Способы защиты собственности

Способы защиты прав на недвижимое имущество

Способ защиты — это само требование (предмет иска). Согласно ст. 39, 131, 151, 173 ГПК РФ предмет иска определяет истец.

Конституционный суд РФ в Постановлении от 21 апреля 2003 г. № 6-П по делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, P.M. Скляновой и В.М. Ширяева указал следующее.

Гражданский кодекс Российской Федерации — в соответствии с вытекающими из Конституции Российской Федерации основными началами гражданского законодательства (п. 1 ст. 1 ГК РФ) — не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных, вещно-правовых, способов; граждане и юридические лица в силу ст. 9 ГК РФ вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению.

Согласно Гражданскому кодексу РФ лицо, полагающее, что его вещные права нарушены, имеет возможность обратиться в суд как с иском о признании соответствующей сделки недействительной (ст. 166—181), так и с иском об истребовании имущества из чужого незаконною владения (ст. 301—302).

Гражданским кодексом Российской Федерации предусмотрено, что собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (ст. 301). Согласно п. 1 ст. 302, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

По смыслу данных законоположений суд должен установить, что имущество выбыло из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, в силу указанных обстоятельств, а также что приобретатель приобрел имущество возмездно и что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение; при этом приобретатель не может быть признан добросовестным, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых ему было известно, и если такие притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными.

Когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке ст. 302 ГК РФ с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества, и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке ст. 167 ГК РФ должно быть отказано.

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным данным Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка); согласно ст. 167 ГК РФ она считается недействительной с момента совершения и не порождает тех юридических последствий, ради которых заключалась, в том числе перехода титула собственника к приобретателю; при этом, по общему правилу, применение последствий недействительности сделки в форме двусторонней реституции не ставится в зависимость от добросовестности сторон.

Вместе с тем из ст. 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения, следует, что на сделку, совершенную с нарушением закона, не распространяются общие положения о последствиях недействительности сделки, если сам закон предусматривает «иные последствия» такого нарушения.

Поскольку добросовестное приобретение в смысле ст. 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация).

Следовательно, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

Иное истолкование положений п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, т.е. требовать возврата полученного в натуре не только когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок. Тем самым нарушались бы вытекающие из Конституции Российской Федерации установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя.

Таким образом, содержащиеся в п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, — по их конституционно- правовому смыслу в нормативном единстве со ст. 166 и 302 ГК РФ — не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом, а потому не противоречат Конституции Российской Федерации.

Охарактеризованное выше правовое регулирование отвечает целям обеспечения стабильности гражданского оборота, прав и законных интересов всех его участников, а также защиты нравственных устоев общества, а потому не может рассматриваться как чрезмерное ограничение права собственника имущества, полученного добросовестным приобретателем, поскольку собственник обладает правом на его виндикацию у добросовестного приобретателя по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ст. 302 ГК Российской Федерации. Кроме того, собственник, утративший имущество, обладает иными предусмотренными гражданским законодательством средствами защиты своих прав.

Проанализируем судебную практику по применению ст. 167, 301, 302 ГК РФ.

Так, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в определении от 18 ноября 2008 г. № 67-В08-8 по делу по иску о применении последствий недействительности ничтожных сделок приватизации и купли-продажи, вселении, заключении договора социального найма жилого помещения указала следующее.

Судом установлено, что квартира, в отношении которой возник спор, была предоставлена на основании ордера от 9 сентября 1988 г. Машаровой Г.А. на семью из четырех человек, включая истца Машарова П.Г. Решением Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 26 ноября 2002 г. по иску Машаровой Г.А. с Машаровым П.Г. расторгнут договор социального найма квартиры, а 19 мая 2003 г. мэрия г. Новосибирска безвозмездно передала в собственность Машаровой Г.А. и Машарова А.П. спорную квартиру. Впоследствии в отношении данной квартиры были совершены две сделки купли-продажи: 9 августа 2004 г. Машарова Г.А. и Машаров А.П. продали квартиру Салисовой К.Л., а 2 ноября 2004 г. Салисова К.Л. продала квартиру Бодня А.В. и Бодня Е.И.

Также судом установлено, что постановлением президиума Новосибирского областного суда от 23 декабря 2005 г. решение Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 26 ноября 2002 г. отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд. Определением Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 16 марта 2006 г. иск Машаровой Г.А. к Машарову П.Г., МУ «Дирекция заказчика Октябрьского района г. Новосибирска» о расторжении договора социального найма с Машаровым П.Г., о снятии его с регистрационного учета оставлен без рассмотрения.

Разрешая спор по существу и удовлетворяя исковые требования Машарова П.Г., суд руководствовался требованиям ст. 167—168 ГК РФ и исходил из того, что в связи с отменой решения суда о расторжении с Машаровым П.Г. договора социального найма, его права на жилое помещение подлежат восстановлению, а договор безвозмездной передачи в собственность Машаровой Г.А. и Машарова А.П. спорной квартиры является ничтожной сделкой, так как в нарушение требований ст. 2 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» на приватизацию квартиры не было получено согласие Машарова П.Г. Поскольку недействителен договор приватизации спорной квартиры, то суд отнес к ничтожным и последующие сделки купли-продажи этой квартиры от 9 августа 2004 г. и от 2 ноября 2004 г. и применил к ним последствия недействительности ничтожной сделки, предусмотренные ст. 167 ГК РФ. В результате восстановлены права Машарова П.Г. на квартиру, куда он вселяется по договору социального найма, а с продавца квартиры Салисовой К.Л. в пользу Бодня А.В. и Бодня Е.И. в возмещение уплаченной стоимости квартиры взыскано 2 млн. 700 тыс. руб.

Между тем в надзорной жалобе заявители ссылаются на то, что в силу п. 3 ст. 10 ГК РФ при осуществлении гражданских прав разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

В суде первой инстанции ответчик Бодня А.В., не признавая иск, утверждал, что является добросовестным приобретателем квартиры.

Однако ни суд первой инстанции, ни суд кассационной инстанции не дали надлежащей оценки возражениям ответчика о добросовестности приобретения квартиры с учетом выявленного в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации «По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Мариничевой О.М., Немировской А.В., Скляновой З.А., Скляновой P.M. и Ширяева В.М.» от 21 апреля 2003 г. № 6-П конституционно-правового смысла положений и. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, ст. 168 ГК РФ и данного в нем истолкования норм ст. 302 ГК РФ.

Так в соответствии с п. 3.1 указанного Постановления Конституционного Суда РФ права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

В силу ст. 305 ГК РФ права, предусмотренные ст. 301—304 ГК РФ, принадлежат также и законному (титульному) владельцу имущества. Так как постановлением президиума Новосибирского областного суда отменено решение суда о расторжении договора социального найма квартиры с Машаровым П.Г., то его права как законного владельца имущества (т.е. спорной квартиры) восстановлены.

Судами при разрешении дела не было принято во внимание истолкование норм ст. 167 и 168 ГК РФ, примененных к отношениям сторон, содержащееся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. № 6-П. Как следствие, в предмет доказывания по делу не вошли обстоятельства, касающиеся добросовестности приобретения спорной квартиры ответчиками по договору купли-продажи, что является существенным нарушением норм процессуального права.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что выбор способа защиты прав на недвижимое имущество определяет истец. При этом в зависимости от обстоятельств, имеющих значение для дела, он вправе: предъявить виндикационный иск и просить истребовать имущество из чужого незаконного владения по правилам, установленным ст. 301 и 302 ГК РФ; предъявить иск о признании недействительной сделки по отчуждению недвижимого имущества и применить последствия недействительности по правилам, установленным ст. 167 ГК РФ; избрать иной способ защиты. Применение ст. 167 ГК РФ не свидетельствует о несоответствии Постановлению Конституционного Суда от 21 апреля 2003 г. № 6-П. В данном Постановлении указано на обстоятельства, при которых применяются правила, установленные ст. 167 ГК РФ, и обстоятельства, при которых применяются правила, предусмотренные ст. 301 и 302 ГК РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Данная статья предусматривает также в случае невозможности возвратить вещь в натуре — возмещение ее стоимости. Эта стоимость должна быть действительной.

Таким образом, при применении последствий недействительности, в случае, когда невозможно возвратить имущество в натуре, подлежит взысканию стоимость этого имущества в деньгах. Стоимость определяется в ценах на день разрешения спора с учетом износа и иных обстоятельств, ее определяющих (действительная стоимость).

В соответствии со ст. 302 ГК РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли (п. 1). Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях (п. 2). Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя (п. 3).

Анализируя указанную статью с учетом положений Конституционного Суда, изложенных в Постановлении от 21 апреля 2003 г. № 6-П, обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются:

  • обстоятельства приобретения имущества лицом, утверждающим о добросовестности;
  • полномочия лица, которое произвело отчуждение;
  • обстоятельства выбытия имущества из владения собственника;
  • правовой режим и вид объекта гражданских прав.

Положения ст. 302 ГК РФ подлежат применению, если будет установлено, что:

  • имущество приобретено возмездно (имело место встречное удовлетворение путем передачи денег, оказания услуг, выполнения работы и т.п.);
  • отчуждателем имущества являлось лицо, ненаделенное правом на отчуждение (продажу, мену, иное возмездное действие по отчуждению);
  • приобретатель не знал и не мог знать о том, что отчуждатель имущества не обладал правом на отчуждение;
  • имущество до отчуждения было утеряно собственником, или лицом, которому оно было передано во владение, либо имущество было похищено у собственника, иного законного владельца, либо выбыло из их владения любым иным путем помимо воли;
  • собственник не являлся отчуждателем имущества на возмездной (безвозмездной) основе и по доброй воле (всегда, в любом случае);

При таких обстоятельствах истребовать имущество нельзя, имеет место добросовестное приобретение.

В том случае, когда имущество приобретено безвозмездно у лица, не имеющего право на отчуждение, оно подлежит изъятию от приобретателя.

Деньги, ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Истцом по делу является предыдущий собственник или уполномоченное им лицо, действующее в его интересах, а ответчиком является последний приобретатель. Он может быть признан добросовестным приобретателем. Он собственник имущества на день предъявления иска и разрешения спора. Он может быть и иным законным владельцем. Например, по договору аренды прибрел право временно пользоваться имуществом.

Между этими двумя собственниками (обладателями иных прав) могут быть и иные законные владельцы, приобретавшие и производившие отчуждение этого имущества, в период до последнего приобретения. В таких случаях положения ст. 167 ГК РФ применению не подлежат.

Необходимо провести сравнительный анализ ст. 301 со ст. 302 ГК РФ, а также ст. 167 ГК РФ со ст. 301 и 302 ГК РФ.

Статья 301 ГК РФ наделяет собственника, иного законного владельца правом на истребование имущества из чужого незаконного владения и подлежит применению в случае, когда собственник, обладатель иного права не владеют имуществом, оно находится во владении, пользовании другого лица, не обладающего какими-либо правами на это имущество. При таком положении имущество подлежит изъятию от незаконного владельца. В отличие от ст. 302 ГК ПФ, фактический владелец имущества стал таковым без законных, договорных оснований, то есть незаконно владеет имуществом. Он становится таковым и в случае недействительности сделки, по которой приобрел право, а также по окончании срока договора (например, аренды, или договора безвозмездного пользования имуществом).

Статья 302 ГК РФ применяется в ситуации, когда фактический владелец имущества одновременно является и приобретателем этого имущества, добросовестным или недобросовестным. В любом случае, он — титульный владелец, приобрел право на имущество на возмездной, либо безвозмездной основе.

При применении ст. 301 ГК РФ имущество во всех случаях незаконного владения подлежит изъятию. При применении ст. 302 ГК РФ имущество не может быть изъято от добросовестного приобретателя, а в остальных случаях подлежит изъятию. В этом и есть различие между ст. 301 и 302 ГК РФ.

Общее состоит в следующем: не владеющее имуществом лицо является собственником, обладателем иного права, а фактический владелец является незаконным, не обладающим правом на имущество владельцем (ст. 301 ГК РФ), или обладающем правом на имущество: добросовестным или недобросовестным титульным владельцем (ст. 302 ГК РФ). Имущество выбыло из владения собственника, обладателя иного права на него без участия этого лица (ст. 301 и 302 ГК РФ), либо с участием этого лица безвозмездно или возмездно во временное пользование, на определенный срок (ст. 301 ГК РФ). Отчуждателем являлось неуполномоченное лицо (ст. 302 ГК РФ).

Теперь дадим сравнительный анализ ст. 167 ГК РФ со ст. 301 и 302 ГК РФ.

Статья 167 ГК РФ применяется в случаях, когда:

  • имущество выбыло из владения собственника, обладателя иного права исключительно по сделке, договору возмездным или безвозмездным, а при применении ст. 301 и 302 ГК РФ — имущество могло выбыть из владения и не по сделке, договору, а без оснований было изъято, либо утеряно, похищено;
  • отчуждателем имущества является собственник, иной законный владелец, а при применении ст. 302 ГК РФ собственник не является отчуждателем, при применении ст. 301 ГК РФ собственник может быть отчуждателем по договору, но срок действия договора истек;
  • сделка, договор являлись недействительными, а при применении ст. 302 ГК РФ могли быть действительными.

Статья 305 ГК РФ применяется в отношении иных законных владельцев.

Охрана права собственности

Понятие права собственности и его охраны

Как понятие право собственности в юридической литературе имеет множество определений. В большинстве случаев, его рассматривают с двух позиций: в объективном и субъективном смыслах.

Определение 1

В объективном смысле право собственности представляется как совокупность, закрепленных юридически, норм, которые охраняют и закрепляют принадлежность имущества определенным юридическим и физическим лицам, а также отражающих объем, содержание прав собственника, способы и пределы реализации данных прав.

Определение 2

В субъективном смысле под правом собственности подразумевают право владения, пользования, распоряжения собственником своим имуществом в границах, определенных законодательством.

Из изложенного выше, можно сделать вывод о двойственной природе понятия права собственности.

Определение 3

Охрана права собственности подразумевает применение средств правового воздействия для предотвращения их нарушения, а так же при их нарушении восстановления и возмещения причинённых убытков.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Охрана права собственности 460 руб.
  • Реферат Охрана права собственности 270 руб.
  • Контрольная работа Охрана права собственности 220 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Основные характеристики охраны права собственности

Согласно законодательству Российской Федерации охрана прав собственности осуществляют судебные и правоохранительные структуры. Право на охрану собственности распространяется на всех собственников в равной степени.

Охрана прав собственности имеет абсолютный характер, то есть право определенного лица на имущество соприкасается с обязанностями неограниченного количества субъектов правоотношений воздержания от его нарушения.

Нормы права собственности подчинены цели охраны интересов всего общества, стараясь при этом не ограничивать интересов отдельного гражданина. Собственник может самостоятельно принимать меры по защите и охране своего имущества.

Право собственности как базовое право нуждается в охране, первоначально она находила отражение в национальных правовых системах, но уже начиная со средневековья и установления дипломатических отношений между странами, в международно-правовых договоров отражались позиции защиты и охраны частной собственности со стороны государства. Наивысшее воплощение принципы охраны и неприкосновенности право собственности нашло в решениях Европейского суда о правам человека, в которых закреплено, что институт защиты права собственности распространяется на все объекты, несущие экономическую ценность, независимо от их материального или нематериального происхождения.

Способы охраны прав собственности

Когда право собственности подвергается нападения, встает вопрос об их охране и защите. В юридической литературе выделяют две основных группы способов нарушения права собственности.

  1. Собственника лишают права собственности. В данном случае собственник имеет право подать исковое заявление об изъятии своей вещи у другого лица. В контексте данного вопроса, важно различать понятия добросовестного и недобросовестного приобретателя. Если имущество истребуется у добросовестного приобретателя, то здесь возможны три ситуации.

    • Если субъект права собственности приобрел имущество у лица, которое не могло его отчуждать возмездно, о чем добросовестный приобретатель не знал, то собственник может истребовать данное имущество, при условии что потеря прав на имущество произошла помимо его воли.
    • Если добросовестный собственник получил эту вещь на безвозмездной основе, то собственник имеет право истребовать ее при любых сопутствующих обстоятельствах.
    • С ценными бумагами, денежными средствами дело обстоит иначе, их нельзя истребовать у добросовестного приобретателя.
  2. Собственника ограничивают в его правах на собственность. В этом случае собственник может подать исковое заявление об устранении препятствий, которые ему чинят другие лица, относительно его прав на имущество. А так же, собственник может взыскать все доходы, которые были получены во время незаконного использования имущества, и применить право «утраченной выгоды».

Замечание 1

Важно отметить, что субъект права, который не будучи собственником, владеет вещью на законных основаниях, имеет право защищать свои вещные права, теми же инструментами, что и собственник, даже от собственника имущества.

Неприкосновенность частной собственности: понятие, содержание, пределы

А. И. Василянская,

Адвокат, к.ю.н., г. Санкт-Петербург

Хотя Конституция РФ буквально не провозглашает неприкосновенность частной собственности, тем не менее, она является важным компонентом содержания конституционного права частной собственности .

Если у Вас есть вопросы о защите и неприкосновенности частной собственности, задайте их нам через онлайн-консультант или звоните: +7 (812) 648-00-88, мы с радостью Вам поможем. Консультация бесплатная!

Впервые в России на конституционном уровне неприкосновенность собственности была закреплена в Основных государственных законах 1906 года (ст. 35). В ст. 135 Конституции РСФСР 1937 г. священной и неприкосновенной основой советского строя объявлялась общественная, социалистическая собственность. В действующей Конституции 1993 г. содержится норма о том, что право частной собственности охраняется законом (ч. 1 ст. 35). О.Е. Кутафин квалифицирует данную норму «именно как неприкосновенность частной собственности» .

Современное понимание неприкосновенности частной собственности дается в трудах ученых, правовых позициях Конституционного Суда РФ. Так, Конституционного Суд, придерживаясь позиции неприкосновенности собственности, называет данную неприкосновенность принципом, выводя егоиз совокупности конституционно-правовых положений. В частности, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 1 апреля 2003 г. о проверке конституционности положения п. 2 ст. 7 Федерального закона «Об аудиторской деятельности» среди принципов правового регулирования в сфере экономики называется неприкосновенность собственности .

В других решениях Конституционного Суда неприкосновенность частной собственности (а, следовательно, и права частной собственности) признается в качестве одного из «основных начал гражданского законодательства» , «основных начал гражданского законодательства, имеющих конституционное значение» , «конституционного принципа», «конституционно-правового принципа» . Неприкосновенность частной собственности рассматривается Конституционным Судом и как «общеправовой принцип» .

Неприкосновенность частной собственности понимается как состояние защищенности от посягательств со стороны, установленный законодательством запрет совершать какие-либо действия вопреки воле собственника. Неприкосновенность выступает в качестве гарантии свободы личности, ее автономии, самоопределения. Она служит предпосылкой обеспечения иных прав и свобод человека и гражданина, так как без частной собственности общество не может ограничивать государственную власть, стремящуюся подавить личность. «Поэтому, — справедливо полагает В.В. Гошуляк, — сказать, что частная собственность охраняется законом, как это сформулировано в Конституции РФ, будет недостаточно. Важно отметить, что она является неприкосновенной» . В категории «неприкосновенность собственности» воплощается недопустимость неоправданного, незаконного вмешательства в осуществление права на частную собственность.

Необходимо выделять два аспекта неприкосновенности частной собственности – право на неприкосновенность собственности как возможность быть защищенным и неприкосновенность собственности как реальное, фактическое состояние охраняемого государством и обществом имущества собственника, которое проявляется в совокупности отношений, отражающих допустимые границы внешнего вмешательства. О.Е. Кутафин правильно писал, что право на неприкосновенность является правовой формой опосредования неприкосновенности. Это утверждение схоже с выводом В.А. Патюлина о том, что «… неприкосновенность как фактическое состояние выступает в единстве реальных общественных отношений и правовых форм, закрепляющих, выражающие те или иные ее стороны» .

Различение двух очень близких понятий «право на неприкосновенность частной собственности» и «неприкосновенность частной собственности» важно с точки зрения возможности их ограничения. Любое ограничение неприкосновенности частной собственности, как правомерное, так и неправомерное, есть ограничение права на неприкосновенность частной собственности. Человек может быть лишен возможности свободно располагать правомочиями собственника в отношении своего имущества, неприкосновенность его имущества как реальное состояние может быть ограничено, но при этом гарантируется право на защиту собственника от неправомерных посягательств.

В науке конституционного права и судебной практике Конституционного Суда предпринимаются попытки определитьнормативное содержание конституционного принципа неприкосновенности частной собственности.

Конституционный Суд в ряде своих постановлений пришел к выводу, что принцип неприкосновенности собственности включает в свое нормативное содержание конституционные гарантии обеспечения частным собственникам возможности свободного использования принадлежащего им имущества, стабильности отношений собственности, недопустимости произвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности .

Г.А. Гаджиев, основываясь на конституционном принципе, закрепленном в ч. 2 ст. 8 Конституции РФ, и вытекающей из него норме п. 4 ст. 212 ГК РФ, включает в нормативное содержание неприкосновенности частной собственности положение о том, что «права всех собственников защищаются равным образом» .

Представляется, что содержание конституционного принципа неприкосновенности частной собственности составляют: 1) невмешательство кого бы то ни было в осуществление права частной собственности; 2) охрана права частной собственности и ее объектов; 3) защита права частной собственности и ее объектов; 4) недопустимость произвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности. На каждый из этих элементов распространяется конституционный принцип равноправия.

Невмешательство кого бы то ни было в осуществление права частной собственности предполагает обязанность государства обеспечить состояние определенной автономии человека, его имущества от государства, общества и других людей посредством установления необходимых запретов, а также правового закрепления статуса человека как собственника.

Под охраной понимаются меры, осуществляемые государственными органами и общественными объединениями, направленные на предупреждение нарушений прав и обязанностей, на указание причин, их порождающих, устранение препятствий (не являющихся правонарушениями) и способствующие, таким образом, нормальному процессу реализации прав. Это определение в полной мере касается права частной собственности и ее объектов.

Защитаправа частной собственности и ее объектов представляет собой деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, направленную на восстановление нарушенного или оспариваемого права частной собственности. В правозащитной деятельности участвуют и негосударственные структуры.

Недопустимостьпроизвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности. Этот элемент неприкосновенности частной собственности наиболее привлекателен для исследователей. Понятие ограничения конституционных прав и свобод,установление и толкование целей, принципов, способов и пределов ограничений относится к наиболее трудным и спорным аспектам юридической системы .

Установление ограничений права на частную собственность обусловлено необходимостью гарантировать стабильность в отношениях частной собственности, а также обеспечить развитие отношений частной собственности в конституционно допустимых рамках. Согласно с ч. 3 ст. 55 Конституции, право частной собственности может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В юридической литературе нет единого мнения относительно понимания термина «ограничения» . Одни считают, что ограничение права собственности заключается в изъятии некоторых правомочий из его содержания . Другие утверждают, что правомочие, подлежащее ограничению, не исключается из содержания права собственности. Собственник может осуществлять ограниченное субъективное право лишь настолько, насколько это возможно при ограничении . Очевидно, вторая точка зрения более убедительна, поскольку ограничение права представляет собой определенные затруднения, стеснения, сдерживания в осуществлении права собственности. В.П. Камышанский справедливо полагает, что ограничения не исключают отдельные правомочия из содержания права собственности, а сужают возможности собственника в осуществлении субъективного права. Они внутренне присущи праву собственности и не могут выходить за его пределы . Вместе с тем полагаем, что автор исходил из триады правомочий собственника, закрепленной в ч. 2 ст. 35 Конституции — права владения, права пользования, права распоряжения. Однако среди ученых есть мнения о более широком перечне правомочий собственника, включающем, в частности правомочие управления , право устранения постороннего вмешательства и др. . На наш взгляд, эти дополняющие перечень правомочия по существу являются конкретизацией правомочий из «триады». Очевидно, именно эти конкретизирующие правомочия и могут оказаться исключенными, за счет чего сузится то или иное правомочие из «триады». А.В. Бесштанько рассуждает примерно так же, но называет в качестве способа ограничения права частной собственности «уменьшение вариантов осуществления его отдельных правомочий» .

Таким образом, ограничения права собственности не исключают возможность осуществления правомочий собственника, а допускают их при наличии определенных условий, которые необходимо соблюдать. Ограничение понуждает собственника терпеть определенные действия третьих лиц в сфере его юридического господства либо воздерживаться от определенных действий.

В литературе можно встретить мнение, что «изучение правовых ограничений собственности следует проводить в рамках конституционного права, которое определяет поле возможного поведения, внутри которого субъект права свободен, а изучение ограничений права собственности необходимо отнести к науке гражданского права» . Автор делает такой вывод из различения понятий «правовые ограничения» и «ограничения права», хотя дальше называет их «близкими понятиями» с «одной и той же юридической природой». Конечно, это родственные понятия. Ограничить субъективное право человека можно только правовыми ограничениями, т.е. установленными в законе. В противном случае это будут неконституционные ограничения. Непонятно, как можно ограничить собственность без ограничения самого права на эту собственность? И почему ограничения конституционного права на собственность находятся за пределами государственно-правовой науки? Ведь эти ограничения должны носить конституционный характер и констатировать этот факт – забота конституционалистов. В ч. 3 ст. 55 Конституции речь идет о возможности ограничения именно права и это, безусловно, конституционный аспект. Хотя регулироваться ограничения могут и другими отраслями права. В любом случае Конституция устанавливает критерии для ограничения субъективного права, которым должны следовать нормы различных отраслей права.

В.М. Малиновская формулирует понятие правомерного ограничения прав и свобод человека и гражданина, понимая под ним ограничение, которое устанавливается федеральным законом, имеет как постоянный, так и временный характер, отвечает принципам справедливости, соразмерности, законности, обусловлено объективными причинами, целью его является установление баланса интересовиндивидуумов и общества в целом . Безусловно, правомерное ограничение отличается от запретов совершения преступных действий и соответственно мер ответственности, устанавливаемых за нарушение соответствующих запретов. Правомерное ограничение направлено на ограничение позитивной, а не негативной деятельности.

В литературе ограничения характеризуются особой устойчивостью и стабильностью . На наш взгляд, ограничения права собственности носят эволютивный характер, т.е. их содержание может развиваться, корректироваться сообразно потребностям общества. Как справедливо полагает В.М. Малиновская, возможно «отказываться от ранее введенных правомерных ограничений, устанавливать новые ограничения» . Вместе с тем новые ограничения должны быть обусловлены пользой для общества, необходимостью прогрессивного развития.

Ограничение права на частную собственность необходимо отличать отумаления данного субъективного права, под которым обычнопонимается «необоснованное ограничение» объема или действия этого права по кругу лиц, во времени, сокращение гарантий или усечение механизмов их правовой защиты и т.п. .

Конституционный Суд, понимая, что достаточно общие формулировки Конституции об условиях ограничения прав и свобод таят опасность их неоправданно широкого толкования на практике и установления чрезмерных ограничений, предпринял усилия, чтобы поставить барьеры законодательному произволу. Опираясь на практику Европейского Суда по правам человека, Конституционный Суд РФ выработал такие критерии ограничения законом основных прав, как: 1) необходимость, пропорциональность, соразмерность ограничений конституционно признаваемым целям; 2) справедливость и адекватность ограничений; 3) сохранение существа и реального содержания права .

Конституционный Суд указал, что права человека могут «подвергаться только тем ограничениям, которые установлены законом и необходимы для обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц, для охраны государственной (национальной) безопасности, территориальной целостности, публичного (общественного) порядка, предотвращения преступления, защиты здоровья или нравственности населения (добрых нравов), удовлетворения справедливых требований морали и общего благосостояния в демократическом обществе (п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п. 3 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п. 3 ст. 2 Протокола № 4 к ней)» .

Таким образом, если ограничения вводятся не ради этих целей, они меняет свою природу, превращаясь из допустимых ограничений в неконституционное «умаление» права. Ученые справедливо выделяют факторы, стимулирующие введение ограничений, среди которых: возрастающая социальная, политическая, межэтническая напряженность как в российском обществе, так и мировом сообществе; резко обострившаяся проблема терроризма, имеющая транснациональный характер и угрожающая стабильности в мире; участившиеся случаи чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера .

Итак, наука и судебная практика в качестве критериев ограничения права на собственность как одного из конституционных прав называют следующие условия: 1) наличие реального или возможного вреда государственным и общественным интересам; 2) невозможность защиты иных прав и законных интересов другими способами; 3) соразмерность ограничений; 4) причинение меньшего вреда по сравнению с предотвращаемым вредом; 5) не персонифицированный характер ограничений; 6) четкость и недвусмысленность формулировок ограничений.

Если вас заинтересовала статья, либо если у вас есть вопросы к автору или вы хотите, чтобы чтобы мы вас представляли в судах, Вы можете связаться с нами info@lawforyou.ru более подробная информация о нас.

Если у Вас есть вопросы о защите и неприкосновенности частной собственности, задайте их нам через онлайн-консультант или звоните: +7 (812) 648-00-88, мы с радостью Вам поможем. Консультация бесплатная!

Кутафин О.Е. Неприкосновенность в конституционном праве Российской Федерации. М.: Юрист, 2004. С. 245.

См.: Кутафин О.Е. Указ. соч. С. 245.

Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. № 3. С. 43.

Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2008 г. № 9-П по делу о проверке конституционности положений статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.В. Костылева // Собрание законодательства РФ. 2008. № 30 (ч. 2). Ст. 3695.

Постановление Конституционного Суда РФ от 30 января 2009 г. № 1-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 2, 3 и 4 статьи 13 и абзаца второго пункта 1.1 статьи 14 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» в связи с жалобой гражданки Л.Г. Погодиной // Собрание законодательства РФ. 2009. № 7. Ст. 889.

Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. № 681-О-П по жалобам граждан Ю.Ю. Колодкина и Ю.Н. Шадеева на нарушение их конституционных прав положениями статьи 84.8 Федерального закона «Об акционерных обществах» во взаимосвязи с частью 5 статьи 7 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2007. № 46. Ст. 5643.

Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. № 3-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы // Собрание законодательства РФ. 2004. № 9. ст. 830.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 6 июня 2000 г. № 9-П по делу о проверке конституционности положения абзаца третьего пункта 2 статьи 77 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Тверская прядильная фабрика» // Собрание законодательства РФ. 2000. № 24. Ст. 2658.

Гошуляк В.В. Институт собственности в конституционном праве России. М., 2003. С. 72.

Там же.

Гаджиев Г.А. Конституционные основы современного права собственности // Журнал российского права. 2006. № 12.

См.: Конституционный статус личности в СССР. М., 1980. С. 202-203.

См.: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 208 — 209.

См.: Камышанский В.П. Пределы и ограничения права собственности. Волгоград, 2000. С. 69 — 70.

Камышанский В.П. Конституционные ограничения права собственности // Правовые вопросы недвижимости. 2004. № 2.

Hess T. Ist «Nutzungseigentum» noch Eigentum? Inaug. Diss. Marburg, 1976. S. 146.

См., напр.: Уильям Бернам. Правовая система Соединенных Штатов Америки. М.: Новая юстиция, 2006. С. 747.

Honore A. M. Ownership. In. Oxford Essays in Jurisprudence. Oxford , 1961. P. 107-147.

Прозоров И.В. Указ. соч. С. 20-21.

См., например: Комментарий к Конституции РФ / Под ред. В.Д. Карповича. М., 2002. С. 380.

Основным критерием при оценке справедливости ограничений права собственности являются не индивидуальные интересы собственника, а надлежащий баланс его (собственника) и публичных интересов. Данная позиция была неоднократно подтверждена Европейским Судом по правам человека. Из выработанных Европейским Судом подходов исходит и Конституционный Суд РФ. Вместе с тем нам еще предстоит найти оптимальный баланс между тенденциями капитализации постсоциалистической собственности и социализации капитала, явившегося результатом периода его первоначального (в том числе криминального) накопления. В России актуальной является проблема поиска оптимального сочетания свободы личной инициативы, частной собственности и предпринимательства, с одной стороны, и социальной справедливости, гарантирования определенного минимума социальных благ всем членам общества — с другой. См. об этом: Бондарь Н.С. Местное самоуправление и конституционное правосудие: конституционализация муниципальной демократии в России. М.: Норма, 2008. С. 150.

О недопустимости искажения существа конституционных прав человека и введения таких ограничений, которые не согласовывались бы с конституционно значимыми целями, см. напр.: По делу о проверке конституционности отдельных положений частей первой и второй статьи 118 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой Шенгелая Зазы Ревазовича: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26.12.2003г. № 20-П // Российская газета. 2004. 14 января; По делу о проверке части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27.06.2001г. № 11-П // Российская газета. 2001. 4 июля.

Определение Конституционного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. № 519-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голубка Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

К вопросу о содержательном наполнении конституционного права частной собственности
Право частной собственности граждан и индивидуальных предпринимателей в свете современного законодательства
Публикации

Система способов защиты права собственности

В связи с тем, что защита права собственности является составной частью защиты гражданских прав в целом, то способы защиты права собственности можно разделить на общие и специальные.

Так, к общим способам защиты права собственности, которые используются для защиты всех гражданских прав, можно отнести:

  • признание права;
  • публично-правовые способы защиты (неприменение судом акта органа публичной власти или признание его недействительным);
  • самозащита прав (направлена на беспрепятственное осуществление права собственности и на пресечение нарушений права собственности и является средством защиты субъективного права собственности).

Вместе с тем, для целей защиты права собственности применяются и специальные способы защиты вещно-правового и обязательственно-правового характера. Указанное деление способов защиты права собственности уходит корнями в деление исков на вещные (actiones in rem) и обязательственные (actiones in personam) в римском праве.

Право собственности представляет собой абсолютное вещное право, в связи с чем, вещно-правовые способы защиты права собственности характеризуются следующими особенностями:

  • направленность непосредственно на защиту интересов субъектов наиболее полного абсолютного права – права собственности;
  • отсутствие связи с обязательствами;
  • имеют целью восстановить владение, пользование и распоряжение собственника принадлежащей ему вещью либо устранить препятствия в осуществлении указанных правомочий;
  • возможность предъявления одного из вещно-правовых исков только собственником имущества и в целях защиты права собственности лишь на индивидуально-определенную вещь;
  • указанная индивидуально-определённая вещь должна сохраняться в натуре, так как в противном случае речь может идти исключительно о компенсации убытков, которая является обязательственно-правовым способом защиты.

Так, к вещно-правовым способам защиты права собственности относятся виндикационный иск, который заключается в истребовании вещи из чужого незаконного владения (иск не владеющего собственника к незаконно владеющему несобственнику) и негаторный иск, представляющий собой требование об устранении препятствий для собственника в осуществлении своих правомочий и не связан с прекращением владения собственником своей вещью (иск владеющего собственника к невладеющему несобственнику).

Вместе с тем, право собственности может быть нарушено не только напрямую, но и косвенным образом в процессе осуществления гражданско-правового оборота, когда находящаяся в собственности вещь становится предметом обязательства. Именно в данном случае собственник, который также является стороной обязательственных правоотношений и чье право нарушено (чаще всего) контрагентом, прибегает к использованию обязательственно-правовых способов защиты нарушенного права собственности.

К числу обязательственно-правовых способов защиты права относят иски из договорных и иных обязательств, а также иски, направленные на признание недействительными сделок, нарушающих вещные права (или на применение последствий их недействительности).

Как представляется, ключевым отличием вещно-правовых способов защиты права от обязательственно-правовых является то, что в их основе лежит субъективное право собственности, и правомочие на его защиту имеет своей целью исключительно восстановление господства собственника над принадлежащей ему индивидуально-определённой вещью. В то же время обязательственно-правовые способы защиты нарушенного права собственности направлены на присуждение другой стороны обязательства (нарушителя) к определённому поведению. Именно по этой причине глава 20 ГК РФ «Защита права собственности и других вещных прав» говорит не обо всех средствах защиты, а исключительно о тех, которые позволяют реализовать компенсационную функцию гражданского права именно в правоотношениях собственности, но не обязательственных правоотношениях.

Именно в связи с изложенными противоречиями в системе способов защиты права собственности в теории и на практике возникает проблема так называемой «конкуренции исков».

Стоит отметить, что истоки данной проблемы лежат в римском праве, которым в гражданское право была введена формула «вещному праву соответствует вещный иск, обязательственному праву – обязательственный иск». Указанное чёткое разграничение стало для многих исследователей основой тезиса о том, что вещные права могут защищаться исключительно вещно-правовыми способами защиты.

В связи с тем, что российской гражданское право не предполагает возможности выбора иска и не знает института конкуренции исков, вопрос на практике решается довольно однозначно: наличие обязательственных правоотношений между субъектами является непреодолимым препятствием для представления вещного иска.

Стоит отметить, что, несмотря на то, что взаимоисключающая природа вещных и обязательственных исков хоть и исходит из римской традиции, но преимущество обязательственного над вещным к ней не относится. Более того, как в дореволюционном, так и зарубежном праве преимущество вещного права над обязательственным считается одним из неотъемлемых признаков вещного права.

В процессе развития российского гражданского законодательства принцип приоритета вещного права утратил своё значение и цивилистами высказывались предложения по его внедрению в ГК РФ, которые так и остались существовать на уровне концепции развития гражданского законодательства. Думается, что в связи с тем, что право собственности является и всегда будет являться основой договорных отношений, о чём в свое время писал ещё Г. Ф. Шершеневич, принцип приоритета вещного права действительно является предпочтительным для развитого гражданского правопорядка.

Однако принцип приоритета обязательственного способа защиты на вещно-правовым прочно закрепился в судебной практике. Он был впервые установлен в пункте 23 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» и впоследствии закреплён в пункте 3 ныне действующего Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Тем не менее, в теории существует иная точка зрения, в соответствии с которой допускается конкуренция вещно-правовых и обязательственно-правовых исков для целей защиты права собственности. Представители данной точки зрения считают, что гражданское законодательство не ограничивает граждан в выборе способов защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных вещно-правовых способов, и в силу общих принципов гражданского права, в частности, принципа диспозитивности, собственники вправе осуществлять этот выбор по своему усмотрению. Вместе с тем, как представляется, использование вещно-правовых способов защиты в рамках обязательственных правоотношений в рамках существующего гражданского законодательства будет противоречить существу защищаемого права и выходить за пределы предоставленных гражданским законодательством правомочий.

Римское право: Учебник / И. Б. Новицкий. М.: Высшее образование; Юрайт-Издат, 2009.

Суханов

Рыбаков В.А., Мечетина Т.А. О правовом отношении собственности и квалификации вещно-правовых способов защиты права собственности // СПС «Консультант Плюс»

Концепция развития законодательства о вещном праве: Проект // Вестник ВАС РФ. 2009. № 4

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права.