: основанная семьей Морганов в XIX веке финансовая компания выполняла функции центрального банка Соединенных Штатов. На самом деле история этой семьи демонстрирует превращение США из глухих сельскохозяйственных задворок мира в финансово-промышленную державу. Самый яркий представитель династии Морганов Джон Пирпонт по прозвищу Корсар превратил небольшой семейный бизнес в глобальную банковскую империю, по мощи и узнаваемости сравнимую с домом Ротшильдов. Именно Морган профинансировал индустриализацию страны и создал таких гигантов, как General Electric, United States Steel и Western Union. Тайны капиталов Морганов и их взлет к глобальному могуществу — в материале «Ленты.ру».

Понаехали тут

Предки Морганов ощутили «охоту к перемене мест» и прибыли в Новый Свет в начале XVII века вместе с тысячами английских эмигрантов. Терять этому сброду было нечего, а обширные и богатые земли Северной Америки сулили многое, даром, что у них уже были хозяева, — они подвинутся, а со временем и вовсе останутся не у дел. За океан бежали религиозные и политические диссиденты, разорившиеся фермеры, мелкие торговцы и аферисты, осужденные должники и просто уголовники: им было суждено стать фундаментом будущих Соединенных Штатов. На родине они были изгоями и находились на самом низу английского общества — их отъезд стал бунтом против жесткой и несправедливой системы. Впрочем, их разбогатевшие потомки довольно быстро выстроили такое же классовое общество, как у себя на родине, и вслед за британскими лордами обзавелись аристократическими амбициями.

Не избежали этого и Морганы. Существует большой соблазн связать происхождение капиталов этой семьи с деятельностью знаменитого пирата XVII века Генри Моргана, но доказательств этому не обнаружено. Жестокий корсар, наводивший ужас на испанцев, в конце концов бесславно спился и умер на Ямайке, унеся в могилу тайну своих сокровищ. Друзья и недруги Джона Пирпонта Моргана (John Pierpont Morgan, иногда пишут «Пьерпонт») за хищный нрав называли Корсаром, чем он очень гордился. Но до этого момента семья два столетия набиралась сил.

Хитроумные янки

Занятия «ранних» Морганов XVII — XVIII веков были типичными для американских колонистов: фермерский труд, кровопролитные стычки с индейцами, освоение завоеванной земли и снова фермерский труд. Все поменялось в XIX веке: Джозеф Морган решил попробовать себя в гостиничном деле. Помимо постоялого двора, он открыл и таверну, в которой путникам подавали отменный виски и ром. Общительный и веселый Джозеф быстро обзавелся знакомствами с путешествующими предпринимателями. Хитроумный янки не прогадал со сменой деятельности и постепенно подмял под себя транспортный бизнес — перевозки на дилижансах — в Коннектикуте.

Сын Джозефа — Джуниус Спенсер Морган (Junius Spencer Morgan) — перешагнул границы штата и открыл в Нью-Йорке банковский дом. Он не обладал выдающимися талантами, его характерными чертами были упорство и коммерческая честность. Со временем Джуниус стал компаньоном крупного лондонского банкира — американца Джорджа Пибоди (George Peabody): тот помогал англичанам с инвестициями в США. Британцы опасались, что их деньги будут просто разворованы в Новом Свете, но Морган и Пибоди создали успешную систему личных гарантий инвесторам, отмечает Льюис Кори в своей книге «Морганы. Династия крупнейших олигархов».

Моральные качества американских бизнесменов того времени иллюстрирует заметка в деловом издании: «Если дела пойдут плохо, торговцу следует расчетливо взяться за работу. Когда он поймет, что приближается крах и не в силах этому помешать, и если у него есть полмиллиона долларов, ему незамедлительно следует приобрести ценные бумаги на миллион, а затем обналичить их, скажем, на 800 тысяч долларов. Потом он объявляет, что потерпел крах и не способен возместить и двух центов за доллар. Так он сможет выкупить свои долги по 10 центов за доллар, то есть всего за 100 тысяч долларов. Таким образом он отмоет в банке или на бирже Соединенных Штатов 700 тысяч долларов. На это все единодушно воскликнут: «Какой благородный человек!» Но если он потратит последний доллар и у него не останется даже на кусок хлеба, то каждый скажет: «Какой ужасный мошенник!»»

Их госдолг

В середине XIX века основной отраслью экономики Соединенных Штатов оставалось сельское хозяйство: страна была ориентирована на производство сырья и продовольствия. Плодородная земля, новые способы ее обработки и внедрение технических изобретений обеспечили фермерам обильные урожаи, которые нужно было перевозить для продажи. В 1828 году протяженность железных дорог США составляла всего около 5 километров, в 1837 году — 2,28 тысячи километров, а через 20 лет — уже более 38 тысяч километров. Железнодорожный бум повлек за собой бурный рост сталелитейной промышленности и фабричного производства. В этих условиях стране требовалось все больше товаров и капитала.

Преобладание импорта над экспортом оплачивалось за счет продажи американских ценных бумаг в Европе. К 1856 году иностранцы владели государственными и корпоративными облигациями на 200 миллионов долларов из общей суммы 1,4 миллиарда долларов, отмечает Лори.

В результате таких международных финансовых отношений возникли транснациональные инвестиционные банки, специализировавшиеся на валютном обмене и продаже гособлигаций США европейским инвесторам. Джуниус Морган и его компаньон активно включились в этот бизнес. В разгар Гражданской войны Джуниус стал хозяином всей фирмы и переименовал ее в J.S. Morgan & Co. Эта компания стала началом финансовой империи Морганов. К глобальному могуществу ее привел сын Джуниуса — Джон Пирпонт Морган.

«Эту страну погубит коррупция»

Отец наварил миллионы на операциях с американскими ценными бумагами, поэтому детство Джона было более чем обеспеченным, но несчастливым. Мальчик родился с целым букетом наследственных болезней, невротичная мать была зациклена на себе, а суровый отец железной рукой обучал сына премудростям бухгалтерского дела.

Согласно сентиментальной легенде, перед смертью акула бизнеса, мастер недружественных поглощений Джон Пирпонт Морган упомянул загадочную Салли Вест. Родные наняли детективов, чтобы выяснить личность этой особы, но те ничего не нашли. Лишь позднее в личном архиве магната был обнаружен листок с изображением желтой птички и подписью «Салли Вест». В далеком детстве отец отправил маленького Джона в пансионат на Азорских островах для поправки здоровья. Мальчик и дома-то страдал от одиночества, а там и вовсе затосковал. Словно чеховский Ванька он написал письмо деду, в котором рассказал, что его единственным другом в пансионате стала птичка-канарейка, которую он и назвал Салли Вест.

«Джон Пирпонт Морган был практически единственным из капитанов промышленности и финансов, кто пришел к власти после Гражданской войны и кто не добился этого самостоятельно, а был сыном богача-миллионера Джуниуса Моргана. Этот факт много значил в его восхождении к вершинам власти», — отмечает Лори.

Отец дал сыну отличное образование — Морган-младший обучался в швейцарской частной школе и Геттингенском университете в Германии. Его ровесник, сын лесоруба Джон Рокфеллер «университетов не кончал» и начинал мелким клерком в транспортной конторке. В юности Морган-младший влюбился в больную туберкулезом девушку и, несмотря на угрозы отца, забросил бизнес. Они поженились, но деньги и лучшие врачи не помогли — вскоре возлюбленная умерла. Впереди были новый брак — естественно, по расчету — и масса любовниц, но больше романтических историй в жизни Джона Моргана не произошло. В итоге он стал таким же, как его отец и тысячи американских бизнесменов, — холодным, расчетливым, скупым на слова и проявление чувств дельцом. Но зажатая в тиски душа требовала своего — со временем Джон стал страстным любителем и коллекционером классического искусства.

От призыва на войну Севера и Юга мажор Морган откупился. Умирать за светлые идеалы Авраама Линкольна шли парни попроще и вновь прибывшие иммигранты, которых богачи нанимали вместо себя за 300 долларов. Военные подряды для торговцев были настоящим Клондайком. В это время начал проявляться рисковый характер Джона: аферы с продажей военным непригодного к использованию оружия и спекуляции золотом в обескровленной войной стране принесли молодому Моргану миллионы долларов и закончились скандалами и разбирательством в Конгрессе. Впрочем, наглый делец сумел вывернуться из него без каких-либо потерь.

Поглощение как призвание

Кроме отличного образования, отец передал Джону контакты в лондонских банках. После Гражданской войны иностранный капитал вновь хлынул в Соединенные Штаты: финансовые связи с Европой оказались тем волшебным средством, с помощью которого развернулся уже возмужавший Морган-младший. Огромные деньги, вращавшиеся в крупном бизнесе, способствовали строительству грандиозных предприятий. Укрупнение и консолидация промышленных компаний, внедрение технологических новинок и прогрессивных методов управления стимулировали бешеный рост экономики. С 1870 по 1900 год протяженность железных дорог в США выросла в 5 раз, добыча каменного угля — в 10 раз, а производство стали — в 140 раз. Как грибы после дождя появлялись новые отрасли: нефтяная, сталелитейная, электротехническая.

Морган не стал ограничиваться привычными видами банковской деятельности, а бросился в войну за контроль над бурно растущей промышленностью. Рубеж XIX — ХХ веков — это золотой век инвестиционно-банковского бизнеса Моргана. Именно его финансовая компания J.P. Morgan & Co совместно с инвестбанками разработала схему вложений в гигантские корпоративные проекты, отмечает Дэниел Макинерни в своей книге «США: история страны». Морган организует серию слияний и поглощений. Например, в результате поглощения Edison General Electric (компании изобретателя Томаса Эдисона) и Thomson-Houston Electric Company появился трест General Electric. Затем к Моргану обратились главы обанкротившихся железнодорожных компаний. Финансист дал им деньги, приобрел пакеты их акций и быстро превратился в крупнейшего железнодорожного магната.

Бизнесмены точно знают, что компания не ведет борьбу с конкурентами, а попросту их уничтожает. В тот период существовало два подхода к процессу интеграции. Первый — вертикальный — предполагал захват и контроль над всеми этапами производства товара. Пользуясь такой схемой, магнат Эндрю Карнеги прибрал к руками месторождения железной руды и угля, железные дороги и заводы по производству стали. Нефтяной барон Джон Рокфеллер пошел по пути горизонтальной интеграции — его Standard Oil поглощала конкурентов, пока не сконцентрировала 90 процентов всего нефтяного рынка США.

Джон Морган уже знал, что его призвание — создавать гигантов, и прикинул, что если каждый из подходов приносит неплохие результаты, то их комбинация обеспечит колоссальную прибыль. В 1901 году был создан трест US Steel, акционерный капитал которой составлял рекордные 1,4 миллиарда долларов. Для сравнения: федеральный бюджет Соединенных Штатов в этот период составлял 0,5 миллиарда долларов. В 1907 году благодаря влиянию Моргана удалось организовать совместные действия главных финансистов Нью-Йорка и остановить банковскую панику на Уолл-стрит. Некоторые считают, что кризис был искусственно спровоцирован самим Морганом.

Федрезерв и J.P. Morgan Chase

Финансовые потрясения 1907 года подтолкнули власти США к созданию собственного центрального банка. В 1913 году президент Вудро Вильсон подписал закон об учреждении Федеральной резервной системы (ФРС), которая выполняет функции американского ЦБ. Конспирологи считают, что ФРС создавалась на основе договоренностей Морганов, Рокфеллеров, Меллонов, Саксов, Дюпонов и прочих денежных тузов. Официально Федрезерв принадлежит 12 резервным банкам, утвержденным Конгрессом США, но организованным как частные компании.

Сам Джон Морган до этого момента не дожил. Расстроенный государственной кампанией по внедрению антимонопольного регулирования, он скончался в 1913 году. Как и прочие миллионеры, Морган занимался филантропией, собранная им коллекция картин, античного мрамора, гравюр и фарфора была передана в дар нью-йоркскому Метрополитен-музею. Его единственный сын — тоже Джон Пирпонт — не проявил талантов отца и деда, но созданная ими гигантская машина по производству денег работала как часы.

Финансовая империя успешно пережила антимонопольные гонения правительства, обогатилась на Первой мировой войне, занималась репарациями Германии, заработала на втором глобальном конфликте. Во второй половине XX столетия роль угольной и металлургической промышленности, а также железнодорожного транспорта в экономике уменьшилась, что позволило некоторым говорить о закате звезды Морганов. Однако банковский бизнес оставался успешным — в 1959 году корпорация J.P. Morgan & Co объединилась с Guaranty Trust Company. В результате возникла Morgan Guaranty Trust Company.

В 2000 году путем слияния Morgan Guaranty Trust Company и Chase Manhattan Bank появился крупнейший банк США — J.P. Morgan Chase со штаб-квартирой в Нью-Йорке. Банк занимается обслуживанием частных клиентов и компаний, инвестициями и управлением состояниями. Согласно рейтингу Forbes Global 2000, банк J.P. Morgan Chase занимает четвертое место в мире с активами 2,5 триллиона долларов. По версии издания Global Finance, JPMorgan стал лучшим инвестиционным банком 2018 года.

Династия Ротшильдов, несомненно, является пионером международных финансов. Майер Амшель Ротшильд, который стоял у истоков образования династии, был признан Forbes седьмым наиболее влиятельным бизнесменом всех времен и изобретателем современного банковского дела. Он представил такие концепции, как диверсификация и конфиденциальность. Майер понимал, что для того чтобы заработать деньги, их нужно потратить, и именно благодаря этому состояние Ротшильдов достигло таких огромных размеров.

На чем Ротшильды построили свое состояние?

Отец Майера работал меновщиком и торговцем шелковыми тканями. В списке его клиентов присутствовал принц Уильям Гессенский. Несмотря на это, их семья не была богатой. Майер вместе с родителями жил в довольно скудном жилище.

Когда мать и отец Майера скончались, он отправился обучаться финансовой деятельности в Ганновер. Он оставил раввинскую школу в Фюрте и начал оттачивать мастерство, которым баловался в детские годы. Будучи мальчиком, он являлся довольно активным торговцем, но был дезорганизован и не имел соответствующих знаний. В Ганновере он решил наверстать упущенное.

Как и его отец, Майер сотрудничал с принцем Уильямом и зарабатывал на жизнь, собирая и продавая редкие монеты. Эти антикварные продажи послужили основой для состояния Ротшильдов.

В семидесятом году восемнадцатого века бизнесмен женился на Гутле Шнаппер и получил щедрое приданое от ее отца, который работал судебным агентом. Эта сумма также значительно увеличила состояние семьи. В их браке у них появилось пятеро сыновей и пятеро дочерей.

Главным шагом Майера для увеличения финансового положения и создания великой династии стал переход от антиквариата к банковскому делу. Его облагаемое налогом богатство выросло с четырех тысяч гульденов до более шестидесяти тысяч гульденов всего за один год.

3 секрета финансового успеха семьи

К секретам успеха семьи относят следующие факторы:

  1. Ротшильды были амбициозны. Амбиции были двигателем, который продвинул семью на вершину богатства и славы. Майер был честолюбив, и эта черта помогла ему войти в коридоры власти. Благодаря этой единственной черте Ротшильды стали наиболее влиятельной семьей в мире.
  2. Ротшильды создали бренд. При упоминании Ротшильдов любому на ум сразу же приходит банковское дело. Эта семья создала бренд, ввязавшись в данную деятельность, и теперь ее фамилия стала практически синонимом этого вида бизнеса.
  3. Ротшильды выстраивали стратегии в своем стиле руководства. Майер стимулировал рост семейного бизнеса, делегируя обязанности своим детям, опираясь на их сильные и слабые стороны. Он посылал своих суровых и амбициозных сыновей в деловые районы и рынки для завоевания, пока тихие дети вели дела в менее конкурентной среде. Этот единственный тактический акт был основой стратегического стиля руководства семьи Ротшильдов.

О чем говорится в кодексе Ротшильдов?

Майер разработал семейный кодекс с шестью золотыми правилами, которых его потомки обязаны придерживаться:

  1. Все значительные должности в семейном деле должны занимать лишь представители Ротшильдов. Вести бизнес могут мужчины. Быть наследниками могут лишь прямые потомки.
  2. Потомки должны брать в жены собственных двоюродных либо троюродных сестер. Благодаря этому накопленный капитал оставался внутри семейства.
  3. Никто из Ротшильдов не должен разглашать о размере семейного имущества. Любые споры между потомками необходимо разрешать в семейном кругу, не теряя единства дома.
  4. Ротшильды должны исключать любые случайности в ведении дел. Они могут вкладывать деньги лишь в обдуманные и перспективные долгосрочные проекты.
  5. Потомки должны помнить, что скромность всегда приводит к богатству.
  6. Бизнесмены должны быть осведомлены о всех аспектах деятельности, которой они занимаются, так как человек, владеющий информацией, владеет всем миром.

Состояние Ротшильдов на сегодня

И по сей день потомки Майера Ротшильда стараются придерживаться третьего правила кодекса и не разглашать информацию о размере собственного имущества. Эксперты считают, что общее состояние династии достигло суммы, которая превышает три триллиона долларов. Однако никто из членов семьи не владеет имуществом, стоящим более миллиарда долларов.

Фамилия «Ротшильд» у разных людей ассоциируется с разными вещами. Для некоторых она означает богатство, для некоторых – власть. Несмотря на это, вряд ли найдется человек, который совсем не слышал бы о великой династии. Эта семья пришла от безденежья к славе и богатству. Несмотря на то, что состояние Ротшильдов и по сей день не раскрывается представителями знаменитой семьи, даже его скромные оценки, приведенные экспертами, не могут не впечатлять.

Секреты успеха Ротшильдов: Как сколачивать капиталы на кризисах



Однажды сын Натана Ротшильда спросил у отца, сколько в мире существует народов. Тот ответил, что есть два народа, о которых нужно знать, — семья и все остальные. Этот принцип можно считать главным для династии, фамилия которой уже на протяжении нескольких столетий символизирует богатство и роскошь. История показала, что эти люди не просто умеют создавать капиталы, но и мастерски используют любые события в мире для своей выгоды.
История династия Ротшильдов началась в XVIII веке. Родоначальником ее стал Амшель Мозес Бауэр, над лавкой которого в еврейском квартале во Франкфурте в качестве вывески висел красный щит с золотым римским орлом. Этот-то знак и породил народное прозвище («Rot Schild» по-немецки – красный щит), которое потом стало фамилией. Сын Бауэра Майер Амшель зарегистрировал это слово в качестве родового имени, став, таким образом, первым Ротшильдом.

Основатель династии банкиров Майер Амшель (Аншель) Ротшильд и родовой дом Бауэров на еврейской улице во Франкфурте, Германия

Мальчика готовили к духовной карьере, однако раввином он не стал, предпочитая работать с финансами. Он продолжил отцовское дело – стал продавцом старинных монет и антиквариата. В те времена этот бизнес не был настолько прибыльным, как сегодня. Коллекционированием могли себе позволить заниматься только аристократы, имеющие к тому же приличный доход, так что клиентов юный Ротшильд начал искать среди элиты. Постепенно ему удалось стать поставщиком монет и золота в княжеский дом Гессен-Кассель. Лавка с обменом монет превратилась в банк, и к концу XVIII века Майер Ротшильд стал уже личным банкиром курфюрста Вильгельма I. Когда его сиятельный покровитель, спасаясь от Наполеона, скрывался (начало XIX века стало бурным для Европы временем), Майер Ротшильд не только не пострадал от кризиса, но еще и сумел обернуть ситуацию к своей выгоде, продолжив сбор средств с должников. Так впервые проявился уникальный талант этой семьи – умение превращать политические игры в прибыль. Революции, войны и любые другие конфликты удивительным образом чаще всего приносили им новые доходы. В то время, как другие шли ко дну, Ротшильды богатели. К началу XIX века состояние Майера превышало уже 1 миллион талеров, а после смерти его совокупный капитал был вдвое больше активов Французского банка.

Мориц Оппенгейм, «Визит курфюрста Гессенского к Амшелю Ротшильду»

Еще одним принципом, возведенным затем в правило, стала семейственность. Только родные были единственными надежными партнерами для Ротшильдов на протяжении столетий, и, надо сказать, что эта тактика себя оправдала настолько, что многие европейские банкиры затем также взяли ее «на вооружение». Женившись в 27 лет, основатель династии успел вырастить десять детей – пять дочерей и пять сыновей. Все они стали его помощниками в бизнесе. Девочки занимались документами, мальчики сначала принимали грузы и развозили товар, а затем стали опорой семейного дела, когда отец решил расширить его на всю Европу. Супруги детей, кстати, тоже вступали в общий бизнес, но только в качестве помощников второго плана. Этот принцип первый из Ротшильдов даже специально оговорил в своем завещании. Данный подробный документ стал настоящим планом развития семьи на многие года вперед. В нем Майер очень четко отделил роль своих прямых потомков-мужчин от всех остальных членов семьи, возлагая только на них дальнейшее управление семейным бизнесом:
«Мои дочери, зятья и их наследники не имеют никакого отношения к существующей компании M. A. Rothschild und Söhne, а также не имеют права изучать дела вышеупомянутой компании, её конторские книги, бумаги, реестры и прочее. Я никогда не прощу своих детей, если они пойдут против моей родительской воли и помешают моим сыновьям спокойно заниматься делом.»

Пять сыновей Майера Ротшильда: Амшель, Соломон, Натан, Кальман и Джеймс

27 сентября 1810 года Майер Амшель основал фирму «Майер Амшель Ротшильд и сыновья». Основным занятием банкиров стали государственные займы в небывалых до того времени размерах. Пять сыновей отец разослал в крупнейшие европейские столицы, и каждый из них стал продолжателем семейного дела в этих «филиалах». Амшель, старший сын, вел все дела родового дома во Франкфурте, Натан основал фирму в Лондоне, Джеймс — в Париже, Соломон — в Вене, а Карл (Кальман) в Неаполе. Формально это были независимые фирмы, но фактически все братья настолько делали «одно дело», что их называли «пальцами одной руки». Семья Ротшильдов даже имела собственную курьерскую службу, что позволяло в то время максимально быстро обмениваться информацией. Кстати, именно владение этим уникальным ресурсом всегда помогало банкирам вовремя реагировать на мировые события.

Мориц Оппенгейм, «Курфюрст Гессен-Кассельский доверяет свои сокровища Майеру Амшелю Ротшильду»

Широко известен случай о том, как семье удалось выгадать на битве при Ватерлоо. Благодаря агентуре, весть о разгроме Наполеона Натан Ротшильд получил раньше всех. После этого он на бирже стал активно продавать британские акции. Другие игроки решили, что Наполеон победил (все знали о том, что Ротшильды владеют ситуацией), и, «купившись» на дезинформацию, тоже начали продавать английские бумаги. Когда цена их упала до минимума, Натан скупил все по дешевке, и после публикации вестей о реальном исходе битвы получил прибыль в 40 миллионов фунтов.


Банковский чек Майера Амшеля Ротшильда

Благодаря своей уникальной предприимчивости, Ротшильды на протяжении многих лет становились героями народных легенд и историй. Их имя стало синонимом сказочного богатства. Сегодня эта дружная семья не сдает своих позиций, хотя ведет себя гораздо более скромно, избегая демонстративной роскоши и жертвуя большие суммы на благотворительность. В конце 2010 года барон Бенджамин Ротшильд поделился с прессой секретом успеха своей семьи во время последнего мирового финансового кризиса: «Мы прошли сквозь это, так как наши инвестиционные руководители не хотели вкладывать деньги в сумасшедшие вещи (…) Клиент знает, что мы не будем спекулировать его деньгами». Общее состояние семьи оценивалось в 2012 году в 1,7 триллиона долларов.

Родовое поместье Ротшильдов Уоддесдон, Англия

О том, как сколачивал свой капитал еще один богатей, имя которого также стало нарицательным, читайте в обзоре: Джон Рокфеллер и Лаура Спелман: Миллиарды, строгая экономия и 50 лет семейной гармонии

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Династии… При этом слове нам представляются короли и королевы в мантиях из горностая, царственные семейства, дипломатические браки… Однако мы поведем речь о династиях другого толка, быть может, не таких древних, но не менее могущественных. Речь о династиях великих предпринимателей эры классического капитализма. Крупнейшие предприятия того времени были достаточно велики, чтобы дать владельцу мощь, почти сравнимую с королевской, и достаточно компактны, чтобы принадлежать одному человеку, не становясь громоздкой корпорацией.

Константин Бугров

Такие династии обычно немногочисленны. Иногда у их истоков — легендарный прародитель, не оставивший потомкам ничего, кроме доброго (или, по крайней мере, внушающего страх и уважение) имени. Закладывает династию всегда отец-основатель, даровитый бизнесмен. А дальше все зависит от того, смог ли он передать свои таланты сыну, как это смог дон Корлеоне, или же его наследники оказались недостойны великого отца и промотали состояние.

В первом случае мы получаем продолжателя династии — великого приумножателя. Он работает на фундаменте, заложенном отцом, но с большим размахом. Однако на великом приумножателе династии почти всегда исчерпывают потенциал. Его наследники в лучшем случае сохраняют и расширяют бизнес по инерции, в худшем — теряют его. Они блекнут на фоне предшественника — так блекнут и не могут заиграть в полную силу дети великих футболистов. В наиболее благоприятном случае они доводят дело до новейшего времени, когда управление компанией усложняется, запутывается, и уже неясно, кто ею руководит, — какие-то безликие CEO, при всей своей административной подкованности чудовищно скучные. Но это знак нашего времени: мы знаем, кто изобрел лампочку, — Эдисон, или паровоз, — Стефенсон, но не знаем, кто и что изобретает сейчас. Как коллектив лаборатории, примерно равный по одаренности, заменил сейчас гения-изобретателя, так и коллектив управленцев заменил великого предпринимателя.

Мы же поведем речь о более раннем времени расцвета классического капитализма и о людях, которые его воплощали. О династии Морганов, корни которой уходят в мрачное пиратское прошлое, — наш первый рассказ.

Легендарный прародитель

Генри Морган по прозвищу Жестокий (1635 — 1688). Родился в Англии, мальчиком бежал на Карибы юнгой. Претерпев немало лишений, Морган сколотил и возглавил собственную пиратскую шайку. Его храбрость и талант командующего позволили совершить самые дерзкие налеты в истории Берегового братства — нападения на испанские города Маракайбо и Панаму.

Морган отличался жестокостью даже по меркам пиратов Карибского моря, хотя сам флибустьером не был: он относился к каперам — пиратам, воюющим под флагом какого-либо государства (Морган плавал под флагом Англии). Флибустьеры же, ассоциирующиеся у нас с пиратством в его самом общем виде, действовали сами по себе, под «веселым Роджером». Правда, после Панамского похода Морган был арестован: пока он воевал, Англия и Испания заключили мир. Но когда его доставили в Лондон, королевский суд не решился его осудить, более того, удачливого пирата, как водилось тогда в Англии, отправили обратно уже в ранге вице-
губернатора Ямайки(!).

Нет доказательств, что именно от Жестокого Моргана ведет свое происхождение клан Морганов-Пьерпойн- тов. Но легенда не умирает, а кроме того, есть что-то очень схожее между Морганом-капером и Дж.П. Морганом, величайшим в финансово-промышленной династии. Так что версию о родстве удачливого пирата и преуспевающих бизнесменов можно считать верной — если не в генеалогическом плане, то хотя бы в переносном смысле.

Основатель династии

Джуниус С. Морган был добропорядочным джентльменом, воспитанным в строгом протестантском духе. Кропотливый труд старого Дж.С. Моргана стал основой для империи, которую возведет его сын. Хотя самого старого Моргана будет приводить в ужас та нагло-бесцеремонная манера, с которой дело поведет Морган-младший…

1854 год. Джуниус Спенсер Морган (1813 — 1890), сын торговца из Новой Анг
лии, становится партнером известного предпринимателя и филантропа Джорджа Пибоди (1795 — 1869) в компании Peabody, Morgan & Co. Она обслуживала британские вклады в экономику США и находилась в Лондоне.

1864 год. После ухода от дел Джорджа Пибоди Джуниус С. Морган вступает в единоличное владение компанией и переименовывает ее в J.S. Morgan & Co.

Великий приумножатель

Джон Пьерпойнт Морган (1837 — 1913) , «Наполеон Уолл-стрит». Самый выдающийся предприниматель США (а значит, и мира) конца XIX века, Морган стал олицетворением эпохи рубежа столетий, эпохи, когда изживший себя фритрейд (свободная торговля, за которую боролось не одно поколение в начале века) привел к трестированию экономики и складыванию колоссальных монополий. Но даже среди этих колоссов предприятия Дж.П. Моргана выделялись своим гигантизмом. С другой стороны, Морган был выдающимся покровителем искусства — например, главой музея «Метрополитен», собрал прекрасную библиотеку старинных рукописей и инкунабул*. Хранить библиотеку была приглашена Белль да Коста Грин, женщина, с детства посвятившая себя библиотечному делу и считавшаяся лучшим библиотекарем США. Как ни странно, этот волевой, образованный и умный человек содержал при себе астролога, отвечая на вопросы: «Чтобы стать миллионером, достаточно случая. Чтобы стать миллиардером, нужен хороший астролог».

Дж.П. Морган в детстве был болезненным мальчиком (как все Морганы, он страдал волчанкой, обезобразившей его лицо). Но проблемы со здоровьем только развили у него умение преодолевать препятствия. Он получил отличное образование в Европе (Геттингенский университет!), где научился ценить искусство. В 23 года стал главой нью-йоркского офиса фирмы своего отца…

1861 год. Джон Пьерпойнт Морган основывает J.P. Morgan & Co, компанию, изначально выполнявшую роль нью-йоркского офиса по продаже и распространению европейских ценных бумаг, гарантированных фирмой его отца, J.S. Morgan & Co — как мы помним, изначально фундамент империи Морганов находился в Лондоне. Позднее Дж.П. Морган перенесет его в США.

1861 — 1865 гг. Гражданская война в США. Отец и сын Морганы организуют военные поставки. Прибыли огромны, хотя кое-кто позволяет себе покритиковать Дж.П. Моргана за спекуляции золотом. Однако победа над Конфедерацией настолько важна, что все темные дела компании как-то сами собой забываются общественностью…

1870 год. В Европе начинается франко-прусская война. Морганы на исключительно выгодных условиях финансируют остро нуждающееся правительство Франции в размере $50 миллионов.

1871 год. После разгрома Франции пруссаками J.P.Morgan & Co поглощает французскую финансовую компанию Drexel, Harjes & Co, которая переименовывается в Morgan, Harjes & Co.

1891 год. Став после смерти Джуниуса Моргана главой обоих семейных предприятий, Морган впервые организует серию
слияний и поглощений (среди прочих поглотив Edison General Electric и Thomson-Houston Electric Company), итогом чего становится появление первого гигантского треста, принадлежавшего Моргану, — General Electric.

1892 год. Организованная Морганом компания New York, New Haven & Hartford RR после серии поглощений стала крупнейшим железнодорожным перевозчиком в Новой Англии. В сферу его влияния попали такие дороги, как Eire Railroads и Northern Pacific. К 1902 г. Морган контролировал свыше 8000 км железнодорожного полотна!

1895 год. Во время финансового кризиса в США Морган вносит в правительственный фонд 62 млн. долларов, стабилизируя курс национальной валюты. Разумеется, оговорив некоторые выгодные для себя условия…

1901 год. Пик промышленного трестирования «по-моргановски». Дж.П. повторяет историю с General Electric, с помощью поглощений создав стальной трест US Steel, ставший первой в США компанией с оборотом свыше $ 1 миллиарда. При создании US Steel Морган бесцеремонно отобрал бизнес у стального короля Эндрю Карнеги. В том же году Морган создал компании International Harvester (гигант в производстве сельскохозяйственных орудий) и International Merchant Marine (монополист в морских перевозках). Кстати, International Merchant Marine владела фирмой White Star Line, которая построила печально известный «Титаник». А сам Дж.П. мог оказаться в числе его пассажиров!..

1907 год. Президент США Теодор Рузвельт, яростный борец с «плохими трестами», но защитник «трестов хороших», в свое время занес бизнес Моргана в разряд «плохих». Но кризис 1907 г. заставил и его искать помощи у Моргана. Бизнес Дж. П. еще достаточно силен, чтобы не поддаться разукрупнению по антимонопольному законодательству.

1910 год. В партнерстве с англичанином Эдвардом Гренфеллом (1870 — 1941) основана инвестиционная компания Morgan, Grenfell & Co. Она заменяет J.S. Morgan & Co в роли британского представительства финансовой империи Моргана.

1912 год. Правительство США не оставляет попыток «прижать» бизнес Моргана. Престарелый Дж.П. вызван в комиссию Конгресса США, где его расспрашивают о разных аспектах деятельности созданных им монополий. Морган заявил конгрессменам: «Деньги — не главное, главное — характер. Если я не доверяю человеку, денег он от меня не получит ни за какие коврижки». Вскоре после этого «Наполеон Уолл-стрит» умирает во время путешествия в Рим, оставив дело наследнику.

«Бесцветный» наследник

Джон Пьерпойнт (Джек) Морган-младший (1867 — 1943). Наследник «великого Моргана». К сожалению, как это часто бывает, не запомнился ничем особенным. Да он и не мог запомниться — эпоха монополий, породившая Моргана-старшего, Рокфеллера, Форда и прочих великих предпринимателей, ушла в прошлое. В мире социального государства, антитрестового законодательства и «Нового курса» Франклина Рузвельта не было места таким, как Морган-старший. Во многом поэтому Морган-младший и не смог превзойти своего отца. Он был таким же любителем искусства и филантропом. Кроме прочего, в 1920 году он передал здание лондонского представительства J.P. Morgan & Co правительству США, которое разместило там посольство.

1913 год. Джон П. Морган умирает, и его сын Джон Пьерпойнт (Джек) Морган-младший (1867 — 1943) становится главой компании. Начинается строительство новой штаб-квартиры в стиле итальянского Возрождения по адресу 23, Уолл-Стрит. Джек Морган участвует в финансировании антигерманской коалиции, Антанты — он предоставляет огромные займы Франции и России, размещает их военные заказы.

1920 год. Итальянский анархист Марио Буда взрывает здание офиса Моргана на Уолл-стрит: 30 человек погибло, 200 было ранено. Требования анархистов — освобождение политических заключенных, Сакко и Ванцетти. Такие методы ничего не дали — невиновные Сакко и Ванцетти были казнены по ложному обвинению в 1927 г., присоединившись к 30 невинным жертвам теракта 1920 г.

1924 год. Джек Морган организует на базе частного собрания книг Библиотеку Джона Пьерпойнта, директором библиотеки стала Белль да Коста Грин.

1935 год. Изменения законодательства «Нового курса» президента Франклина Рузвельта вынуждают Моргана-младшего разукрупнить J.P. Morgan & Co. Закон Гласса-Стигола запрещает банкам заниматься инвестиционной деятельностью, за исключением операций с государственными и муниципальными облигациями. Джеку Моргану пришлось выделить соответствующее подразделение банка J.P. Morgan & Co в самостоятельную фирму Morgan Stanley Capital International, занявшуюся исключительно инвестиционной деятельностью. Это был один из первых громких вынужденных разделов американских корпораций в XX веке… Нельзя сказать, что это нанесло какой-то удар могуществу Морганов. Но после реформ «Нового курса» старый капитализм исчез как таковой. Поэтому 1935 г. можно считать своего рода концом династии — Морганы из королей превратились просто в очень богатых людей…